Название книги в оригинале: Хауэлл Ханна. Судьба горца

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Хауэлл Ханна » Судьба горца.



убрать рекламу



Читать онлайн Судьба горца. Хауэлл Ханна.

Ханна Хауэлл

Судьба горца

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Шотландия, весна 1430

- Юный Эрик пропал.

Балфур Мюррей, лэрд Донкойла, оторвался от превосходного оленьего рагу, которым до этого наслаждался, и хмуро взглянул на начальника своего войска. Сейчас обладающий крепким телосложением Джеймс выглядел грязным, изнуренным и бледным от тревоги, а он не стал бы волноваться по пустякам, и Балфур, забыв про еду, почувствовал, как сердце сжимается от беспокойства.

- Что значит - пропал? – рявкнул он, сделав большой глоток крепкого красного вина.

Тяжело сглотнув, Джеймс медленно подался вперед, шурша свежим камышом, устилающим пол главного зала.

- Парня похитили, - признался он, со стыдом и опаской взирая на высокого мрачного лэрда. - Мы были на охоте, когда нас окружила примерно дюжина всадников. Колин и Томас убиты, Господь, упокой их храбрые души, но успели забрать с собой четверых. Я велел Эрику бежать туда, где виднелась брешь в ряду наших врагов. Мы вдвоём поскакали сквозь нее, но лошадь парня споткнулась. Эрика схватили прежде, чем я смог ему помочь, и увезли. Преследовать их было бесполезно, поэтому я поспешил вернуться сюда.

- Кто похитил мальчика? – потребовал ответа Балфур, отдав приказ юному пажу привести Найджела.

- Люди Битона.

Балфур давно знал, что сэр Уильям Битон имеет на него зуб. Долгие годы лэрд Дублинна был для Мюррея как бельмо на глазу. И тем не менее Балфур оказался потрясен тем, что этот человек осмелился похитить его младшего брата. Эрик был плодом мимолетной связи отца Балфура с одной из последних жен Битона. Лэрд Дублинна безжалостно бросил беззащитного младенца умирать на холме. Чистая случайность, что Джеймс возвращался с охоты этой дорогой. Крошечный Эрик был завернут в ткань цветов Битона, и Мюррею не составило труда догадаться, чей это ребенок. То, что Битон смог оставить беззащитное дитя умирать, потрясло всех Мюрреев. Они пришли в ярость от подобной жестокости. Битоны всегда вызывали их недовольство, но именно в тот момент они стали врагами. Балфур знал, как глубока ненависть отца к сэру Ульяму, ненависть, возросшая многократно, когда внезапно при подозрительных обстоятельствах погибла женщина, которую он любил. После этого началась жестокая и кровавая вражда. Балфур надеялся, что со смертью отца наступит некоторое перемирие, но лэрд Дублинна и не думал о мире.

- Зачем Битону Эрик? – внезапно встревожился Балфур, с такой силой сжав серебряный кубок, что богатая резьба врезалась в ладонь. – Думаешь, он хочет убить мальчика? Завершить то, что не удалось много лет назад?

- Нет, - подумав немного, хмуро ответил Джеймс. – Задумай Битон убить мальчугана, его псы просто прирезали бы Эрика, а не забирали с собой. Они действовали по плану. Это было вовсе не так, как если бы несколько Битонов повстречали Мюрреев и решили, что выпал подходящий случай перебить их. Они ждали нас, ждали Эрика.

- Это говорит о том, что наша стража стала поразительно беспечна, и только. А, Найджел, - пробормотал Балфур, когда в главный зал вошел его младший брат. – Хорошо, что тебя так быстро нашли.

- Парень, которого ты послал за мной, лепетал что-то, будто Эрика похитили. – Найджел присел на скамью рядом с Балфуром и налил себе вина.

Балфур поразился, как Найджелу удается оставаться таким спокойным. Но вскоре он заметил, что брат, как и он сам, сжимал кубок с такой силой, что побелели костяшки пальцев. А от тех переживаний, что таились во взгляде, его янтарные глаза потемнели, став почти такими же темно-карими, как и у старшего брата. Балфур подумал, что никогда не перестанет поражаться, как безупречно Найджелу удается скрывать душевное волнение. В нескольких словах Балфур поведал то, что было ему известно, и с нетерпением ждал, пока Найджел закончит потягивать вино и что-нибудь скажет.

- Битону нужен сын, - наконец заговорил Найджел, и лишь холод в глубоком голосе выдавал его ярость.

- Он вышвырнул Эрика много лет назад, - возразил Балфур, сделав Джеймсу знак подойти и сесть рядом.

- Да, он полагал, что у него еще будет сын. И ошибался. Битон наплодил дочерей по всей Шотландии как с женами, так и с любовницами, шлюхами и просто несчастными девушками, на свою беду попавшимися ему на пути.

Медленно кивнув, Джеймс запустил пальцы в гриву темных седеющих волос.

- Я слыхал, он нездоров.

- Да старик одной ногой в могиле, - протянул Найджел. – Все его родичи, враги и ближайшие соседи стервятниками кружат над ним. Наследник еще не объявлен. Возможно, Битон боится, что тот, на кого падет выбор, поможет ему отправиться на тот свет. Волки воют у его ворот, предвещая смерть, а он отчаянно сопротивляется.

- Оставив Эрика умирать на холме, он показал всему миру и своей жене, что не верит, будто ребенок от него, - заметил Балфур.

- Эрик больше похож на свою мать, чем на одного из Мюрреев. Битон мог бы признать его. Да, некоторые поверили ему, но что они могли сделать, ведь парня родила законная жена лэрда. Битон во всеуслышание заявлял, что наш отец наставил ему рога. Но чтобы забыть об этом достаточно было простой сказочки о приступе слепой ревности. У лэрда Дублинна случаются вспышки безумного гнева, и все это знают. Можно подозревать, что Эрик зачат не от него, но никто не усомнится, что взбешенный Битон мог бы обречь на смерть даже собственного ребенка.

Выругавшись, Балфур вцепился в свои густые каштановые волосы.

- Так значит, ублюдок решил натравить своих врагов на Эрика.

- Доказательств нет, но да, думаю, так и есть.

- Если сложить воедино все, что я знаю о Битоне, с тем, что я только что услышал, это становится слишком похоже на правду. Эрик слишком мал, чтобы выжить в этом змеином гнезде. Он в безопасности только пока Битон жив, и люди боятся его ослушаться, но стоит ему потерять силу, необходимую для того, чтобы держать людей в страхе, либо умереть, и, думаю, Эрику недолго останется жить.

- Нет, скорее всего, он даже не успеет увидеть, как закопают ублюдка. Мы не можем бросить его там. Он - Мюррей.

- Я и не думал оставлять его Битонам, хотя у него столько же прав на то малое, что останется после старого лэрда, как и у любого из них. Я лишь размышлял, сколько времени у нас осталось, чтобы вырвать Эрика из их цепких лап.

- Может быть, дни, может, месяцы, а возможно, даже годы.

- Или всего несколько часов, - произнес Балфур, мрачно усмехнувшись, когда Найджел, соглашаясь, пожал плечами.

- Мы должны немедленно отправиться в Дублинн, - сказал Джеймс.

- Да, пожалуй, ты прав, - согласился Балфур.

Он выругался и сделал несколько больших глотков вина, пытаясь успокоиться. Будет битва. Погибнет много храбрых воинов. Скорбящие женщины, дети, потерявшие отцов - Балфур не мог этого вынести. Он не страшился боя. Защищая свой дом, церковь или короля, он бы первым схватился за оружие. Но ему не по нраву были бесконечные кровопролитные междоусобицы. Много Мюрреев погибло из-за того, что его отец любил жену другого лэрда и делил с ней ложе. Теперь они будут умирать, пытаясь спасти плод той запретной любви. И хотя Балфур любил брата, и считал, что мальчик стоит того, чтобы за него бороться, он не желал продолжать долгую вражду, которую вообще не следовало начинать.

- Отправимся утром, на рассвете, - решил лэрд. – Джеймс, подготовь людей.

- Победа будет нашей, Балфур, мы вернем Эрика, - заверил брата Найджел, как только Джеймс покинул большой зал.

Балфур пристально вглядывался в лицо брата, гадая, действительно ли Найджел испытывает ту уверенность, которую излучает. Найджел был во многом похож на него, но и различий у них имелось достаточно, чтобы он оставался загадкой. Младшему брату лэрда достался как более легкий нрав, так и менее мрачный вид. Для Балфура не было секрета в том, что Найджел пользуется большим успехом у дам, благодаря льстивым речам и обходительным манерам, которых недоставало ему самому. К тому же, брату посчастливилось иметь приятную внешность. Балфур же, разглядывая себя в зеркале, часто задавался вопросом, как в человеке все может быть таким темным: темные волосы, карие глаза, смуглая кожа. Порой он ощущал острый укол зависти к Найджелу, особенно когда леди вздыхали по густым рыжеватым волосам, янтарным глазам и золотистой коже младшего брата. Теперь, как случалось уже много раз, Балфур всем сердцем желал бы разделить уверенность Найджела по поводу предстоящей битвы. Однако сам он чувствовал, что они шли навстречу смерти и к тому же могли погубить Эрика. Балфур решил, что постарается придерживаться чего-то среднего между этими двумя мнениями.

- Если Бог на нашей стороне, мы победим, - наконец проговорил Балфур.

- В спасении такого милого парня, как Эрик, от такого ублюдка, как Битон, Господь не может оставить нас своими милостями, - криво улыбнулся Найджел. – Хотя если бы Господу действительно было до нас дело, Он бы уже давно удавил эту гадюку.

- Возможно, Он решил, что Битон вполне заслуживает той медленной и мучительной смерти, какой теперь умирает.

- Мы увидим, как этот человек подохнет в одиночестве.

- Все, что ты говорил о намерениях Битона, не лишено смысла, но все же он должен был совсем выжить из ума, чтобы надеяться, что это сработает. Да, он может заставить других поверить в то, что Эрик – его сын, или по крайней мере держать свои сомнения при себе. Но, строя свои козни, он не подумал о нашем малыше Эр

убрать рекламу



ике. Хоть паренек худощав и обладает мягким нравом, но он не слабак, и не глупец. У Битона ничего не выйдет, если Эрик не будет делать то, что ему велено. И как только представится возможность, парень сбежит из этого сумасшедшего дома.

- Верно, но чтобы удержать такого тощего паренька, много не нужно, - вздохнул Найджел и потер подбородок, словно пытаясь вновь справиться с чувствами. – К тому же нам с тобой известно: есть много способов затуманить человеку разум. Взрослых мужчин, сильных, закаленных в боях воинов, заставляли признаться в преступлениях, которых они не совершали. Эти признания, сорванные с их губ, стоили им жизни, обрекая на смерть, которую не назовешь быстрой или достойной. Да, Эрик силен духом и умен, но он всего лишь худой мальчишка.

- И он один, - тихо проговорил Балфур, стараясь не поддаться порыву немедленно скакать в Дублинн с мечом в руке и боевым кличем на устах, чтобы насадить голову Битона на копье. – Неважно, победим мы завтра или проиграем, но мальчик хотя бы будет знать, что не одинок, что его клан сражается за него.

Рассвет явился, окутанный серым и холодным туманом. Стоя во дворе замка Донкойл, Балфур внимательно наблюдал за столпившимися людьми, пытаясь отогнать мрачные мысли о том, что кому-то из них не суждено вернуться из этого сражения. Даже если бы Эрик не был так горячо любим всеми обитателями Донкойла, все равно их долг требовал освободить его из рук врагов. Балфур лишь мечтал, чтобы можно было обойтись без кровопролития.

- Пора, брат! – тихо произнес Найджел, подведя к Балфуру их лошадей. – Ты должен выглядеть так, словно жаждешь крови Битона и в душе нисколько не сомневаешься в победе.

Балфур лениво похлопал своего боевого коня по сильной шее.

- Знаю, и как только мы окажемся в седле, ты не увидишь ни малейшего проблеска сомнения. Но я молил Господа о мирных временах, чтобы мы могли залечить раны, восстановить силы и возделать наши земли. Эта земля плодородна, но нам никогда не удается собрать весь урожай. Либо мы бросаем все и несемся в бой, либо наши враги уничтожают посевы, и нам приходится начинать заново. Я так устал от этого.

- Понимаю, меня это тоже печалит. Но в этот раз мы сражаемся за жизнь Эрика. А может, даже за его душу. Думай только об этом.

- Ты прав. Этого более чем достаточно, чтобы я ощутил жажду крови и повел людей в бой.

Он вскочил в седло, придержал лошадь, пока Найджел садился на своего коня, и начал выводить людей со двора.

Балфур последовал совету Найджела и в пути думал лишь о своем маленьком ласковом брате. Вскоре ему уже не терпелось скрестить мечи с Битонами. Давно пора покончить с их лэрдом и его злодеяниями.

Найджел упал с коня - одна стрела торчала у него в груди, другая вонзилась в правую ногу. Балфур проревел ужасное проклятье, страх и ярость сделали его глубокий голос еще громче. Он спешился и, расталкивая своих воинов, бросился к Найджелу. Балфур припал к груди брата, не заботясь о том, что стал уязвим под смертоносным дождем стрел, летящих со стен Дублинна, и тут же заметил, что Найджел еще дышит.

- Хвала Создателю, - выдохнул Балфур и сделал знак двоим поднять Найджела.

- Нет, мы не должны отступать только из-за того, что меня ранили, - протестовал Найджел, когда его с величайшей осторожностью уносили в безопасное место. – Ты не можешь допустить, чтобы этот ублюдок победил.

Отдав людям приказ приготовить для Найджела носилки, Балфур перевел взгляд на брата:

- Он выиграл битву ещё до того, как мы выстроились на этом проклятом поле. Старик знал, что мы придем за Эриком, и был к этому готов. – Балфур схватил бледного оруженосца, выдернув его из кучки других юнцов, суетившихся возле лошадей. – Давай сигнал к отступлению, парень. Нужно убираться с этой земли, пока нас всех в ней не закопали.

Как только мальчик убежал исполнять приказ, Найджел громко выругался:

- Пусть глаза этого ублюдка сгниют прямо на лице!

- У поражения и в самом деле горький вкус, - произнес Балфур, опускаясь на колени рядом с братом. – Нам не удастся победить в этом сражении. Мы можем только погибнуть здесь. А этим мы Эрика не спасем. Дублинн оказался неприступнее, чем мне запомнилось. Я был к этому не готов. Мы должны отступить, зализать раны и придумать другой способ вытащить братишку из лап Битона. Эй, парни! – окликнул он двух самых крепких из кучки перепуганных оруженосцев. – Идите сюда и крепко держите Найджела, пока я буду вытаскивать стрелы.

Как только мальчики крепко ухватились за Найджела, встав по обе стороны от него, Балфур принялся за работу. Когда он вытащил первую стрелу, Найджел вскрикнул и потерял сознание. Балфур знал, что не в его силах избавить брата от боли, но попытался как можно быстрее убрать вторую стрелу. Он разорвал свою рубашку на лоскуты, чтобы перевязать раны, поморщившись при виде грязи на ткани. К тому времени, как Балфур уложил Найджела на носилки, его люди уже отступили с поля боя, и он, не теряя времени, последовал за ними.

Поражение тяжелым камнем легло на сердце, но Балфур заставил себя смириться . Как только они вступили на земли Дублинна, он почувствовал, что совершает ошибку. Но его люди бросились в наступление раньше, чем он успел их остановить. Вскоре они убедились, что стены Дублинна неприступны. Балфур был и опечален, и взбешен тем, что его люди были убиты или ранены прежде, чем он смог уберечь их от этого. Ему оставалось лишь надеяться, что за эту ошибку не придется расплачиваться слишком дорогой ценой. По пути в Донкойл в числе тщательно отобранного отряда, прикрывающего отступление, Балфур молился, чтобы удалось придумать какой-то способ освободить Эрика, не проливая больше крови, или, по крайней мере, не так много, как впитало в себя поле перед Дублинном в этот злополучный день. А глядя на медленно приходящего в себя Найджела, он молился еще и о том, чтобы спасение одного брата не стоило жизни другому.

Ужасные звуки сражения безжалостно нарушили покой и тишину необычайно теплого весеннего утра. Направлявшаяся в сторону Дублинна Мэлди Киркэлди выругалась и замедлила решительный шаг. Она отправилась в путь после смерти матери, три долгих месяца назад. Когда укрытое саваном тело матушки обрело последнее пристанище, Мэлди поклялась, что заставит лэрда Дублинна дорого заплатить за все зло, что он им причинил. Она была готова ко всему: ненастью, отсутствию крова и еды. Но у неё и в мыслях не было, что на пути может оказаться поле боя.

Мэлди присела на край проложенной повозками глубокой колеи и бросила хмурый взгляд в сторону Дублинна. На мгновение она задумалась о том, чтобы подойти поближе. Было бы полезно узнать, который из соседних кланов решил уничтожить Битона. Но Мэлди тут же отказалась от этой заманчивой идеи: небезопасно подходить слишком близко к полю боя, особенно если ни одна из сторон тебя не знает. Даже те, кто следовал за членами своего клана, знакомые и другу, и врагу, рисковали жизнью, находясь слишком близко к месту сражения.

«Впрочем, с врагами Битона можно встретиться и позже», - рассудила она. Ей всего лишь нужно убедить недруга Битона в том, что она их союзник, да к тому же еще и полезный.

Лениво водя палочкой по грязи, Мэлди покачала головой и рассмеялась собственной глупости.

«И конечно же, любому знатному рыцарю просто не терпится объявить малышку Мэлди Киркэлди собратом по оружию».

Быстро осмотревшись по сторонам, чтобы убедиться, что поблизости никого нет, Мэлди запустила пальцы в густую копну непослушных волос и мысленно обругала себя. Несмотря на то, что она была худенькой и невысокого роста, девушка перенесла три месяца скитаний по незнакомым местам. Было бы безумием потерять осторожность, до сих пор спасавшую ей жизнь, особенно теперь, когда она была так близка к исполнению своей клятвы. Никогда еще она не проводила столько времени в одиночестве. Единственным её спутником была мысль о мести, и это явно начинало сказываться на её способности здраво мыслить. Мэлди понимала, что теперь ей нужно быть еще осторожнее, чем раньше. Теперь, когда она была так близка к отмщению, о котором умоляла мать, было бы слишком горько потерпеть поражение.

Звуки битвы стали затихать, и девушка, насторожившись, медленно поднялась на ноги. Чутье подсказывало ей, что сражение близится к концу. На дороге, где она стояла, отчетливо виднелись следы, оставленные проходившим по ней войском. И скоро они вернутся этой дорогой назад, окрыленные победой либо сломленные поражением. Как бы то ни было, ей могла грозить опасность. Отряхивая пыль с изрядно залатанной юбки, Мэлди попятилась к густым раскидистым кустам и погнувшимся от ветра деревьям, росшим по обе стороны дороги. Не самое надежное убежище, но девушка была уверена, что этого будет достаточно. Если воины, которые здесь вскоре пройдут, одержали победу, то вряд ли будут ожидать какой-то опасности. Если же они потерпели поражение, то сосредоточат внимание на задних рядах. В любом случае, ей ничего не грозит, если она будет сидеть тихо и не шевелиться.

Спрятавшись в кустах, Мэлди стала наблюдать за дорогой, но никто не появлялся, и она начала сомневаться в своих догадках. Но вскоре она услышала тихий, но вполне отчетливый звон конской упряжи. Девушка встрепенулась, лихорадочно пытаясь сообразить, что ей делать. И хотя гордость решительно заявляла, что она со всем прекрасно справляется сама, Мэлди понимала, что парочка союзников не помешает. По крайней мере, ей, возможно, удалось бы найти более подходящее место, чтобы выждать, пока она не решит, как поступить с теми сведениями, что ей удалось раздобыть за последние три месяца.

Но стоило ей убедить себя в том, что враги Битона – её друзья, и что она только выиграет, если выйдет к ним, как Мэлди, наконец, увидела войско, и её уверенность в правильности этого решения пошатнулась. Даже с такого расстояния, армия, шагающая со стороны Дублинна, выглядела разгромленной. Если уж целого войска обученных рыцарей, увешанных доспехами и оружием, оказалось недостат

убрать рекламу



очно, чтобы одержать победу над Битоном, то на что было надеяться ей? Мэлди тут же отбросила прочь любые сомнения в своих силах. Но не могла же она так же просто перестать сомневаться в мужчинах, едва волочивших ноги в её сторону. Если всей их силы и сноровки не хватило, чтобы победить Битона, то какой ей от них прок? И как только они приблизились настолько, что она смогла различить горечь, усталость и боль на их грязных лицах, Мэлди поняла, что пора принять окончательное решение.

«Единожды побежденный союзник все же лучше, чем никакой», - решила она и медленно поднялась на ноги. По крайней мере, возможно, они обладают какими-нибудь неизвестными Мэлди сведениями, которые помогут ей осуществить задуманное — убить Битона. Если, конечно, не прикончат её первыми. Горячо молясь не встретить скорую смерть, Мэлди вышла на дорогу.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги




Мэлди молилась, чтобы высокий смуглый рыцарь, осторожно приближающийся к ней, остановился прежде, чем услышит, как исступленно колотится ее сердечко. Он не делал ничего, что могло бы навредить ей, и девушка попыталась побороть страх. Когда она только выбралась из зарослей кустарника, служивших ей укрытием, чтобы предстать перед разгромленным, отступающим войском, надежда обрести нескольких союзников, заставившая ее сделать столь необдуманный шаг, казалось, стоила того, чтобы рискнуть.

Сейчас же, стоя лицом к лицу с этими людьми, видя грязь и кровь сражения на их телах и одежде, Мэлди уже не была так в этом уверена. И, что еще хуже, девушка поняла, что не сможет как следует объяснить, почему она стоит одна здесь, на дороге в Дублинн, да и вряд ли стоило прямо сейчас раскрывать свои темные планы мести. Эти люди - воины, а ей нужно не сражение, а убийство во имя справедливости.

- Может, объяснишь, что такая крохотная девчушка делает одна посреди дороги? – спросил Балфур, пытаясь вырваться из плена огромных темно-зеленых глаз.

- Возможно, мне лишь хотелось поближе взглянуть на то, как сильно старик Битон разгромил вас, - ответила Мэлди, сама не понимая, что в этом широкоплечем темноглазом мужчине заставило ее вести себя столь непозволительно дерзко.

- Да, ублюдок выиграл бой. - Глубокий голос Балфура был резким и холодным от ярости. – А ты из тех стервятников, что роются в останках? Если так, то тебе лучше отойти в сторону и идти дальше своей дорогой.

Девушка решила не обращать внимания на оскорбление, тем более что заслужила его своими необдуманными словами.

- Я Мэлди Киркэлди из Данди{1}.

- Ты проделала долгий путь, девушка. Как тебя занесло в это проклятое место?

- Я разыскиваю своих родичей.

- Кто они? Может, я знаю эту семью и смогу помочь тебе их найти

- Вы очень добры, но не думаю, что сможете помочь. Вряд ли мои родичи знакомы с людьми столь высокого происхождения. - И прежде чем он смог потребовать более содержательного ответа, девушка перевела взгляд на мужчину на носилках: – Господин, ваш спутник, похоже, серьезно ранен. Возможно, я смогу помочь.

Она приблизилась к раненому, не обращая внимания на то, что высокий рыцарь насторожился и сделал едва заметное движение, словно хотел ее остановить.

- Я не бросаю слов на ветер, когда говорю, что умею врачевать.

Уверенность, прозвучавшая в ее словах, заставила Балфура отступить, но он тут же нахмурился. Ему претило, что он так легко послушался женщину, к тому же не очень-то мудро с его стороны сразу же довериться незнакомке. Она без сомнения была прекрасна, от непослушных волос цвета воронова крыла до маленьких, обутых в сапоги ступней, но Балфур твердо решил не поддаваться очарованию прелестного личика. Он встал по другую сторону носилок и внимательно наблюдал, как эта крохотная девушка, приподняв юбки, опустилась на колени рядом с его братом.

- Я сэр Балфур Мюррей, лэрд Донкойла, а этот человек – мой брат Найджел, - произнес он, наклонившись так, чтобы видеть каждое движение ее бледных тонких рук, и положив ладонь на рукоять покоящегося в ножнах меча. – Он был ранен, когда враги хитростью и обманом заманили нас в ловушку.

Мэлди осмотрела раны Найджела, пытаясь быстро сообразить, чем можно ему помочь . Мысленно проклиная то обстоятельство, что под рукой у нее не было самого необходимого, девушка ответила:

- Меня никогда не переставало удивлять, почему одни люди ждут от других, что те будут сражаться честно. Если бы вы проявляли немного больше осторожности, то, возможно, не теряли бы так много людей.

Она брезгливо поморщилась, быстро убирая с ран грязные тряпки.

- Нет ничего удивительного в том, чтобы считать, что человек, получивший почетное звание рыцаря, будет поступать подобающим образом.

Балфур нахмурился, когда она издала тихий, но полный глубочайшего презрения звук. В этом еле слышном вздохе угадывались все ее чувства: злость, горечь и полное неуважение. Хотя ее грубое черное платье выдавало в ней женщину низкого происхождения, она не проявляла никакого почтения к его высокому положению, да и, судя по всему, к любой знати вообще. Балфур задумался о том, кто же обидел эту девушку, но тут же одернул себя: а почему его это должно заботить?

Он пристально наблюдал за тем, как девушка промывает раны Найджела и перевязывает их, чтобы остановить кровотечение. Брату вроде бы стало лучше, и Балфур решил, что она не зря утверждала, что умеет врачевать. Казалось, словно одного ее прикосновения было достаточно, чтобы облегчить боль. Наблюдая за тем, как девушка откинула прядь волос со лба Найджела, Балфур поймал себя на том, что представляет, как эти маленькие ладошки с длинными пальчиками гладят его, Балфура, кожу, и поразился тому, как тут же напряглось его тело. Он попытался выкинуть из головы эту мысль и подавить неуместное возбуждение.

«Хотя тут есть на что посмотреть», - вынужден был признать он, окинув ее внимательным взглядом. Девушка была небольшого роста, и старое поношенное платье плотно облегало стройную фигурку, заманчиво обрисовывая прелестные формы: высокую полную грудь, тонкую талию и соблазнительный изгиб бедер. При невысоком росте у нее были поразительно длинные стройные ноги совершенной формы и крошечные, словно у ребенка, ступни. Непокорные волосы цвета воронова крыла были кое-как перехвачены грязной кожаной лентой. Густые вьющиеся локоны спадали на лицо, лаская бледные щеки. Ярко-зеленые глаза казались просто огромными на маленьком личике в форме сердечка. Длинные густые темные ресницы обрамляли эти восхитительные глаза, а изящный разлет бровей лишь подчеркивал их красоту. Маленький прямой носик был слегка вздернут, а ниже полных чувственных губ находился прелестный, но, безусловно, упрямый подбородок. Балфур поразился тому, как ей удается выглядеть столь юной, нежной, и в то же время столь страстной.

«Я хочу ее», - подумал он, удивляясь и забавляясь одновременно. Забавляясь тем, что желал эту маленькую, дерзкую, растрепанную девчонку. И удивляясь тому, как быстро и сильно он возжелал ее: ни одна женщина раньше не волновала его так. Голод, который она пробудила в нем, был столь силен и неукротим, что это почти пугало. Он гнал от себя эти мысли, пытаясь думать только о здоровье Найджела.

- Похоже, мой брат уже выздоравливает, - заметил Балфур.

- Любезные слова, но, как я вижу, вы вряд ли можете об этом судить, - ответила Мэлди. Откинувшись назад и вытерев руки об юбки, она встретила взгляд его темных глаз. – Я всего лишь промыла раны от крови и грязи и перевязала их чистыми лоскутами. У меня ничего нет, чтобы позаботиться о них должным образом.

- А что тебе нужно? – Глаза его расширились от удивления, когда она назвала длинный перечень предметов, о многих из которых он не имел никакого понятия. – Я не брал с собой ничего подобного в битву.

- А может быть, напрасно? Ведь именно в бою ваши глупцы получают такие раны

- Нет ничего глупого в том, чтобы попытаться освободить своего младшего брата из рук такого человека, как Битон. – Она собиралась что-то сказать, но он остановил ее коротким взмахом руки. – Я и так здесь слишком задержался. Может статься, что псы Битона не вернулись в свою конуру и следуют за нами по пятам. К тому же Найджелу необходим уход и крыша над головой.

Мэлди поднялась на ноги и отряхнулась.

- Да, так и есть, так что вам лучше поторопиться.

- Ты так искусно врачевала его раны, даже не имея всего того, о чем говорила. Мне не терпится увидеть, какие чудеса ты сможешь творить, имея под рукой все необходимое.

- О чем вы говорите?

- Ты отправишься с нами в Донкойл.

- Как пленница?

- Нет, как моя гостья.

Девушка открыла было рот, приготовившись дать решительный отпор, но тут же сжала губы, не дав сорваться резким словам.. Не время упрямиться и своевольничать. Мэлди напомнила себе, что она выиграет, присоединившись к сэру Балфуру. Он так же, как и она, воевал с Битоном, и хотя проиграл сегодняшнюю битву, у него все еще оставалась достаточно людей и оружия, чтобы нанести лэрду Дублинна такой удар, от которого он не скоро оправится. Да и к тому же у нее будут пища и кров, пока она вынашивает планы мести.

«Хотя не все так гладко», - с досадой подумала Мэлди.

Несомненно, Битон нанес сэру Балфуру немалый урон. А если откроется правда о ее происхождении, она может оказаться в опасности. И если вдруг Балфур узнает, как именно Мэлди очутилась на этой дороге, то у нее также могут быть неприятности. Отправившись с ним, она таким образом обманет его, в то время как ее интуиция подсказывала, что сэр Балфур Мюррей не из тех, кто легко прощает обман. Заполучить союзника на поверку оказалось намного сложнее, чем о

убрать рекламу



на думала.

Разглядывая сэра Балфура, она осознала, что все может стать еще более запутанным. Мэлди распознала этот взгляд в его красивых темных глазах. Взгляд, который ей слишком часто доводилось видеть. Он желал ее. Но что действительно тревожило девушку, так это то, что он пробуждал в ней ответное желание, чего с ней никогда раньше не случалось. В отличие от всех прочих этот темный рыцарь своей страстью не вызывал в ней ни злости, ни отвращения, ни презрения.

К тому же, к ее беспокойству примешивалась и толика любопытства. Он, несомненно, был красив, но ей доводилось видеть не менее красивых мужчин. Его высокий рост и поджарое сильное тело оценила бы любая женщина, имеющая глаза. Лицо с высокими скулами, прямым крупным носом и крепкой челюстью также радовало глаз. На солнце в густых темно-каштановых волосах, волнами спадающих на широкие плечи, играли рыжеватые блики. Но больше всего девушку привлекали его глаза. Темно-карего цвета, в окружении необычайно длинных черных ресниц, они располагались прямо под слегка изогнутыми темными бровями. Чувствуя себя немного неуютно под пристальным взором Балфура, она бросила быстрый взгляд на его рот и тут же решила, что смотреть туда просто опасно. У него был чудесный рот. Нижняя губа немного полнее верхней. И Мэлди слишком легко могла представить, каково это – целовать его.

Она поспешно отвернулась и подобрала с земли свой маленький мешочек.

- Очень любезно с вашей стороны предложить мне кров, но скоро наступит лето, и несколько месяцев продержится хорошая погода. Нельзя медлить, я должна отыскать свою родню прежде, чем буду вынуждена спасаться от зимнего ненастья.

- Если лечение Найджела займет так много времени, ты сможешь укрыться в Донкойле. – Балфур схватил девушку за руку и потащил к лошади. – Найджел действительно нуждается в твоей помощи.

- Но, милорд, ведь это не приглашение, а приказ.

Балфур обхватил ее за тонкую талию и усадил в седло, заодно отметив про себя, что ей следовало бы лучше питаться, ведь она не тяжелее ребенка.

- Твое пребывание в Донкойле станет намного приятнее, если ты попытаешься думать об этом как о приглашении.

- Разве? Не уверена, что смогу внушить себе заведомую ложь.

- Постарайся.

Он улыбнулся, и Мэлди ощутила, как участилось ее дыхание. Его улыбка завораживала неподдельной искренностью. В этой мрачной усмешке не было ни коварства, ни высокомерия, лишь простое веселье, которое он молчаливо предлагал ей разделить с ним. Мэлди осознала, что не только красота этого мужчины представляет для нее опасность, но и он сам. Девушке уже начинало казаться, что сэр Балфур Мюррей в избытке обладает теми достоинствами, которые, как она давно уже считала, вообще не присущи мужчинам. Мэлди понимала, что так ей будет намного труднее не выдать своих секретов.

Она слабо улыбнулась:

- Как пожелаете, милорд. А когда ваш брат будет здоров, я смогу быть свободна?

- Конечно, - ответил Балфур, гадая, почему эти слова так нелегко дались ему.

- Тогда нам лучше поспешить, сэр Мюррей. День близится к концу, а после заката станет холодно, и тогда вашему брату придется несладко

Балфур кивнул, дав знак своим людям двигаться дальше, а сам пристроился рядом с носилками брата. Он заметил, что малышка Мэлди без труда управляется с его конем, даже несмотря на волочащиеся сзади носилки. По правде говоря, казалось, будто коню очень нравится везти эту крошечную леди на своей сильной спине – его уши были повернуты так, чтобы он мог расслышать каждое слово, что она нашептывала ему.

- У девчонки и к животным есть подход, - заметил Балфур своему брату.

- Да, к лошадям и к мужчинам, - тихо проговорил Найджел.

- Что тебя так тревожит в ней? Ведь она облегчила твою боль, я вижу это по твоему лицу.

- Да, облегчила. У девчонки, определенно, дар. А еще она красивая малышка с самыми прелестными глазами, какие мне только доводилось видеть. Но ты ведь ничего о ней не знаешь. Девушка что-то скрывает, Балфур. Я в этом уверен.

- А почему она должна выкладывать нам о себе все? Она знает о нас не больше, чем мы о ней. Девушка всего лишь осторожна.

- Молюсь, чтобы мое предчувствие, объяснялось просто недоверием к незнакомцам. Сейчас слишком опасно доверять людям или позволять себе терять голову из-за симпатичной мордашки. Любая ошибка может стоить жизни юному Эрику.

Балфур поморщился, уставившись Мэлди в спину. Найджел прав. Сейчас не время отвлекаться на красивых женщин. Он не мог заставить себя оставить девушку и позволить ей уйти, но он поклялся, что будет осторожен. Безрассудная страсть и так уже принесла его семье немало бед. Он не повторит ошибок своего отца.

Когда они миновали густую рощу, взгляду Мэлди предстал Донкойл. Он располагался на вершине пологого холма и выглядел надежно и в то же время угрожающе. Земли вокруг казались достаточно плодородными, чтобы обеспечить Мюрреев таким богатством, которому позавидовали бы многие шотландцы, но даже поверхностного взгляда хватало, чтобы понять: хозяйству здесь не уделяется достаточно внимания. Обширные поля и нестравленные пастбища{2} стояли нетронутыми. Мэлди подозревала, что битва с Битоном была лишь одной из многих; из-за постоянной необходимости сражаться не хватало времени и людей, чтобы возделывать эти плодородные земли. Она с грустью задумалась о том, достанет ли когда-нибудь у мужчин ума понять, как много они теряют из-за вечных битв и междоусобиц.

Но Мэлди тут же отмела прочь столь мрачные мысли. Какой смысл горевать о том, чего все равно не изменить. И она сосредоточила все внимание на башне, к которой они направлялись. Окруженный высокими каменными стенами, Донкойл, в отличие от земель, вовсе не выглядел запущенным. Было заметно, что изначально крепость представляла собой простой квадратный донжон{3}, который после не раз укрепляли и достраивали. Сам же донжон до сих пор заметно выделялся среди всех этих улучшений. С правой стороны старого приземистого строения было пристроено крыло, ведущее во вторую, более узкую, башню. Левое же крыло простиралось туда, где, по все видимости, должна была появиться еще одна башня. Матушка частенько развлекала Мэлди историями о великолепных замках Франции и Англии. И девушка начинала думать, что сэру Балфуру в самом деле доводилось видеть такие места, или он слышал те же истории, ибо замок, открывшийся их взгляду за прочными защитными стенами, должен был вскоре стать подобным тем, о которых ее мать говорила с таким благоговением.

- Работа идет медленно, - пояснил Балфур, подойдя к девушке и взяв ее коня под уздцы.

- Может, вам стоит почаще вкладывать свои мечи в ножны, - протянула Мэлди, молясь, чтобы ей удалось не выдать того, как она взволнована внезапным появлением мужчины и его близостью.

- Я бы с радостью оставил их там, но боюсь, Битон не разделяет моего стремления к миру.

- Ты говоришь о мире, а сам отправляешься в бой. Я совершенно уверена, что Битон не приглашал тебя под свои стены.

- О, но так все и было. Он не смог бы выразиться яснее, даже если бы отправил ко мне гонца. Этот человек похитил моего младшего брата Эрика, подослав своих дворняг в мои владения, пока парень был на охоте.

- А потом поджидал, когда вы с воплями примчитесь к его воротам.

Балфур кивнул, устыдившись того, что - теперь-то он это понимал - оказалось его собственной глупостью.

- Да, ты права. Я понял, что наше наступление было ошибкой, как только мы вышли на поляну перед крепостью Битона. Я вызвал его на разговор, дабы попытаться уладить это дело без кровопролития. Он убедил меня, что так и собирается поступить, и… Слепой глупец, вот кто я есть! Я подошел ближе. Это оказалось ловушкой. Он лишь хотел усыпить бдительность моих людей и заманить нас туда, где с легкостью мог меня убить. Как бы то ни было, его стрелы не попали в цель, а мои люди оказались мудрее меня. Они никогда не верили, что Битон желает мира.

- Но ты все же остался там, где он мог перебить все твое войско.

- Ты не поняла, девушка. - На мгновение Балфур задумался, почему он тратит время, пытаясь оправдаться перед ней за эту битву, но вдруг понял, что ему просто нравится разговаривать с Мэлди. К тому же, Балфур подозревал, что это перед собой он пытается оправдаться за столь горькое поражение. – Мои люди были в ярости от столь низкого обмана и жаждали отомстить за кровь кровью. Они так же, как и я, устали от бесконечных войн и потому пришли в неистовство. Хватило лишь мгновения, чтобы понять: бой проигран, но воины уже бросились в самую гущу сражения. Нелегко совладать с людьми, охваченными жаждой крови. Только когда ранили Найджела, они пришли в себя настолько, чтобы обратить внимание на мои сигналы к отступлению.

- И твой брат по-прежнему в руках Битона. - Мэлди ощутила прилив сочувствия к сэру Мюррею. Чего ей вовсе не хотелось. Девушка не желала переживать о бедах и несчастьях выпавших на его долю. Ей вполне хватало своих собственных.

- Да, но теперь, по крайней мере, малыш Эрик знает, что Мюрреи сражаются за него.

- А почему мальчик должен думать иначе? Ведь он твой брат.

Балфур поморщился, медля с ответом, но после решил, что нет нужды скрывать правду.

- Эрик мой брат лишь наполовину. Отец делил постель с одной из жен Битона. Их связь обнаружилась. И когда родился Эрик, Битон бросил младенца умирать на холме. Ребенка нашел один из наших людей. Выяснить, кто он и почему его выбросили, не составило особого труда.

- И с тех пор началась вражда.

- Да, с тех пор началась вражда. Даже смерть моего отца не смогла положить ей конец. А теперь она обрела новую форму. Битон так и не смог зачать сына и решил объявить Эрика своим наследником. Он собирается использовать парня как щит между собой и теми, кто покушается на его добро. Мы должны спасти Эрика прежде, чем болезнь ослабит Битона настолько, что он не сможет сопротивляться этим волкам, либо в

убрать рекламу



овсе прикончит его.

- Битон умирает?

Мэлди прикусила щеку так, что слезы обожгли глаза. Балфур на мгновение сузил глаза, но девушка и без того понимала, что ее реакция на эту новость выглядит подозрительно. Ее голос прозвучал слишком резко, слишком взволнованно. Мысль, что годы Битона или его болезнь могут лишить ее возможности совершить месть, вывела из себя и даже испугала девушку. Если Битон умрет сам, она не сможет исполнить клятву, данную матери. Сэр Мюррей явно был заинтересован, и Мэлди надеялась, что ей удастся придумать подходящее объяснение.

- Да, об этом я и говорил, - произнес Балфур, внимательно разглядывая Мэлди. Его озадачили чувства, внезапно вспыхнувшие на ее прелестном лице и столь же внезапно исчезнувшие.

- Прошу прощения, сэр, - проговорила Мэлди, - в какой-то миг я смогла думать только о том, что вы обратили оружие против умирающего старика. Но потом вспомнила, в каком положении оказался ваш брат.

- Ты не слишком-то веришь в мужское благородство, не так ли, девушка?

- Нет. Мне никогда не давали особого повода убедиться, что оно существует. – Мэлди окинула взглядом огромные, обитые железом ворота Донкойла, до них оставалось всего несколько футов. – В таком прекрасном замке наверняка имеется целительница, и потому мои услуги тебе больше не нужны.

Она посмотрела на Балфура, но тот удостоил девушку лишь беглым взглядом, прежде чем обратить все внимание на крепость.

- У нас была очень искусная целительница, но она умерла два года назад. А той женщине, которой она попыталась передать знания, не хватает ни ловкости, ни ума. Любую болезнь она лечит при помощи пиявок, и мне частенько кажется, что это ее беспощадное милосердие помогло моему отцу отправиться на тот свет.

- Пиявки, - тихо повторила Мэлди и покачала головой. – Иногда они полезны, да, но зачастую их применяют напрасно. Твой брат и без того потерял достаточно крови, чтобы все яды успели выйти из его тела.

- И мне так кажется.

- В любом случае, я не желаю бороться с этой женщиной.

- Тебе и не придется. Она выполняет эту работу только потому, что больше никто на нее не способен, и к тому же врачевание обеспечивает ей определенный авторитет. Я легко смогу найти для Гризель другое дело, занимаясь которым, она займет столь же почетное положение среди прочих женщин, как и раньше.

Мэлди лишь кивнула, не в силах оторвать взгляда от открывшегося им внутреннего двора. Он был заполнен людьми, большинство из которых не обращали на нее никакого внимания. Мгновение спустя это место огласилось пронзительными звуками скорби, заставившими Мэлди в отчаянии закрыть уши. Еще будучи ребенком, она уже могла ощущать чувства других людей, и теперь горе тех, кто потерял близких в бою, не давало девушке дышать, внутри нее все сжималось от их боли. В который раз она пожалела, что матушка не помогла ей научиться защищаться от таких эмоциональных атак, но тут же обругала себя неблагодарной дочерью. Иногда эта необычная способность выручала Мэлди: с ее помощью удавалось достать немного денег, в которых она так нуждалась. Сделав несколько глубоких вдохов, девушка постаралась успокоиться, очистить сердце и разум от чувств, вторгнувшихся туда извне.

- Тебе плохо? - поинтересовался Балфур, помогая ей спешиться. Его обеспокоила внезапная бледность Мэлди и колотивший ее озноб.

- Нет, просто устала, - ответила она и сразу же сосредоточила все внимание на Найджеле. – Его нужно уложить в постель. Путешествие на носилках было утомительным, да и солнце уже садится, а с ним уходит и дневное тепло.

- Думаю, тебе тоже стоит отдохнуть.

Мэлди покачала головой, следуя на шаг позади мужчин, заносивших Найджела в башню.

- Со мной все в порядке. Думаю, во всем виновата верховая езда. У вас прекрасный конь - достаточно лишь легкого прикосновения да ласкового слова, чтобы он послушался, - но я непривычна к езде верхом. Не бойтесь, сэр Мюррей, я достаточно здорова, чтобы выходить вашего брата для очередного сражения.

Балфур слабо улыбнулся, наблюдая, как Мэлди направляется в башню следом за Найджелом. Во дворе горе осиротевших женщин настолько потрясло ее, что на какое-то мгновение девушка, казалось, была близка к обмороку. Но тут же, все еще бледная и дрожащая, принялась дерзить ему, что, очевидно, было ее обычным состоянием. Найджел прав. Вокруг этой девушки есть какая-то тайна. В мгновение ока она от сочувствия перешла к насмешкам. Да еще эта ее странная реакция на известие о том, что Битон при смерти. Ее последующее объяснение вовсе не показалось ему убедительным.

Балфур по-прежнему желал малышку Мэлди Киркэлди, хотя осознавал, что это глупость, граничащая с безумием. Ему следует быть осторожным. Пока жизнь Эрика висит на волоске, он не допустит, чтобы страсть затмила его разум. Мэлди Киркэлди что-то скрывает, и, удовлетворив свое желание, он постарается выведать, что за секреты она хранит.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Поднявшись на ноги, Мэлди тихо застонала от усталости. Бросив быстрый взгляд на Найджела, она с облегчением заметила, что он по-прежнему мирно спит и вырвавшийся у нее стон не разбудил его. Три долгих дня и три ночи она выхаживала молодого человека от свирепой лихорадки, позволяя себе лишь небольшие передышки, когда Балфур сменял её у постели брата. Наконец лихорадка отступила, но девушка все же не решалась ослабить бдительность.

Мэлди подошла к небольшому столику, стоявшему рядом с узкой щелью в стене, служившей окном, и наполнила бокал пряным сидром. В одиночку ухаживать за Найджелом было тяжело, но ей хватило одного взгляда на местную целительницу Гризель, чтобы понять, что она в жизни не позволит этой женщине подойти к Найджелу Мюррею ближе, чем на несколько ярдов{4}. Гризель была неряшлива и страдала какой-то кожной болезнью, покрывшей её тело отвратительными язвами. К тому же Мэлди ощущала, как глубоко и беспросветно несчастна эта женщина. Ей не просто претило быть целительницей Мюрреев, ей вообще были отвратительны все и вся. Таких, как она, совершенно не заботит, останутся их подопечные живы или умрут. Гризель никогда не смогла бы стать целительницей, несмотря на все полученные ею знания, потому как у нее не было никакого желания лечить или помогать людям. Она не испытывала никакого сочувствия ни к самим страдающим, ни их боли. Мэлди поняла это и решила: прежде чем покинуть Донкойл, она обязана объяснить Балфуру, что он не должен возвращать Гризель на прежнюю почетную и ответственную должность. Все бы получилось, если бы ей удалось подыскать кого-то более искусного и добросердечного на место Гризель, но для этого необходимо выйти из комнаты Найджела.

Поморщившись, Мэлди допила сидр и вновь наполнила незатейливый серебряный кубок. Теперь, когда у нее появилась возможность покинуть комнату, она не могла заставить себя выйти за дверь. Ведь это означало бы, что ей придется столкнуться с Балфуром, не имея рядом раненого Найджела в качестве щита. Мэлди сознавала, что она ни разу не спасовала перед своими обязанностями целительницы, равно как и в своей решимости спасти Найджелу жизнь, но стоило Балфуру оказаться рядом, как она тут же прикрывалась страдающим от лихорадки человеком.

Её злила и одновременно беспокоила собственная трусость. Балфур не делал явных попыток прикоснуться к ней. В эту комнату его приводило лишь беспокойство за брата. И тем не менее Мэлди ощущала жар в крови всякий раз, как он смотрел на нее. Все чувства оживали, и невзирая на полное изнеможение, ей зачастую было сложно расслабиться, пока Балфур находился в комнате – слишком уж остро она ощущала его присутствие. И неважно, как часто Мэлди убеждала себя, что всему виной лишь её тщеславие, она по-прежнему ощущала его вожделение, его страсть. В каждом взгляде лэрда, в каждом прикосновении, пусть даже самом вежливом и мимолетном, она чувствовала его желание, и все её тело пылко откликалось на него. Близость Балфура могла оказаться опасной. Девушке пришлось бы противостоять не только собственному влечению, но и стараться не уступить страсти Балфура и тому наслаждению, что он пробуждал глубоко внутри нее. Мэлди задумалась, не лучше ли было ей остаться в кустах на обочине той дороги.

- Мне начинает казаться, что я совершила огромную ошибку, - пробормотала девушка, уставившись в свой кубок.

- Нет, я так не думаю. Мой брат выглядит намного лучше, - низкий глубокий голос Балфура прозвучал прямо у нее за спиной.

Мэлди пискнула, чудом не выронив кубок: застигнутая врасплох его внезапным появлением, она ослабила крепкую хватку.

- Благодаря вам, моя ничтожная жизнь только что стала на десять лет короче.

Балфур с трудом сдержал улыбку. То, как она смущалась в его присутствии, казалось лэрду забавным и обнадеживающим одновременно. Поначалу он подумал, уж не боится ли она его, но быстро отмел эту мысль. Не страх видел Балфур в её прекрасных глазах, а отражение собственного вожделения. Ему хотелось бы знать наверняка, было ли её смущение вызвано девическим отвращением к подобным чувствам или же, напротив, их силой, мощной потребностью отдаться страсти. Знай он это, и решить, как поступить дальше, было бы легче. Но затем Балфур в душе рассмеялся над собой. Даже если бы он знал, какие чувчтва испытывает к нему Мэлди, это все равно не повлияло бы на его планы, разве что он еще быстрее смог бы удовлетворить свое желание. Он хотел Мэлди Киркэлди и был намерен её получить.

- Да брось, я вовсе не такой страшный, - тихо произнес он и, не удержавшись, нежно провел рукой по её густым непослушным волосам.

Хотя прикосновение оказалось легким и мимолетным, как нежное дыхание весны, Мэлди почувствовала его воздействие. Стоя так близко к Балфуру, она почти ощущала запах его вожделения. Ж

убрать рекламу



елание горячей волной нарастало глубоко внутри, разогревая кровь, требуя откликнуться на него. Мэлди казалось, что она слышит его обольстительные мысли, ему не было нужды произносить их вслух. Они были столь же осязаемы, как ласковое прикосновение. Девушка задрожала и отстранилась. Сделав большой глоток сидра, она украдкой взглянула на Балфура и внутренне поморщилась. По выражению тихого веселья на его лице Мэлди поняла, что в её движении он увидел именно то, чем оно на самом деле и являлось, – трусливое отступление.

- Я не боюсь, сэр. Мне лишь немного не по себе от того, в каком положении я нахожусь. – Она опустила пустой кубок на стол, радуясь тому, какой твердой оказалась ее рука, притом, что все чувства смешались, словно грязь под ногами марширующей армии. – Меня учили, что никогда не стоит оставаться в спальне наедине с мужчиной, которого почти не знаешь.

- Ну, у этой проблемы есть простое решение, - ответил Балфур.

- О, правда? Вы уходите?

- Нет, ты должна узнать меня получше. - Он мягко улыбнулся в ответ на её раздраженный взгляд. – Это не так уж сложно, девушка. Ты же не можешь прятаться здесь все время.

- Верно. Я останусь здесь, только пока не выздоровеет ваш брат, а после отправлюсь своей дорогой.

- Могут пройти месяцы, прежде чем Найджел окончательно поправится, но уже нет необходимости ухаживать за ним от рассвета до рассвета. Ты должна насладиться весной.

Мэлди внимательно посмотрела на него, её глаза сузились.

- Я могу наблюдать весеннюю красоту из этого окошка, - с растущей подозрительностью возразила она. Мужчина заигрывал с ней. Мэлди была в этом уверена.

- Конечно, но ведь это не то же самое, что, прогуливаясь, вдыхать её аромат, - прошептал Балфур. – Весну нужно ощутить кожей, – он скользнул пальцами по изящной руке, нарочно не замечая, как резко она отстранилась от его прикосновения, – позволить легкому весеннему ветерку играть волосами, – он нежно погрузил пальцы в её волосы, и девушка отклонилась, оказавшись с ним лицом к лицу, и бросила на Балфура сердитый взгляд, - а свежему, теплому воздуху – унять всё раздражение и гнев.

- Я и так не жалуюсь на дурное настроение. - Мэлди положила руки на бедра и склонила голову набок, разрываясь между весельем и досадой. – А если вам кажется, что я раздражена, так это только потому, что я отказалась участвовать в вашей игре, сэр.

Балфур надеялся, что невинное выражение его лица смотрится непогрешимо, но взгляд, которым девушка одарила его, говорил, что ему, по всей вероятности, нисколько не удалось её одурачить.

- О какой игре ты толкуешь, девушка? Я ни во что не играю.

- Из вас вышел неумелый лжец, сэр Мюррей. Вы заигрываете со мной, дразните меня, ведете игру обольщения.

- Может, ты несправедлива ко мне?

- Нет, я очень хорошо знакома с этой игрой. – Мэлди разозлилась при одном воспоминании о тех нежных, не очень нежных и даже жестоких способах, с помощью которых мужчины пытались затащить её в постель. – Со мной не раз пытались играть в нее прежде.

- И безуспешно? – Балфур был не столько удивлен, сколько встревожен тем, как отчаянно ему хотелось, чтобы она оказалась нетронутой. Невинность девушки не должна иметь для него никакого значения. Но имела. И очень большое.

Мэлди в изумлении взирала на него, будучи не в силах поверить, что он оказался настолько дурно воспитан, чтобы задавать подобные вопросы. Многие мужчины считали, что бедные девушки не обладают добродетелью, и были искренне озадачены, обнаружив у неё это качество. Но она не подозревала, что и Балфур придерживается того же оскорбительного мнения.

Затем Мэлди глубоко вздохнула и прислушалась к своим ощущениям. Открываться навстречу чувствам этого мужчины опасно. Меньше всего ей хотелось обнаружить, что Балфур Мюррей, подобно многим другим мужчинам до него, полагал: раз Мэлди бедна - значит, она шлюха. Но всё же, по причинам, о которых она предпочла не задумываться, девушка хотела знать, почему он задал ей столь грубый вопрос.

Поначалу ей было сложно пробиться сквозь его ослепительную страсть, немедленно пробудившую в ней ответное желание. Но Мэлди заставила себя заглянуть глубже и ощутила умиротворяющее чувство облегчения, охватившее её. В его сердце не было презрения. Девушка была уверена, что он не собирался оскорблять её или, что было бы еще хуже, не считал, будто она относится к тому типу женщин, которых не оскорбил бы намек, содержащийся в его словах. Что действительно её удивило, так это то, что его вопрос, по всей видимости, был вызван злостью, страхом и невольным любопытством. Вот что волновало Балфура, и Мэлди это почувствовала. Словно её ответ был ему глубоко небезразличен, и он страстно желал, чтобы девушка ответила «да», но она не могла понять почему.

- Разумеется, безуспешно, - отрезала Мэлди, от сдерживаемого гнева её голос прозвучал резко. – Как вам хорошо известно, я никогда не жила в довольстве и благополучии, коими вы наслаждались всю свою жизнь. Я выросла в жестоком мире. Да, некоторые мужчины, видимо, полагают: раз девушка бедна, то она должна быть счастлива за пару жалких монет ублажить тех, кто считает себя намного выше её по положению. – Мэлди заметила, что он слегка поморщился, и почувствовала удовлетворение от того, что упрек, видимо, достиг цели. – В любом случае я бы предпочла научиться драться, чем просто мило улыбаться, строя из себя шлюху.

- Я не хотел тебя оскорбить, - вымолвил Балфур.

- Может, и не хотели, но оскорбили.

Он взял девушку за руку, не обращая внимания на то, как напряглось ее тело, и прикоснулся легким поцелуем к её пальчикам.

- В таком случае, я искренне и от всей души молю тебя о прощении.

- Если это так, то вы больше не будете пытаться приударить за мной.

- О нет, - Балфур ухмыльнулся и подмигнул ей, - конечно, буду.

Когда он притянул Мэлди в свои объятия, та задохнулась от ярости и потрясения.

- Вы только что смиренно просили меня простить вас за нанесенную мне обиду, а теперь, очевидно, снова пытаетесь оскорбить меня!

- Нет, я лишь хочу тебя поцеловать.

Балфур сознавал, что переступает все границы, к которым его как благородного человека учили относиться с уважением. Мэлди, может, и умудрена житейским опытом, но во всех прочих отношениях она невинна, и ей, очевидно, пришлось отчаянно сражаться, чтобы оставаться таковой. Обычай требовал, чтобы он относился к ней с величайшим почтением. А вместо этого все его мысли сосредоточились на том, как украсть поцелуй... только бы она не стала громко протестовать и яростно сопротивляться. Несомненно, это было ошибкой с его стороны, подобным способом наверняка не добиться расположения такой девушки, как Мэлди Киркэлди, которая ловко и с завидным постоянством ускользала от него, но в то же время Балфур понимал, что противостоять соблазну выше его сил. Она прекрасна, она рядом, и он так страстно желал её поцеловать. Желал с тех самых пор, как впервые увидел. Балфуру оставалось лишь надеяться, что за свою страсть ему не придется расплачиваться слишком дорогой ценой.

- Вы заходите слишком далеко, сэр Мюррей, - выдавила из себя Мэлди, толкнув его в грудь.

Девушка выругалась про себя. Она хотела казаться оскорбленной и разгневанной, говорить с ним резко, холодно и непреклонно. Но вместо этого голос Мэлди прозвучал тихо, неуверенно и с легкой хрипотцой. Её упрёк вышел неубедительным даже для нее самой, так же как и попытка оттолкнуть Балфура. Чутье подсказывало девушке, что выкажи она хоть какое-то мало-мальски серьезное сопротивление, Балфур отнесся бы к этому уважительно, но ей никак не удавалось собраться с силами, чтобы изобразить это самое сопротивление. В действительности Мэлди хотелось вовсе не оттолкнуть его широкую грудь, а лишь провести руками по мягкой шерстяной рубахе, облегающей его тело, и ощутить силу, что скрывалась под одеждой. Девушке была отвратительна собственная слабость, но поневоле приходилось признать, что ей хотелось, чтобы он её поцеловал. И хотелось целовать его в ответ.

Крепко обнимая Мэлди одной рукой, Балфур сжал маленький подбородок большим и указательным пальцами и нежно повернул ее лицо к себе. Мэлди дрожала, словно натянутая струна, но даже сама не была полностью уверена, в какой степени ее реакция вызвана сопротивлением, а в какой – предвкушением. Когда Балфур наклонил голову, внимательно разглядывая Мэлди из-под полуопущенных ресниц, она в последний раз попыталась взять себя в руки, но безуспешно. Вместо того чтобы придумать и немедленно озвучить решительный отказ, Мэлди могла думать лишь о том, как жарок взгляд его темных глаз, как длинны и густы ресницы, как чувственно очерчен рот.

Как только Балфур коснулся ее губ, Мэлди осознала, что ускользнуть уже не удастся. Его губы оказались мягкими, теплыми и сладкими. Пришлось признать, что их пьянящий вкус вернее, чем самые прочные железные цепи, мог удержать девушку в его объятиях. Языком Балфур попытался раздвинуть ее губы, и Мэлди, задрожав, приоткрыла их. Она едва не задыхалась от того, как он ласкал ее рот, но не только этим был вызван ее трепет: Мэлди почувствовала себя так, словно, позволив Балфуру завладеть ее ртом, она тем самым позволила всем его чувствам войти в нее... и поняла, что боялась не напрасно. Не только ее собственное желание, но и то, которое испытывал Балфур, полностью овладели ею, подпитывая друг друга. В то время как страсть Мэлди росла, наполняя ее и лишая способности мыслить, его вожделение, казалось, перетекало в нее, обостряя все чувства. Ощущение было почти пугающим, но Мэлди так страстно желала этого мужчину, что желание взяло вверх над страхом, нетерпеливо вытеснив его прочь.

Стоило Балфуру оторваться от ее губ, как Мэлди ухватилась за него, протестующее застонав. Затем он прикоснулся поцелуем к нежной шейке, и девушка вздрогнула от наслаждения. Мэлди откинула голову, позволив Балфуру беспрепятственно покрывать поцелуями ее горло, и теснее прижалась к нему. Его теплые губы коснулись бьющейся

убрать рекламу



жилки на шее, и, ощущая разливающийся по телу жар, девушка едва могла вздохнуть. Балфур большими ладонями осторожно поглаживал Мэлди по спине, бокам, а затем, нежно обхватив ее сзади, еще крепче прижал к себе. Мэлди ощутила его отвердевшую плоть и услышала свой собственный тихий стон. Она инстинктивно потерлась о него, наслаждаясь своими ощущениями и вызывая в нем ответную дрожь. Оба тяжело дышали, будто только что пробежали несколько миль, и Мэлди понимала, что этот поцелуй уже завел их туда, где нет места рассудку и здравому смыслу.

- Ты такая сладкая, - низким хриплым голосом проговорил Балфур, покрывая поцелуями нежные очертания ее скул.

Мысленно он обругал себя за неловкие слова. За те чувства, что она ему подарила, Мэлди заслуживала много большого: стихов, которые бы и камень заставили плакать. Но даже обладай он талантом поэта, подумалось Балфуру, сомнительно, что он смог бы его сейчас применить. Ее вкус, запах, ощущение слегка трепещущего тела, тесно прижавшегося к нему, лишили мужчину способности связно мыслить. Балфур мог думать только об одном: он жаждал погрузиться в ее глубины.

- Мэлди, - прошептал он, незаметно увлекая девушку к постели, - милая Мэлди, ты ведь тоже чувствуешь это?

- Да. – Всякий раз, как Балфур отстранялся от нее, она подавалась ему навстречу, отчаянно желая согреться в его объятиях. – Словно какое-то наваждение.

- Под власть которого мы оба угодили.

Они наткнулись на кровать, и Найджел застонал. Мэлди ощутила, как пыл покидает ее тело так быстро, что у нее закружилась голова. Она слегка покачнулась и, высвободившись из ослабших объятий потрясенного Балфура, в ужасе уставилась на спящего Найджела.

Первой связной мыслью Мэлди было: поблагодарить Господа в нескольких словах за то, что Найджел все еще спал и ничего не видел. Затем ее захлестнул гнев, хотя девушка не была уверена, на кого она злится больше: на Балфура, за то, что тот едва не затащил ее в постель, или же на себя, за то, что позволила ему это. Мэлди отскочила, ловко увернувшись от Балфура, попытавшегося привлечь ее к себе. Проворно преодолев расстояние до каменного очага, сложенного у самой дальней от кровати стены комнаты, девушка развернулась и бросила на Балфура свирепый взгляд. Вид у него был настороженный, но ничуть не раскаивающийся, и это выводило ее из себя.

- Почему вы все еще здесь? – со злостью спросила Мэлди, быстрым сердитым движением отбросив назад спутавшиеся волосы.

Прислонившись спиной к одному из высоких столбиков у подножия кровати{5}, Балфур не спускал с девушки глаз. Он изо всех сил старался не замечать ее полных и влажных губ, до сих пор хранящих следы его поцелуев, и румянец на щеках. Она уже не вернется в его объятия, не сегодня. Одного взгляда на лицо девушки было достаточно, чтобы понять: сейчас ее мысли о нем приятными точно не назовешь. У Балфура оставалась только одна возможность усмирить ее гнев и не дать ей охладеть к нему – он должен был заставить Мэлди осознать и принять то обстоятельство, что на то короткое время, пока он сжимал ее в своих объятиях, она была пылкой, сгорающей от желания женщиной. Это правда - он украл у нее поцелуй, не слушая ее возражений, но правда и то, что все, случившиеся после, произошло с ее полного и горячего согласия.

- Но еще минуту назад мне здесь были более чем рады, - ответил Балфур, намеренно стараясь говорить спокойным приятным голосом.

Несмотря на все свои старания, Мэлди все же покраснела. Девушка поняла, что он намекает на ту жадностью, с которой она принимала его поцелуи, и не могла этого отрицать. Как бы то ни было, решила Мэлди, с его стороны нехорошо напоминать об отсутствии у нее добродетели. Она бы никогда не обнаружила своей слабости, если бы он насильно не сорвал с ее губ тот первый поцелуй. До того, как его губы коснулись ее, Мэлди могла лишь предполагать, что окажется неспособна противостоять силе их обоюдной страсти. Теперь она знала это наверняка и вовсе не была признательна за то, что он указал ей на столь горькую истину.

- А теперь уже нет. - Мэлди безмолвно обругала себя, потому что даже ей самой послышались обиженные нотки в ее голосе. – Как видите, у меня много работы.

- Разве? Найджел спит. А тебе непременно нужно сторожить его сон? Давай же, скажи, что ты думаешь на самом деле. Ты хочешь выгнать меня, потому что я заставил тебя ощутить ту же страсть, что чувствую сам. Ты разделила ее жар со мной, а теперь хочешь, чтобы я оказался подальше отсюда, прежде чем это повторится снова.

- Какое высокомерие! Вы обманом заставили меня так поступить. Я отказала вам в том, первом, поцелуе, но вы не придали этому значения. Подобно всем прочим мужчинам, вы решили, что если вам чего-то хочется, стоит просто протянуть руку и взять это.

- Да, я признаю, что виноват в первом поцелуе. – Балфур выпрямился, подошел к двери и, открыв ее, обернулся к Мэлди. - Но знаешь, девушка, ты охотно подарила мне второй, со страстью, столь же пылкой и безумной, как и моя собственная. Да, наверняка, как только я уйду, ты упорно станешь все отрицать, но, думаю, ты слишком умна, чтобы поверить в такую ложь. Ты хотела меня, Мэлди Киркэлди, столь же страстно, как и я тебя.

Когда дверь за ним закрылась, Мэлди огляделась в поисках чего-нибудь большого и тяжелого, что можно было бы метнуть в крепкую дубовую створку. Когда ей наконец удалось найти подходящий предмет, девушка поняла, что делать это бесполезно: наверняка Балфур уже слишком далеко, чтобы что-то услышать. С проклятием Мэлди опустилась на толстый ковер из овчины рядом с очагом. Как было бы замечательно сразить лэрда на месте острым умом и холодными словами, которые заставили бы его, устыдившись, сбежать, как побитую дворняжку, но она понимала, что потерпела в этом полную неудачу. Он высказал все, что хотел, и ушел, а она так и не смогла дать ему достойный отпор.

Но что всерьез беспокоило и даже в какой-то мере злило девушку, так это его правота. Мэлди сколько угодно могла называть его невоспитанным, заносчивым и самовлюбленным, но это не меняло того обстоятельства, что он все-таки был прав. Она ощутила ту же страсть, что и он, и разделила с ним ее жар. Их желания полностью совпадали. Они в одинаковой мере жаждали друг друга. Разум Мэлди затмил пламя страсти, сделав ее столь же неосторожной, как и его. И потому не совсем честно обвинять Балфура в случившемся или едва не произошедшем.

«Но ведь именно так я и поступила», - в смятении призналась себе Мэлди, поморщившись. Для нее всегда было так просто быть выше любой страсти, отталкивать от себя всякого мужчину, проявившего к ней интерес. Та легкость, с которой Мэлди отвергала всяческое вожделение, сделала ее самоуверенной, заставила поверить, что она достаточно сильна, чтобы не повторить ошибок своей матери. Балфур же не оставил от этой уверенности и следа, единственным поцелуем показав, что она могла быть глупой и слабой, словно самая безмозглая женщина в мире. Мэлди не просто была задета этим неловким открытием, она осознала, что теперь боится приближаться к Балфуру. Она пришла в Донкойл, чтобы помочь уничтожить Битона, а не затем чтобы стать любовницей лэрда. Мэлди решила, что, как только Найджелу станет лучше, и он не будет нуждаться в дальнейшем уходе, она наконец-то примет окончательное решение: остаться ли здесь и сражаться против Битона на стороне Мюрреев или же бежать прочь от обольстительного сэра Балфура. У Мэлди не было никаких сомнений в том, что пребывание в Донкойле может стоить ей с трудом отвоеванной невинности. На мгновение у нее мелькнула мысль, что, возможно, не только невинности, но и сердца тоже. Вскоре ей предстояло решить, насколько высока та цена, которую она готова заплатить за помощь в убийстве Битона.

Балфур вздохнул, окидывая взглядом свои земли. Он осматривал весенние посадки, впрочем, не проявляя к ним особого интереса. Дьявол, да он вел себя как девчонка, страдающая от безответной любви, и потому был сам себе противен. Балфур не мог перестать думать о Мэлди, о том, как хороша она на вкус и как прижималась к нему, пока он держал ее в объятиях. Прошел всего час с того момента, как они расстались, но он уже сгорал от желания увидеть девушку еще раз, вновь прижать к себе. Останавливала его лишь полная уверенность в том, что, поступив так, он совершил бы огромную ошибку. Она все еще злится, и ей нужно время, чтобы обдумать то, что между ними произошло.

- Как и мне, - тихо произнес Балфур, покачав головой.

Страсть, которую она пробудила в нем мягкими полными губами и маленьким гибким телом, пьянила его и приводила в восторг. И к тому же выбивала из колеи. Настолько, что лишала способности рассуждать трезво, а Балфур понимал, что сейчас, когда на кону стоит жизнь юного Эрика, ясная голова просто необходима.

- Найджелу стало хуже? – спросил Джеймс, подойдя к Балфуру и прислонившись к невысокому парапету{6} на вершине крепостной стены.

- Нет. Он спит. Похоже, лихорадка отступила.

- Я слышал об этом, но у тебя такое мрачное лицо, что я уж было испугался: вдруг добрые вести оказались ложью.

- Меня беспокоит не здоровье Найджела, а девчонка, ухаживающая за ним.

- Она хорошенькая, - заметил Джеймс, не сводя глаз с Балфура.

Мужчина тихо рассмеялся:

- Слишком хорошенькая. Слишком милая. Слишком привлекательная.

- И слишком близко.

Балфур посмотрел Джемсу в глаза и медленно кивнул:

- Да. Мы отчаянно нуждались в искусной целительнице для Найджела, и вот погляди: она тут как тут. Удача или западня? Да, бывает так, что человек испытывает крайнюю нужду, и Господь чудесным образом помогает ему, но сейчас я не могу рисковать, питая подобные надежды. Слишком многое под угрозой.

- Может, тебе следует просто отослать ее прочь.

- Верно. Да она и сама сказала, что уйдет, как только Найджел перестанет нуждаться в ее искусстве. Мой разум говорит: «Да, так будет лучше всего», но тело ищет способ удержать

убрать рекламу



ее здесь. Боюсь, я ничего не извлек из глупостей, совершенных моим отцом. Все, о чем я могу думать: я хочу эту девушку.

- Нет. Это не все, ведь ты же знаешь, что она что-то скрывает, сознаешь, что есть вопросы, на которые она должна ответить.

- Сознаю, - поморщился Балфур. – И все же рядом с ней я не думал о том, чтобы получить какие-то ответы.

- Тогда это сделаю я.

Балфур колебался лишь мгновение, прежде чем кивнуть.

- Гордость требует ответить, что я и сам с этим справлюсь. Но, к счастью, теперь ума у меня все же больше, чем гордости. Я питаю к этой девушке слабость. И потому не могу доверить себе это дело. Так что да, посмотри, что можно выяснить. Девушка помогла нам в трудную минуту, но это время вражды. Она может быть как прекрасным ангелом милосердия, так и змеей, подосланной врагами. Мэлди Киркэлди таит слишком много секретов. Я должен выяснить, что она скрывает. И не тяни с этим, дружище. Должен признаться, эта зеленоглазка горячит мою кровь и туманит разум. Лучше бы тебе выяснить правду поскорее, прежде чем она меня околдует настолько, что я не в силах буду думать о ней дурно.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

- Ты хорошо заботишься обо мне, милая, - сказал Найджел, когда Мэлди помогла ему привести свое избитое тело в сидячее положение, осторожно подложив несколько больших подушек под спину. - Я бы умер, не приди ты мне на помощь.

Почувствовав, как рука Найджела обвила ее талию, Мэлди поморщилась про себя. Прошло пять дней, с тех пор как жар спал, и с каждым днем он проявлял к ней все возрастающий интерес, что настораживало. Когда Найджел обрел силы и смог двигать руками, он начал прикасаться к ней. Это были едва уловимые, безобидные прикосновения, которые легко можно было оправдать, если бы они не становились все более частыми. И еще в его красивых янтарных глазах, обращенных на Мэлди, всегда было столько тепла.

«Последнее, что мне нужно, - раздраженно подумала Мэлди, выскользнув из его рук и собираясь взять поднос с едой, оставленный служанкой на столе возле окна, - чтобы еще один Мюррей попытался затащить меня в постель».

Найджел был намного обаятельней и обходительней в своем преследовании, чем Балфур, и Мэлди слегка раздражало, что у нее нет никакого интереса к младшему Мюррею. Найджел относился к ней, как мужчина должен относиться к леди, в мастерстве обольщения он превосходил Балфура и обладал необыкновенной красотой, и все же она была совершенно равнодушна к нему.

- Я думаю, мне нужна твоя помощь, чтобы съесть это тушеное мясо, - спокойно произнес Найджел, когда она поставила поднос ему на колени.

Подозрительно взглянув на него, Мэлди опустилась на край кровати и начала кормить его тушеной олениной. Найджел лениво положил руку на ее колено, но она не почувствовала никакой слабости от этого прикосновения. Вероятно, Найджел мог есть и без ее помощи, но Мэлди решила подыграть ему. Он все еще испытывал недомогание, а силы истощили раны и лихорадка. Возможно, он боялся, что проявит постыдную для мужчины слабость, потеряв силы, обретенные после длительного отдыха, и не сумев самостоятельно закончить трапезу. Пока он совершенно не представлял опасности, она не видела смысла спорить на эту тему.

- Почему ты ищешь здесь своих родственников? - спросил Найджел, пока Мэлди отрезала кусок хлеба. - Родовое гнездо клана Киркэлди находится за много миль отсюда.

- Да, это так. Я не заблудилась, если ты об этом, - ответила Мэлди, - я не собиралась ехать к ним.

- Почему? - Он поперхнулся, когда она сунула ему в рот слишком большой кусок хлеба. - Это логичный вопрос, - добавил он и невинно улыбнулся, заметив мелькнувшее на ее лице раздражение.

- Возможно. Киркэлди не хотят ничего знать обо мне. Я не делала секрета из той горькой правды, что я бедная девушка и у меня была трудная жизнь.

- Уверен, как и у многих из Киркэлди.

- Да, я еще не сказала, что я внебрачный ребенок. - Глаза Найджела слегка расширились, но она не увидела в них презрения или отвращения, а только любопытство и слабый намек на сочувствие. - Моя мать была старшей дочерью лэрда Киркэлди. Она поддалась на уговоры и покинула родственников. И мужчина, который увел ее из дома и семьи, был уже женат. Когда она осталась с ребенком, он бросил ее. Ей было стыдно возвращаться домой.

Мэлди надеялась, что небольшая часть правды не навлечет на нее опасности. Она не собиралась называть имя своего отца, как впрочем, и озвучивать тот факт, что он оставался с ее матерью до рождения ребенка, пока не увидел, что в результате его греховной связи родилась девочка, а не долгожданный сын. Огласка имени отца могла принести Мэлди еще больше неприятностей, а возможно, даже поставить под угрозу ее жизнь. Упоминание о мужчине, мечтающем о сыне, могло вызвать вопросы, на которые она не сможет дать вразумительных и безопасных ответов.

- А если ты неправильно судишь о Киркэлди? - Найджел отпил, двумя руками обхватив кубок с вином. - Возможно, им безразлично, что ты внебрачный ребенок. Твоя мать боялась, что они отвернуться от вас, но, может, этот страх порожден ее собственным стыдом и чувством вины. Я думаю, тебе стоило бы вернуться домой и поговорить с ней.

- Это невозможно. Она умерла.

- Сочувствую. Значит, ты ищешь родственников своего отца?

Это был трудный вопрос для Мэлди, поэтому она резко встала.

- Нет. Этого труса я не интересую. Впрочем, как и он меня. Ты закончил?

Найджел кивнул, и Мэлди, забрав поднос, вернула его на столик. Очевидно, ответов на несколько вопросов было недостаточно, чтобы удовлетворить любопытство Найджела. Не имело значения, как осторожно она выбирает слова, казалось, каждый ее ответ порождал еще один вопрос. Внимательный взгляд Найджела подсказал Мэлди, что ее реакция на вопрос об отце только разожгла в нем аппетит для еще большего числа вопросов. Хранить секреты, не вызывая подозрений, оказалось не так просто. Если она решила остаться в Донкойле, чтобы принять посильное участие в битве против Битонов, то должна придумать какую-то историю о своем прошлом, с подробностями и деталями, позволяющими ответить на всевозможные вопросы. Мэлди не была уверена ни в том, что сможет выдумать такую запутанную историю, ни в том, что сможет правдоподобно ее преподнести.

Внимание Мэлди привлек звук открывающейся двери, и девушка сама удивилась тому облегчению, с которым посмотрела на входящего Балфура. С момента их поцелуя, она решила держаться подальше от этого мужчины, поэтому почти выбегала из комнаты, как только он освобождал проход. Даже короткий обмен любезностями заставлял ее чувствовать неловкость. Она часто ловила на себе взгляд его темных глаз, говоривших, что он полностью осознает ее отступление. И Мэлди чувствовала, что он не собирается с этим дальше мириться. Несмотря на это, она попыталась проскользнуть мимо него, но, когда он крепко схватил ее за руку, вздохнула со смирением.

- Я собиралась оставить вас наедине с братом, - пояснила девушка, повернувшись лицом к Балфуру и делая слабую попытку освободить руку, но быстро сдавшись, едва он усилил хватку.

- Я, конечно, не хотел бы задеть нежные чувства Найджела, - прежде чем остановить взгляд на Мэлди, Балфур бросил короткую ухмылку брату, - но я пришел сюда за тобой.

- Зачем?

- Потому что пришло время прогуляться и ощутить аромат весны.

- Я достаточно насладилась ее ароматом, пока шла сюда из Данди.

- Тогда погода еще не была так хороша. Сейчас небо более ясное и солнце сильнее греет.

- Найджелу может что-то понадобится.

- Да, - поспешно согласился Найджел с резкой интонацией, заставившей Балфура нахмуриться. - Я не думаю, что уже в состоянии оставаться один.

- Ты не будешь один, - ответил Балфур, внимательно глядя на брата и при этом подталкивая Мэлди к двери. - Старая Кейтлин приковыляет к тебе в комнату, как только ты позовешь. - Он ухмыльнулся услышав проклятия Найджела. - Она ждет не дождется провести несколько часов со своим «крошкой-малышом».

- Что это значит? - требовательно спросила Мэлди.

Закрыв дверь, Балфур взял девушку за руку и потащил по коридору.

- Старая Кейтлин была няней и кормилицей Найджела, - ответил Балфур. - Она до сих пор видит в нем младенца, а не мужчину, и относится соответственно. И почему же ты вдруг согласилась пойти со мной, хотя уже несколько дней убегаешь от одного только взгляда?

Мэлди быстро представила, что рассказывает об ухаживаниях Найджела. Она просто сделала выбор между двумя братьями, каждый из которых пытается затащить ее в постель. Еще есть шанс как-то остановить осторожные ухаживания Найджела, прежде чем случиться настоящее столкновение. Уйти с Балфуром, у которого была какая-то тайная цель в отношении нее, было единственным способом сделать это. Однако Мэлди решила не рассказывать Балфуру об этом. У нее было достаточно неприятностей просто от пребывания в Донкойле, Мэлди не собиралась настраивать одного брата против другого или, что еще хуже, способствовать соревнованию между ними, где она будет главным призом.

- Я не убегала от тебя, - возразила она, стараясь чтобы фраза прозвучала надменно.

- Убегала. Сновала, как робкий маленький мышонок, воодушевленный видом зернышка.

- Ты о себе слишком высокого мнения.

- Как загнанный собаками крольчонок, мечущийся в поисках укрытия.

- Да, но таким образом я хотела дать вам с братом время поговорить наедине.

- Как олень, срывающийся с места, заслышав рог охотника.

- Скоро ты исчерпаешь все сравнения.

Балфур издал сдержанный смешок.

- Как крадущаяся в ночи побитая дворняжка.

- Подожди, - когда они вышли из замка, Мэлди остановилась, дернув свою руку достаточно сильно, чтобы задержать его и заставить посмотрет

убрать рекламу



ь ей в лицо, - куда делись «метаться», «бежать» и «сновать»?

- Тебе не нравится «красться»?

- Я не боюсь тебя, Балфур Мюррей.

Он снова взял ее руку и продолжил путь.

- Не боишься? Тогда ты убегала от меня потому, что я не такой милый, как Найджел?

Под его пристальным взглядом Мэлди слегка замялась. С того момента, как лихорадка отступила и Найджел открыл глаза, Балфур чувствовал, что брат больше не воспринимает Мэлди как возможную угрозу. Блеск, который он замечал в глазах Найджела, не принадлежал мужчине, пытающемуся разгадать тайну или уличить в предательстве. Найджел хотел Мэлди, и Балфур вдруг понял, что желание брата так же велико, как и его собственное.

Едва заметив искру вожделения во взгляде Найджела, Балфур силился побороть желание утащить Мэлди от брата и спрятать, как жадный ребенок прячет любимую игрушку. С тех пор как он достиг возраста, в котором начал интересоваться женщинами, Балфур замечал, что большинство леди предпочитают ему младшего брата. Господь наделил Найджела прекрасным лицом, легким характером и поразительным даром слова. Девушки всегда вздыхали от его красоты, превозносили манеру речи, очарование и обходительность. Да и мастерством в постели Найджел намного превосходил брата. Старая как мир ревность... Балфур думал, что давно перерос ее, пока не увидел, как мило Наджел улыбается Мэлди. Увидев их рядом, он старался смолчать и ничем не выказать опасений. Балфур не видел никаких признаков того, что Мэлди проявляет благосклонность к Найджелу, но все равно хотел услышать это от нее.

- Я не думаю, что в Шотландии найдется много таких красивых мужчин, как Найджел, - ответила Мэлди, исподволь наблюдая за Балфуром и удивляясь тому, как гримаса на краткий миг исказила его решительные черты. Казалось, эти слова задели его.- Возможно, даже во всем мире. Твой брат очень красивый мужчина.

- Девушки всегда вздыхают по нему. - Балфур чертыхнулся про себя, потому что его слова прозвучали слишком уж мрачно.

Мэлди кивнула:

- Я подозреваю, что ни одного мужчину девушки не преследовали столь яростно и настойчиво.

- А насколько настойчивым он должен быть, чтобы заполучить тебя?

Балфур говорил почти шепотом, и Мэлди снова остановилась, внимательно глядя на него. Он ревновал. Даже отругав себя за непомерное тщеславие, она не изменила мнения. Увидев интерес Найджела к ней, Балфур определенно подумал, что она, как и многие женщины до нее, сразу же станет жертвой его привлекательного лица, милой улыбки и красивых слов.

Его ревность вызвала в ней опасную дрожь, но невысказанное обвинение обижало. Когда Мэлди поняла, что Балфур боролся с застарелой ревностью. Он не желал ее испытывать, но она была, и ее появлению, несомненно, немало поспособствовали глупые женщины.

Возможно, она могла бы оттолкнуть Балфура, даже убить его желание, если бы заявила, что увлечена Найджелом, что ее, как и других женщин, пленили красота и обольстительные речи. Но Мэлди не стала использовать представившуюся возможность. Во-первых, не хотела настраивать одного брата против другого. Но главное, что ее остановило, - это сочувствие к Балфуру. Мэлди поняла, что он тоже многое перенес. А с ней часто не считались и игнорировали, потому что она бедна и рождена вне брака.

- Ему придется очень сильно постараться, - ответила она и продолжила путь.

- В самом деле? Я заметил, как он не тебя смотрит.

- Да, это скверно. Я надеялась, что у него это пройдет раньше, чем кто-либо заметит. Мужчины зачастую чувствуют симпатию к тому, кто облегчил их страдания. И не забывай: я почти единственная, кого он видел за последнюю неделю.

- Лицо, созерцать которое хотел бы любой мужчина.

Она почувствовала, как щеки заливает румянец, и выругалась про себя. Тонкая, поэтичная лесть Найджела вызывала только неловкость и редкие улыбки. А грубоватые слова Балфура о ее красоте вызвали у Мэлди ощущение приятного тепла внутри. Она опасалась, что уже поздно спасаться, – Балфур уже прокрался в ее сердце. Пока она переживала из-за той страсти, которую они ощутили и пыталась с ней бороться, ее сердце признало в нем мужчину, который ей нужен. Это означало, что было что-то большее, нежели просто неуместные желания, с которыми она боролась. Это также означало, что ее шансы покинуть Донкойл и остаться при этом прежней намного меньше, чем она думала.

Балфур остановился и повернул ее лицом к себе, прервав тем самым поток мрачных мыслей. Она поспешно огляделась и тихонько выругалась. Балфур привел ее в пустынный укромный уголок. Они были окружены грудами камней и недостроенными стенами замка. По его широкой ухмылке Мэлди поняла, что все это тщательно спланировано. Балфур вывел ее на воздух вовсе не для того, чтобы насладиться теплым весенним днем, а для того, чтобы заманить ее в укромное место и украсть еще один поцелуй.

Что действительно озадачивало Мэлди: она не приложила никаких усилий, чтобы помешать ему в его игре по соблазнению. Она должна была ударить нахала, высвободиться из его рук и как можно быстрей вернуться в безопасную комнату Найджела. Вместо этого она оставалась в его объятиях, думая с некоторым приятным удивлением о том, какой же он привлекательный плут.

- Так вот что ты планировал все это время, - сказала она, ее ладони уперлись в его широкую грудь в слабом показном жесте сопротивления.

- Ты обвиняешь меня в грязном трюке? - спросил он довольным, почти веселым тоном, запечатлев на ее лбу поцелуй.

- Да, будешь отрицать это? - Когда он поцеловал ее за ушком, она задрожала от плохо скрываемого наслаждения.

- Это не уловка или трюк, малышка Мэлди. Просто идея, которую я обдумывал. - Он ухмыльнулся, когда она издала резкий, краткий возглас отвращения. - Тебя нужно было увести из комнаты.

Когда Мэлди собиралась открыть рот, чтобы отчитать его, Балфур коснулся ее губ. Внутренний голос тихо подсказывал, что она в опасности, но Мэлди просто проигнорировала его. Тепло медленного, долгого поцелуя смело все остатки здравого смысла и сопротивления. Он заставил ее почувствовать себя так хорошо, что Мэлди с сожалением призналась в своей неспособности сопротивляться ему.

Мэлди обняла его за шею и прижалась крепче, когда он углубил поцелуй. Дрожь, сотрясавшая его тело, передалась ей. Поразительно и одновременно тревожно, что один простой поцелуй так сильно подействовал на них обоих. Пришедшая ей в голову мысль о том, что они ведут себя не лучше животных в период брачных игр, немного остудила ее пыл. Прежде чем Мэлди успела взять себя в руки, Балфур провел ладонью вверх по ее телу и остановился на груди. Он обводил пальцем сосок, нажимая на него через тонкую сорочку, пока тот не затвердел. От охвативших ее ощущений Мэлди стала задыхаться. Все мысли вылетели из головы... и казалось, безвозвратно.

Балфур медленно поворачивал Мэлди, пока она не уперлась спиной в одну из наполовину возведенных стен недостроенной башни. Она понимала, что он расшнуровывал ее платье, но не могла собраться с силами и оттолкнуть его, она даже помогала ему спустить лиф, пока тот не оказался стянут до талии. Развязывая ленты сорочки, Балфур дрожащими пальцами гладил нежную кожу Мэлди. Она нашла в себе силы выразить невнятный протест, но он смял поцелуем ее нерешительное сопротивление. Мэлди осознавала, что не отталкивает его и позволяет столько вольностей потому, что всем телом жаждет его прикосновений.

Когда Балфур наконец развязал сорочку, холодный полуденный воздух, коснувшись ее гладкой кожи, заставил Мэлди задрожать. Но когда Балфур поцеловал нежную кожу между грудей, тепло вернулось. Он стал покрывать ее груди едва уловимыми поцелуями, Мэлди издала стон наслаждения и запустила пальцы в его густые волосы. Балфур втянул в рот затвердевший сосок и, поиграв с ним языком, начал посасывать. Мэлди услышала чей-то стон. Через мгновение до ее сознания дошло, что жадный неясный звук принадлежал ей. А потом она полностью отдалась во власть пробудившегося желания.

Мелодичный звук детского смеха привел Мэлди в чувство. К ней пришло мучительное понимание того, где она находится, что она наполовину раздета, ей холодно... Все это она осознала так быстро, что на мгновение перехватило дыхание. Издав невнятное проклятие, она стала отталкивать Балфура, но поняла, что он уже сам освобождает ее из объятий. Возясь со шнуровкой на сорочке и платье, Мэлди старалась не думать о том, как хорошо он чувствует изменения в ее настроении.

Балфур прижался спиной к холодному сырому камню недостроенной стены, глядя, как Мэлди оправляет платье. Это несколько охладило его кровь. Почувствовав, что она освободилась из плена желания, он приложил всю силу волю, чтобы отпустить ее. Он понимал, что поступает правильно, но неутихающая боль желания словно скручивала внутренности. Балфур не ощущал себя благородным, он лишь чувствовал, что умирает от желания вновь испытать огонь, который только что горел в них. Выражение злости на еще пылающем лице Мэлди подсказало Балфуру, что пройдет очень много времени, прежде чем ему представится еще один шанс изведать эту страсть.

- Я не лучше безмозглой придорожной шлюхи, - проворчала Мэлди, безуспешно стараясь привести хоть в какой-то порядок растрепанные волосы.

- Неправда. Придорожная шлюха ничего не чувствует, - возразил Балфур, скрестив руки на груди, он оперся о стену, борясь с невыносимым желанием подойти к Мэлди, - она просто притворяется, терпит и ждет, пока ты вложишь ей в руку монету.

Она сдержалась от напрашивающегося вопроса, откуда он знает так много о шлюхах.

- По крайней мере, у этого есть хоть какая-то практическая цель. А я готова раздвинуть ноги всего лишь за обворожительную улыбку. - Мэлди почувствовала такое отвращение к себе, такое разочарование из-за собственной слабости, что поняла: у нее нет ни времени, ни желания смущаться из-за случившегося.

- Я не лучше моей бедной матери – спешу повторить ее ошибки.

- Да и я, по-моему, спешу повторить ошибки отца. Или что-то вроде

убрать рекламу



того. Как бы то ни было, раньше я не вел себя так, а ты?

- Конечно, нет. - Мэлди знала, что должна уйти раньше, чем Балфур еще что-нибудь скажет. У него хорошо получалось озвучивать простые и неопровержимые истины.

- Ну, мой отец спал со всеми доступными девицами в округе и заявлял, что любил половину из них. Еще удивительно, что Донкойл не кишит его бастардами. Я всегда прикладывал все усилия, чтобы ясно мыслить и руководствоваться рассудком. А в чем ошибка твоей матери?

- В том, что она родила меня.

- Мне это не кажется ошибкой, - мягко возразил он.

- О, но это так. Я незаконнорожденный ребенок мужчины, который не чувствовал себя связанным брачными клятвами. - Мэлди постаралась прикусить язык и не сказать лишнего о своем отце, удивляясь тому, как под понимающим взглядом Балфура, хотелось рассказать всю правду. - То, что он бросил ее после рождения ребенка, должно было сделать ее более осторожной, но не сделало. Да, она возненавидела его, но, видимо, не лишилась надежды, что следующий мужчина будет другим. В некотором роде так и было. Большинство из них давали ей немного денег или пару подарков. В какой-то момент она перестала переживать и чувствовать, а просто брала деньги.

- Я не могу поверить, что ты когда-нибудь станешь такой. - Балфур выругался про себя, потому что хоть и сочувствовал печальной жизни Мэлди, но понимал, что именно эта незавидная судьба и дала ей силу бороться со вспыхнувшей между ними страстью. - Ты очень сильная.

- Моя мать тоже была сильной женщиной, - произнесла Мэлди уверенным голосом, хотя сама уже не была в этом так уверена. - Но мужчина унизил ее, использовал и выбросил; она обманулась в нем и в конце концов просто перестала чувствовать. Ни один мужчина не сможет уничтожить меня! Я не буду слушать лживых слов и не стану жертвой в мужской игре.

- А я не лгу и не играю. Вспыхнувшее между нами чувство, милая, сладкое и пьянящее. И я думаю, что оно, возможно, сильнее нас обоих.

- Нет. Это всего лишь необдуманный поступок, не более чем то, что происходит между дикими животными в брачный период. Я не позволю этому одержать верх.

Вздохнув, Балфур смотрел, как она уходит. Все равно он не мог сказать ничего, что могло бы изменить ее мнение. Теперь он верил: они с Мэлди сейчас разделили что-то намного большее, чем его беспутный отец делил с какой-либо женщиной, включая и мать Балфура. Чувство, вспыхнувшее между ним и Мэлди, было глубоким и явно превосходило простую похоть. Однако он не был уверен, что это первые ростки любви или судьба - одна из тех редких, слепых страстей, о которых мечтает большинство мужчин, но никогда их не испытывают. Балфур сам толком не понимал, чего хочет от Мэлди, помимо естественного желания уложить ее в постель, и поэтому не мог ей ничего обещать. Если бы он попытался поговорить с ней, она легко почувствовала бы его неуверенность. Это даже могло заставить ее думать, что он лжет, чтобы получить желаемое. Трудно облечь правду в слова, когда никто не знает, в чем же заключается правда.

«Мы зашли в тупик», - думал Балфур, медленно возвращаясь назад. Каждый из них боялся повторить ошибки своих родителей. Мэлди потеряет невинность, если поддастся охватившей их страсти, а это единственное приданое, которым обладает бедная девушка. А он не мог - во всяком случае пока - предложить ей что-то, кроме той же страсти. Жизнь Эрика в опасности, и существует угроза сражения - сейчас неподходящее время, чтобы давать обещания какой-либо женщине, особенно бедной безродной девушке, у которой слишком много секретов. Балфур снова вздохнул. Он начинал думать, что Мэлди единственная, кто может разрешить эту задачу. Если она поддастся страсти, то рискнет всем. Балфур только хотел, чтобы ему еще раз представилась возможность показать Мэлди, в чем она себе отказывает, прогоняя его. Но будет просто удивительно, если после сегодняшнего она подпустит его к себе ближе, чем на милю.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

- Ты что совсем с ума сошел?

Войдя в комнату Найджела, Мэлди не поверила своим глазам. Она ушла всего час назад, но оказалось, даже такая короткая передышка с ее стороны была ошибкой. В течение недели, с тех пор как у Балфура почти получилось ее соблазнить, она с радостью отвлекалась на сражения с Найджелом, пытаясь оградить его от попыток делать слишком много и слишком быстро. Глядя, как он стоял там, поддерживаемый при каждом неверном шаге пошатывающейся молодой горничной, Мэлди больше не чувствовала себя так уж хорошо. И хотя вероятность того, что его раны откроются, была ничтожной, мужчина мог легко искалечить себя навсегда.

- Ты Дженни? - спросила Мэлди, заняв место бледной девушки, подпирающей дрожащего, покрывшегося испариной Найджела.

- Да, госпожа. - Дженни поморщилась, рассеянно потерев поясницу.

- Я знаю, что этот болван может быть очень сладкоречивым, - она не обратила внимания на невнятные попытки Найджела возразить на оскорбление, пока вела его обратно в кровать, - и тем не менее, ты не должна помогать ему ходить, даже несмотря на уговоры и приказы.

- Но, госпожа... - Дженни помедлила у двери, глядя на бормотавшего проклятья Найджела широко открытыми глазами.

- Если ты боишься ослушаться брата лэрда, не беспокойся. Я могу поговорить с сэром Балфуром, и он охотно подтвердить мой приказ. Этот болван не должен подниматься на своих слабых ногах, пока я не разрешу.

- Слабых? - пробормотал Найджел, когда Дженни выбежала из комнаты, а Мэлди удобно устроила его на кровати.

- Ты хочешь стать калекой? - спросила Мэлди, уперев руки в боки и глядя на него сверху вниз.

- Конечно, не хочу. Но, по-моему, как раз и стану, если не смогу вернуть себе силы.

- Ты был сильно ранен, потерял много крови и страдал от длительной изнуряющей лихорадки менее двух недель назад. Ты не можешь всерьез ожидать, что так сразу вскочишь и пустишься в пляс. Чтобы снова стать сильным, твоему телу необходимо восстановить утраченную энергию и потерянную кровь. Это требует отдыха и хорошего питания.

- По крайней мере, я чувствую себя достаточно здоровым, чтобы попытаться снова ходить.

- Да, очевидно. Вот только выглядишь ты, дрожащий и в поту, как человек, которого сильно лихорадит. Это твое тело говорит, что ты еще совсем не готов. Прими это к сведению, или тебе придется дорого заплатить за ослушание. - Она отошла, чтобы налить ему немного вина.

- Ты говоришь так, словно мое тело живет собственной, независимой от разума жизнью.

- Так и есть, - она подала ему кубок с вином и нахмурилась, заметив, как он схватил его обеими подрагивающими от слабости руками, - я думаю, ты достаточно разумен, чтобы понимать, что твое тело сейчас дает понять, как глупо ты себя повел.

Найджел застонал и попытался резко вернуть кубок, но сил не хватило для такого решительно жеста, и он едва смог передать его Мэлди, не пролив.

- Пролежав в постели так долго, я, может, и стану достаточно сильным, чтобы снова начать ходить, но, определенно, сойду с ума.

Убрав бокал, Мэлди улыбнулась и взяла тазик с водой и тряпку, чтобы обтереть его.

- Знаю, постоянное лежание в постели без дела сводит с ума: разум не дает покоя, но тело слишком слабо, чтобы подчиняться твоим желаниям. Поэтому я призываю, прислушайся к своему телу. Ты еще недостаточно силен, - она начала проворно обтирать его тело от испарины, - знаю, люди думают, что я говорю ерунду, рассказывая о том, что тело говорит с тобой, но это так. Разве, когда ты встал с постели, у тебя не закружилась голова? Разве ты не покрылся испариной с головы до пят и не начал дрожать? Это, мой прекрасный рыцарь, и есть то, что говорит тебе тело самым действенным способом: лечь в постель и дать себе еще немного отдохнуть.

- Было бы замечательно, если бы голова предупредила меня об этом до того, как я спустил ноги на пол, - произнес Найджел, слабо улыбаясь.

- Да, разум - упрямый противник. Он не всегда ведет нас в верном направлении и не всегда говорит правду. И неважно, насколько мы проницательны, мы часто позволяем ему сбить нас с пути. Несомненно, ты подумал о вещах, которые не были ни мудрыми, ни безопасными, и, что еще хуже, ты поддался этим мыслям.

- Да уж, и этот окаянный разум не окажет тебе любезность – не позволит забыть о подобных ошибках.

Смех застрял в горле, когда Мэлди осознала, что тело, которое она протирала, не настолько обессилено, как ей казалось. Во всяком случае, одна часть тела Найджела определенно не испытывала затруднений с тем, чтобы подняться. Мэлди предполагала, что Найджел хочет ее, но вид неопровержимого доказательства - натянувшегося спереди нижнего белья - заставил ее растеряться. Она остановилась, глядя на него в изумлении и не зная, что делать дальше. Пожалуй, лишь в одном она была совершенно уверена - у нее нет ни единого шанса притвориться, будто она ничего не заметила.

- Ну, приятно знать, что я еще не совсем лишился мужественности, - растягивая слова, произнес Найджел.

Едва эта маленькая дерзость успела вывести Мэлди из ступора, как кто-то вырвал у нее мокрую тряпку, и знакомый голос произнес:

- Думаю, пришло время кому-то другому взять на себя обязанность мыть моего брата. - Балфур мягко оттолкнул Мэлди от кровати. - Полагаю, госпожа Киркэлди сможет найти себе другое занятие.

- Но, Балфур, мы с девушкой всего лишь увлекательно беседовали о том, что каждый должен прислушиваться к тому, что говорит его тело.

Мэлди услышала, как Найджел захрипел от боли, но не смогла увидеть за Балфуром в чем дело. Ей хотелось приказать Балфуру убраться; она была раздражена и тем, как он, отодвинув ее в сторону, взял на себя ее обязанности, и тем, что указывал ей, что она может делать, а что нет. Но затем благоразумие взяло верх над

убрать рекламу



гордостью. Найджел хотел ее и, скорее всего, не ограничился бы взглядом и легким прикосновением. Несомненно, для них обоих будет лучше, если она перестанет заботиться о его личных нуждах. Обтирание легко могло привести к столкновению, которого она предпочла бы избежать.

- Я пойду и принесу ему еду, - пробормотав это, она быстро и бесшумно удалилась.

В тот же момент, как дверь за Мэлди закрылась, Балфур отбросил тряпку и пристально посмотрел на брата. Он старался подавить гнев, который, как он знал, был рожден неуместной ревностью. Когда он вошел в комнату и увидел, как Мэлди обтирает Найджела, он почувствовал привычный приступ зависти. Заметив очевидное возбуждение Найджела и обольстительное выражение его лица, Балфур собрал всю силу воли, чтобы не выгнать Мэлди из комнаты и не испортить прекрасную работу по излечению брата.

- У тебя тяжелая рука, брат, - сказал Найджел, осторожно глядя на нахмурившегося старшего брата.

- Возможно, у меня просто вызывает отвращение то, что ты пытаешься соблазнить девушку, приложившую столько усилий, чтобы ты выжил, - резко бросил Балфур, отходя, чтобы налить себе немного вина, и мысленно проклиная свой неконтролируемый нрав.

- И почему тебя это так волнует?

- Мало того что она бедная сирота, так не ты ли меня предупреждал, что не стоит терять бдительность из-за смазливого личика? Не ты ли говорил, что у нее много секретов? - Он в упор посмотрел на Найджела, несколько смущенный оценивающим взглядом на лице брата, который сказал ему, что, возможно, он выказал слишком много эмоций.

Найджел медленно кивнул:

- Да, я так говорил и не отказываюсь от своих слов. Как бы то ни было, теперь я считаю, что эти секреты не имеют к нам никакого отношения и ничем нам не угрожают. Мэлди, как ты только что напомнил, бедная сирота. Она вела трудную жизнь и очень переживает из-за перенесенного матерью позора и из-за того, что ее отец бросил их. Ее тайны, имеющие отношение к ней и ее прошлому, боли, позору и испытаниям, как она справедливо считает, не наше дело.

- Допустим. - Балфур отчаянно надеялся, что если промолчит, то Найджел оставит эту тему, но через мгновение понял, что это напрасная надежда.

- Не уверен, что ты злишься из-за того, что я пытаюсь соблазнить девушку, которой ты не доверяешь.

- Сейчас трудные времена. Кто-то должен быть осмотрительным.

Найджел проигнорировал его слова.

- Думаю, ты сам хочешь девушку и считаешь, что я уведу ее.

- А я думаю, ты так долго лежал в постели, что твой разум стал столь же слабым, как тело.

- Я прав. И оскорблениями меня не переубедить. Ты хочешь девушку. Я заметил это, когда мы нашли ее на дороге, но предпочел забыть. Наверное, просто решил не обращать внимания на все признаки твоего желания. Ведь это помешало бы моим собственным планам, не так ли? Только вот, как сильно ты хочешь ее?

Балфур сначала подумывал полностью опровергнуть предположения Найджела и поспешно трусливо сбежать из комнаты. Затем покачал головой - это даст только небольшую отсрочку. Брат не успокоится, пока не удовлетворит свое любопытство. Честный ответ должен заставить Найджела замолчать. И, что совершенно отвратительно, Балфур понял, что размышляет, заставит ли это Найджела отступиться и оставить Мэлди в покое. Ему была ненавистна мысль, что он настолько неуверен в своей способности добиться расположения женщины, особенно той, на которую положил глаз и его брат.

- Очень сильно, - наконец ответил Балфур, - временами мне кажется, что мои мозги развеялись по ветру.

- Да уж, эти зеленые глаза могут сотворить такое с мужчиной и вызвать непреодолимое вожделение.

- Это больше чем вожделение, - с неохотой возразил Балфур.

- Насколько больше?

Лицо Найджела приняло странное отстраненное выражение. Словно он очень старался скрыть что-то. Что если Найджел также очарован? Что если чувства его брата к Мэлди тоже сильнее обычного вожделения мужчины к прелестной женщине? Балфур понял, что не хочет ничего знать, и не важно, насколько это эгоистично. Он не хотел чувствовать себя обязанным дать Найджелу шанс бороться. Балфур решил, что разберется с этим позже, даже если брату будет больно от того, что происходит между ним и Мэлди.

Негромкий ревнивый голос нашептывал, что малышу Найджелу будет даже в каком-то смысле полезно потерять женщину. Балфур поклялся, что наконец постарается убить этого ожесточенного юношу внутри себя: того, который видел слишком много женщин, бросивших его ради Найджела, и, очевидно, все еще негодующего по этому поводу. Он даже не осознавал, насколько сильным стало ощущение несправедливости, до тех пор пока в их жизни не появилась Мэлди.

- Я не знаю, - спокойно ответил Балфур, - уверен только в том, что это больше, чем просто страсть.

- А что чувствует она?

- Она хочет меня. В этом я уверен. Она борется, так как считает, что страсть разрушила жизнь ее матери. Мэлди не хочет повторять ее ошибок. Поэтому, когда я понял, что больше не боюсь уподобиться нашему отцу, то решил, что мною движет что-то большее чем желание, - он пожал плечами, слегка раздраженный собственными сомнениями, - я не могу сказать насколько большее. Безусловно, это чувство сильное, но очень сложное.

- Тогда она твоя, брат. Я удаляюсь с поля. С твоими страхами, сомнениями и желанием, ее опасениями и страстью там и так слишком тесно.

Прежде чем Балфур смог спросить, что Найджел имел в виду, вернулась Мэлди. Сердитый взгляд, брошенный на него, когда она ставила поднос с едой Найджелу на колени, заставил Балфура испугаться, что она подслушала их разговор. Но он быстро отбросил эту идею. Если бы Мэлди услышала что-нибудь, она бы не просто сердилась. Балфур понимал, что любому, случайно услышавшему их разговор могло показаться, будто они с братом цинично решали, кому с ней спать. Он сомневался, что признание о глубине и сложности его чувств заслужили бы симпатию с ее стороны. Мэлди была всего лишь раздражена его вмешательством и тем, что он отдавал ей приказы.

- Могу я помочь ему с едой? - хмуро спросила Мэлди, увидев ухмылку Балфура.

Балфур тут же удивился, почему он испытывает такую бурную радость от того, что не только угадал ее настроение, но и был его причиной.

- Я думал, он достаточно поправился, чтобы есть самостоятельно.

- Да, так бы и было, если бы он не вставал и не прыгал по комнате.

- Я не прыгал, - невнятно возразил Найджел, бормоча проклятия и откусывая от куска хлеба, который отрезала для него Мэлди.

- А почему он не должен пытаться ходить? - спросил Балфур, слегка нахмурившись, когда вдруг обнаружил, как побледнел его брат. - Жар спал неделю назад или даже больше, и нет опасности, что раны снова откроются.

- Но теперь он должен восстановить потерянные силы. Если учесть, что он был очень сильно ранен в ногу, его первые шаги должны быть очень осторожными. Я понимаю, что подвигло его на такую глупость, - добавила Мэлди, внимательно наблюдая за Найджелом, поднимавшим кубок с сидром. - Лежа в постели, отдыхая с полным животом, он не всегда осознает свою слабость и не имеет терпения, чтобы проявить осмотрительность. А между прочим, если делать слишком много и слишком быстро, то хромота в ноге может остаться навсегда.

Непреклонный тон ее голоса подсказал Балфуру, что она говорит правду, и он посмотрел на Найджела. Натянутое, почти сердитое выражение лица брата сказало ему, что Найджел тоже верит ее предостережениям. Как только жар у Найджела спал, Балфур решил, что его брат исцелен, и ему нужны только отдых и еда. Похоже, он был так же глуп, как и Найджел. Сейчас Балфур видел, что брат нуждается в очень внимательном уходе.

- Как движется план по освобождению Эрика и мести Битону? - спросил Найджел, когда Мэлди забрала поднос.

- Медленно, - Балфур прислонился к одному из толстых высоких столбиков в изножьи кровати и скрестил руки на груди, - мы знаем очень мало о нем и Дублинне. Я отправил человека в самое сердце лагеря противника, но ему очень трудно передавать нам сведения. Даже самые простые детали могли бы помочь, но у нас и их нет.

- Говоря «простые», ты имеешь в виду, например, когда они открывают и закрывают ворота? - спросила Мэлди, наливая себе сидра.

- Да, даже такие мелочи.

- Ну, открывают они их, когда солнце показывается над горизонтом, а закрывают на закате.

Мэлди едва не вздрогнула под взглядами братьев. Намек на недоверие в их глазах был вполне оправдан, но это не делало его менее неприятным. В своем стремлении хоть как-то помочь победить Битона, она не подумала о том, как будет выглядеть ее вмешательство. А еще она не подумала, что понадобиться правдоподобное объяснение тому, откуда у нее подобные сведения о врагах Мюрреев. Правда, заключающаяся в том, что она узнала все возможное о Битоне для того, чтобы было легче убить его, могла вызвать у Мюрреев подозрение или, что более вероятно, отвращение.

- Как ты узнала об этом? - требовательно спросил Балфур.

- Я искала своих родственников в окрестностях Дублинна.

- Ты родственница Битона?

То, как Балфур произнес это — словно она призналась, что больна чумой, - только утвердило ее в решении никогда не открывать ему своего происхождения.

- Нет, мои родственники - менестрели. Я следовала за ними в Дублинн, но потом мы разминулись, и я задержалась в попытке выяснить, куда они отправились дальше. В Дублинне я жила у пожилой пары из деревни, они были так добры и пригласили меня остановиться у них.

- Почему ты ничего не сказала? Ты знала, что мы воюем с Битоном.

- Я не воин, сэр Балфур. И не знала, что вас может заинтересовать любая мелочь, которую я видела или слышала. И меня не было там, когда взяли в плен вашего брата.

Балфур вздохнул и запустил пятерню в волосы, а затем попытался растереть шею, чтобы избавится от внезапной боли.

- Прошу простить меня, госпожа Киркэлди. Я не хотел оскорбить или обвинить вас. С каждым днем, пока Эрик остается в руках

убрать рекламу



этого человека, я все больше переживаю за его безопасность и, возможно, вижу предателей там, где их нет. Даже сейчас я удивляюсь, откуда он знал, где и когда поджидать парня, и это позволяет подозрению укорениться глубоко в моем сердце.

- Нет необходимости в таком смиренном раскаянии, - сказала она, - У вас война, а я незнакомка.

- Балфур, - отвлек Найджел внимание брата, - ты и правда думаешь, что кто-то предал нас? Что кто-то в Донкойле помог Битону захватить Эрика?

- Да. Удивительно, что я не подумал о такой возможности раньше, - ответил Балфур.

Пока братья обсуждали, кто мог их предать и почему, Мэлди не спеша убиралась в комнате. У нее отлегло от сердца, когда внимание Балфура переключилось на Найджела. Она высказалась слишком быстро, не подумав. Менестрели, решила она, хороший выбор в качестве родственников: очень немногие знали их имена, а странствующий образ жизни означал, что еще меньше людей могли знать об их местонахождении. Все, что ей нужно: придумать им имена. Вероятно, Балфур никогда не спросит об этом, но она хотела на всякий случай заготовить ответ.

Ложь начала опутывать ее своей сетью. Это одновременно беспокоило и пугало Мэлди. Она редко говорила неправду. Очевидно, у нее есть определенные способности ко лжи, но Мэлди не испытывала гордости по этому поводу. И хотя не желала этого, но должна была признаться себе, что особенно мучительно лгать именно Балфуру. И то, что он принял ее ложь без вопросов, и даже извинился за обоснованные подозрения на ее счет, только заставило ее почувствовать еще большее отвращение к себе. Мэлди не нравилось обманывать. Девушка была убеждена, что обманув того, кто приютил ее в своем доме и так легко поверил ей, она совершила грех, который останется темным пятном на ее душе на долгое время.

То, как незаметно вошла Гризель, отвлекло Мэлди от мрачных мыслей. Она бы не узнала о ее присутствии в комнате, если бы не оказалась между дурно пахнущей женщиной и подносом, который та собиралась забрать. Задев Гризель, Мэлди сжала руки в порыве отстраниться. Как будто легкое мимолетное прикосновение запачкало ее, словно запах и грязь Гризель остались на ней. Мэлди обратила внимание, что, как только Гризель поняла, что Мэлди ее заметила, она перестала двигаться тихо. Двое мужчин, увлеченно обсуждавших предстоящие битвы и возможные предательства, еще не ведали о присутствии целительницы.

Забрав поднос, Гризель повернулась к выходу и, прежде чем покинуть комнату, бросила взгляд на мужчин у кровати. Мэлди вздрогнула, испуганная выражением ее лица. Это был взгляд незамутненной ненависти, чувства настолько сильного, что, лишь коснувшись Мэлди, этот взгляд оставил неприятный привкус во рту. Девушка пыталась убедить себя, что все это глупости, и она просто под впечатлением от разговоров о предательстве, но не смогла заставить себя поверить в это. Даже несмотря на то, что она знала Мюрреев не очень хорошо, Мэлди не представляла, чем они могли вызвать подобную ненависть. Но она не могла ни проигнорировать ее, ни отрицать. Гризель ненавидела братьев. Мэлди задумалась, а не нашла ли она только что изменника. А потом подумала о том, сможет ли заставить братьев открыть глаза.

- Ты выглядишь уставшим, Найджел, - сказал Балфур. - Отдыхай. Мы можем говорить долго, но так и не найдем ответов. Мне стало наконец легче от того, что ты разделяешь мои подозрения о предателе в Донкойле.

- Было бы лучше, знай мы, кто он, - пробормотал Найджел, откидываясь на подушки.

- Это Гризель, - сказала Мэлди, решив, что сказать правду не только легче, но и - после постоянной лжи - приятно для разнообразия. Было нелегко не отступить под натиском тут же обращенных на нее взглядов.

- Что Гризель? - спросил Балфур. - Она была тут? - Он слегка поморщился. - Господи, мне кажется, я могу почувствовать ее запах.

- Можешь. Я содержу эти комнаты в чистоте. Поэтому легко почувствовать такую мерзость, когда она оказывается здесь.

- Ты хочешь сказать, что мои комнаты не были чистыми прежде? Я поражен в самое сердце, - слабо усмехнулся Найджел.

- Они сейчас намного чище, чем были, - ответила девушка. - Как бы то ни было, я не имела в виду грязь или запах Гризель, я говорила о ее ненависти. Она столь сильна, что я даже ощутила ее горечь. - Она слегка улыбнулась, увидев на их лицах одинаковые выражения замешательства. - Гризель ненавидит вас с Найджелом, сэр Балфур, в самом деле ненавидит.

Балфур потер подбородок, тщательно взвешивая слова.

- Я знаю, что у этой женщины скверный характер, и она ни с кем не может поладить: ни с мужчинами, ни с женщинами, ни с животными. Но не стоит путать это с ненавистью. Да и какое имеет значение, ненавидит она меня и Найджела или нет?

Мэлди покачала головой.

- Так говорят мужчины, которые выросли в богатстве и комфорте. Окруженные слугами, они очень часто слепы и не способны оценить ни их ценность, ни угрозу, исходящую от них. Вы оба уверены, что кто-то должен был помочь Битону в похищении вашего брата, и думаете, что никто без причины не предал бы вас. Отлично, я дам вам причину – ненависть. И прежде чем перестать рассматривать Гризель как угрозу, возможно, вы обдумаете, что могло стать причиной ее ненависти. Может быть, это те ответы, которые вы ищете.

- Наш отец спал с ней когда-то, - осторожно пожал плечами Найджел, все еще обеспокоенный своим ранением, - когда-то, много лет назад, она была красивее и опрятнее.

- И ваш отец бросил ее? - спросила Мэлди, стараясь не позволить отвращению к такому поведению отвлечь ее.

- Да, когда он влюбился в мать Эрика. Боюсь, что красота Гризель быстро увяла, и поэтому, когда новая возлюбленная отца умерла, он не захотел вернуться к Гризель.

- Таким образом, Гризель была когда-то любовницей лэрда и красавицей. Затем ее бросили ради новой возлюбленной, и она смотрела, как ребенок этой женщины растет как сын лэрда, а ее красота тем временем вянет. Я не только вижу у нее достаточную причину ненавидеть Мюрреев, но и причину, по которой Гризель хотела бы причинить вред Эрику.

- Да, стоит внимательно приглядеться к ней, - ответил Балфур, направляясь к двери. - Я займусь этим. Мне нужно больше, чем просто слова и подозрения, чтобы назвать Гризель предательницей. Она живет в Донкойле с рождения. Ее родственники помогали мне получить и сохранить эту землю, - он остановился в дверном проеме и вздохнул, - и хотя они не поддерживают отношения, у нее все же есть здесь родня. Мне нужны серьезные доказательства ее предательства. А сейчас я хочу, чтобы ты пришла в зал и пообедала со мной.

- Но Найджел…

- Я пришлю Дженни позаботиться о нем.

Он вышел прежде, чем Мэлди смогла найти возражение, заставив ее тихонько чертыхнуться. Одно короткое мгновение она подумывала проигнорировать его приказ, затем вздохнула: Балфур просто придет и заберет ее, Мэлди была уверена в этом.

«Похоже, обед будет долгим», - размышляла она, найдя щетку и расчесывая волосы.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Балфур едва сдержал улыбку при виде Мэлди, входящей в главный зал. На ней было синее платье, поношенное и местами аккуратно заштопанное, к тому же оно было ей тесновато, и он воистину по достоинству оценил то, как эта одежда обтягивала ее гибкое тело. Густые непокорные волосы были стянуты сзади полоской кожи, но несколько тяжелых завитков уже выскользнули из-под нее, обрамляя личико девушки. Балфур встал и подал ей знак сесть по правую руку от него.

- Это слишком большая честь для меня, - тихо возразила Мэлди, нерешительно усаживаясь на предложенное место. – Мне следует сидеть на нижнем конце стола, ведь у меня нет ни титула, ни соответствующих привилегий.

- Ты спасла Найджелу жизнь, - ответил Балфур, садясь и делая знак слуге наполнить кубок. – И потому заслуживаешь почетного места больше, чем знать и богачи.

- Он был ранен, а я могла ему помочь, - пожала плечами Мэлди. – На моем месте так поступил бы каждый.

- Не каждый. – Балфур постарался не выдать своего изумление при виде того, сколько еды она положила в свою тарелку. Секрет ее стройной фигуры крылся явно не в отсутствии аппетита. – Ты проявила доброту и самоотверженность, и до сих пор не попросила ничего взамен.

- У меня есть мягкая постель, крыша над головой и столько еды, сколько я только могу пожелать. Это достаточная плата.

Балфур ничего не ответил, а лишь наблюдал за тем, как она ест. Видеть такой аппетит у столь крошечной девушки было забавно и в то же время печально. В ее манере есть крылся слабый намек на торопливую жадность. Очевидно, ей часто приходилось недоедать, и ему была ненавистна мысль о том, сколько раз ей приходилось ложиться спать с пустым желудком. Балфур осознал, что редко задумывался, насколько тяжелую жизнь вынуждены вести лишенные всех тех благ, что достались ему по праву рождения. Временами он чрезвычайно гордился тем, как хорошо заботится о людях, живущих в Донкойле, но за исключением тех случаев, когда раздавал милостыню беднякам, Балфур никогда не пытался проявить к другим щедрость. Эта мысль заставила его устыдиться, ведь люди, подобные Мэлди, страдали, потому что некому было протянуть им руку помощи. Он понимал, что причиной его внезапной озабоченности положением бедняков стали чувства к Мэлди, но тем не менее поклялся себе, что впредь не будет так слеп к нуждам других людей.

- Может, ты бы хотела получить новое платье? - предложил Балфур и тут же мысленно поморщился, когда Мэлди медленно развернулась, взглянув на него сузившимися глазами. Ему следовало тщательнее подбирать слова, но было очевидно, что он уже успел ее оскорбить.

- Если вы находите мое платье слишком бедным, я могу снова есть в своей комнате, - ответила Мэлди, слегка удивившись холодности своего голоса. Ес

убрать рекламу



ли его слова вообще были оскорблением, то лишь очень незначительным, но даже намек на то, что Балфуру не нравится ее наряд, ранил девушку в самое сердце.

- Это платье прелестно и очень тебе идет, - сказал Балфур. – Думается, ты слишком торопишься обижаться, моя леди, раз видишь оскорбление там, где его и в помине нет. Я просто неловко выразился. И думаю, ты достаточно умна, чтобы распознать лесть, если бы я начал кричать о том, что твое платье самое красивое из всех, что мне доводилось видеть. И хотя я мало что знаю о дамской моде, но даже я смог заметить, что у тебя всего два платья, да и те далеко не новые. В этом нет ничего постыдного. Я лишь хотел хоть как-то вознаградить тебя за жизнь Найджела и подумал о том, что тебе может понадобиться: возможно, тебе просто хочется иметь новое платье.

Вздохнув, Мэлди выдавила из себя кривую улыбку:

- Вы правы. Временами я могу ощетиниться, как маленький ежик, слыша то, чего нет, и видя пренебрежение в самых безобидных словах. Я благодарю за столь щедрое предложение, но вынуждена от него отказаться. Да, мои платья старые и чиненные много раз, но я не могу принять подарок за то, что сделала бы для любого. Бог наградил меня даром исцелять. И я считаю себя не вправе брать плату за Его деяния.

Балфур решил больше не давить на нее. Он все равно поговорит с Уной, лучшей швеей в клане. Эта женщина могла сшить для Мэлди платье и при этом была достаточно умна, чтобы сделать это незаметно. Он не станет спрашивать Мэлди, хочет ли она получить платье в качестве небольшой награды за ее труд, а просто подарит ей его. Несмотря на бедность, Мэлди воспитывалась женщиной благородного происхождения, и простая учтивость заставит ее принять дар.

- Сколько ты уже прячешься в Донкойле? – спросил Балфур.

- Я вовсе не прячусь, а нахожусь здесь чуть более двух недель, - ответила она, не обращая внимания на его усмешку.

Мэлди ожидала расспросов, но все равно почувствовала себя неуютно.

«Опять ложь», - с оттенком отчаяния подумала она. Он был прав, сказав, что она прячется. Это именно то, чем она занималась, хватаясь за любую возможность разузнать что-либо о Битонах. Она бы и дальше могла оставаться здесь, если бы чересчур много людей не стали проявлять к ней повышенный интерес. Мэлди все еще чувствовала себя виноватой за то, что покинула оказавшую ей помощь пожилую пару, ускользнув незаметно в ночи, не попрощавшись и, что еще хуже, без единого слова благодарности.

Внезапно ее охватил гнев на собственную мать. Мэлди стало интересно а задумывалась ли ее озлобленная родительница, какой грех ее дочери придется взять на себя, до каких низких уловок опуститься, чтобы выполнить клятву мести, которую она вынуждена была дать. И вновь ее поглотило чувство вины, и девушка мысленно обругала себя неблагодарной дочерью. Ее матери вновь и вновь приходилось покрывать себя позором, только чтобы они не голодали. А причиной этому печальному обстоятельству была жестокость Битона. Так можно ли винить матушку за то, что ей хотелось, чтобы ее единственный ребенок заставил этого безжалостно бросившего их человека заплатить по своим долгам? Тихий голосок в голове Мэлди ответил, что можно, но та решительно заставила его замолчать.

- Ты стала такой серьезной, - тихо заметил Балфур, легонько касаясь ее крепко стиснутого кулака, лежащего на поверхности стола. – Какие-то проблемы в Дублинне?

- Нет. Просто я вдруг поняла, что помогая тебе, возможно, подвергаю опасности добрую пожилую пару, приютившую меня. – Мэлди улыбнулась, намазывая ломтик хлеба толстым слоем меда. – Затем я вспомнила, как старая женщина жаловалась на то, что Битон никогда не ждет, пока жители деревни найдут кров и еду. Как только этот человек чувствует, что приближается опасность, то закрывает ворота, не заботясь о тех, кто остался снаружи. Она говорила, что он бы запер ворота и перед родной матерью, если бы та оказалась недостаточно расторопной. Еще она рассказывала, что деревенские жители уже даже не пытаются искать спасения в крепости. Они лишь прячутся и молятся, чтобы тот, кто явился прикончить Битона, не стал их преследовать.

- Не беспокойся о них. Я не собираюсь перерезать всех Битонов. Все, чего я хочу, - забрать Эрика и поквитаться с их лэрдом. – Вычищая свою тарелку кусочком хлеба, Балфур покачал головой. – Вероятно, клан Битонов заживет лучшей и более мирной жизнью, когда ими не будет править этот глупец.

Больше он ничего не добавил, зато вдруг полностью сосредоточился на своем наполовину съеденном ломтике хлеба, водя им по почти чистой тарелке. Мэлди не могла взять в толк, что за странное настроение внезапно охватило его. Потом она сообразила, что Балфур украдкой наблюдает за чем-то в дальнем конце главного зала. Осторожно проследив за его взглядом, Мэлди не особо удивилась, увидев там Гризель. Женщина кралась в тени вдоль украшенных гобеленами стен, пока не приблизилась почти вплотную к сидящим там мужчинам. Затем уселась на стоявший у стены сундук, и хотя она делала вид, что поглощена штопкой одежды, не потребовалось много времени, чтобы понять – старуха слышит каждое слово, произносимое людьми Балфура. Это было видно по тому, как Гризель наклонилась к воинам, одним ухом повернувшись в их сторону, и по тому, какие взгляды бросала на них. Она даже время от времени опасливо оглядывалась на Балфура, но, казалось, не поняла, что он пристально следит за ней. Мэлди рассудила, что из Гризель вышел не особо умелый лазутчик, и до сих пор ей все удавалось лишь потому, что никто не обращал на нее внимания. Или, возможно, именно то, с какой легкостью ей так долго удавалось вершить свое вероломство, сделало предательницу беспечной.

- Не могу поверить, что прежде не замечал этого, - пробормотал Балфур: оказалось, он думает о том же, о чем и Мэлди.

- Едва ли ты даже смотрел на нее до этого момента, - отозвалась Мэлди, и по омрачившему его лицо сердитому взгляду поняла, что ее слова пришлись ему совсем не по нраву. – Да к тому же ты сам говорил, что ее семья с самого начала была с Мюрреями. Она оказалась бы последней, кого бы ты стал подозревать.

- Поэтому она лучше всех подходила на эту роль. Все же мне следовало догадаться. Ты права. Она ненавидит нас. Теперь я отчетливо это вижу. И у нее есть на то все причины. Мой отец плохо поступил с ней, как впрочем, думаю, он поступал со многими женщинами.

- Нет. Этим нельзя оправдать то, что она предала свой клан, свою семью, своих предков. Да, сделай больно ранившему и унизившему тебя, но не трогай его родичей и его клан, а ведь так она и поступила, помогая Битону. Теперь мне еще больше жаль бедного Эрика.

- Да, быть узником Битона нелегко.

- На самом деле, я говорю о том, что Битон ненавидел новорожденного мальчика до такой степени, что даже попытался его убить. А теперь вот Гризель тоже ненавидит его и ее не заботит, останется паренек жив или умрет. Оба они мстят за зло, к которому мальчик не имеет никакого отношения. Наверное, ему тяжело сознавать, что одним своим рождением, он нажил сразу двух сильных врагов. И что же, теперь тот самый человек, что хотел убить Эрика, решил признать его своим сыном. Твой братишка, должно быть, думает, что весь мир вокруг сошел с ума, или, что еще хуже, что это он сам стал сумасшедшим.

Поморщившись, Балфур медленно кивнул. Ему неловко было в этом признаваться, но он не особенно задумывался о чувствах Эрика. Все его мысли сводились к тому, чтобы освободить брата, спасти мальчика из опасной ситуации, в которую его хотел втянуть Битон, и от ядовитых слов, что враг мог нашептать ему в уши. Как бы то ни было, Мэлди права. Должно быть, мальчику невероятно сложно понять все происходящее, и он вполне мог подумать, что является причиной разгоревшейся резни и бед. Хоть Битон и пытается выдать его за своего сына, Балфур сомневался, что ненависть и гнев этого человека с годами стали меньше. Эрик очень смышлен, возможно, умнее любого из них, но и он, наверняка, сейчас сбит с толку. Подобное смятение и неспособность что-либо понять - одна из немногих вещей, способных вывести из равновесия этого обычно спокойного, милого мальчугана.

- Да, бедняга Эрик, наверняка уже готов рвать на себе волосы, - произнес Балфур, слабо улыбнувшись при мысли о брате. – Малыш ненавидит, когда не может чего-то понять. Если Битон ничего ему не объяснил, по крайней мере, так, чтобы Эрик сумел распутать этот клубок, то мальчик уже, наверное, готов убить его прямо своими маленькими ручками. Поступок Битона для парня не имеет никакого смысла, а если старик поведал ему о своих целях, и они таковы, как мы предполагаем, то для Эрика это будет выглядеть очень глупо. И, я уверен, все это неимоверно его раздражает.

- Ты рассказываешь о мальчике так, словно терпением он не отличается, - заметила Мэлди.

- Нет, я не то имел в виду. Просто, готов поспорить, что Эрик никогда не научиться быть терпеливым с дураками.

- Вот это я могу понять.

- Эрик – умный парень, настолько, что иногда это даже пугает, но он понимает, что находчивый, острый ум дарован ему Господом. И никогда не порицает тех, кому повезло меньше. Но если он посчитает, что ты обязан знать что-то, но не знаешь, или решит, что ты поступаешь глупо, в то время как у тебя есть мозги, чтобы понимать, насколько такой поступок опасен, то молчать уж точно не станет. Как раз терпению ему еще только предстоит научиться. Думаю, это единственный его недостаток. – Балфур криво улыбнулся. – По правде говоря, Эрик даже красивее и приятнее как в общении, так и на внешность, чем Найджел.

- И представляет собой огромную опасность для всех шотландских девушек, - усмехнулась Мэлди.

Рассмеявшись, Балфур кивнул, соглашаясь. Было заметно, как сильно он любит сводного брата и как гордится пареньком. Это растрогало девушку, позволило ей лучше понять Балфура и, к стыду Мэлди, пробудило легкую зависть в ее душе. Эрик, как и она сама, был незаконнорожденным, но это не мешало семье его отца любить мальчика. Мэлди такое было неведомо. У н

убрать рекламу



ее не было ни отца, ни семьи. Одна только мать, да и то порой девушке казалось, что матушка на самом деле не любила ее и в глубине души злилась, что дочь осталась жива.

Мэлди быстро отбросила прочь причинявшую боль мысль. Она понимала, что воспринимает подобные мысли столь болезненно лишь потому, что в глубине души знает – это правда. И лучше было поскорее выкинуть эту правду из головы, пока она не наполнила ее горечью.

- Ты выглядишь печальной, крошка, - тихо проговорил Балфур, накрывая ее руку своей. – Не бойся. Мы выиграем эту битву и вернем юного Эрика домой в Донкойл.

- Да, уверена, так все и будет.

Мэлди сосредоточилась на остатках своего ужина. Балфур начал говорить о победе над Битоном, одновременно потихоньку выпытывая из нее сведения. Девушка рассказала ему все, что ей было известно, тщательно подбирая слова. Она понимала, что необходимо дать Балфуру понять, будто она и не подозревает, насколько важны ее ответы, и что лишь благодаря умело проводимому им допросу удалось выяснить столь полезные вещи. Было нечто приятное в осознании того, что она помогает поставить Битона на колени, а если посчастливится, то и убить, но это удовольствие отчасти сходило на нет из-за тех уловок, к которым ей приходилось прибегать, дабы все звучало правдоподобно.

Когда Балфур подал знак Джеймсу присоединиться к ним, Мэлди внутренне скривилась. Этот человек пристально следил за ней. Когда она отвечала на расспросы Балфура, Джеймс сверлил ее взглядом темных глаз, заставляя девушку чувствовать себя неловко. Он был не столь доверчив, как его лэрд. Чем дольше этот человек смотрел на Мэлди, и чем более непроницаемым становилось его лицо, тем больше она волновалась. Если он подозревал ее в чем-то, то с легкостью мог пробудить сомнения и в Балфуре. Пока она не расскажет всю правду, чего девушка сделать никак не могла, на нее будут смотреть как на лазутчицу, человека, который служит Битону, вместо того чтобы содействовать его поражению. При этой мысли ее затрясло... как от страха, так и от отвращения.

- Ты выглядишь уставшей, Мэлди, - заметил Балфур, поднимаясь и протягивая ей руку. – Пошли, я провожу тебя в твою спальню.

Мэлди едва удержалась, чтобы не ответить, что вполне способна найти дорогу сама, но быстро прикусила язык. Зачем затевать долгий спор, и, кроме того, ей вдруг отчаянно захотелось оказаться подальше от жесткого взгляда Джеймса. К тому же, девушке было только на руку увести Балфура прочь, пока не улягутся сомнения его помощника. Если не давать Джеймсу много времени на раздумья, его подозрения вполне могут сойти на нет. По крайней мере, она очень на это надеялась. Рассуждая так, Мэлди позволила Балфуру проводить ее из главного зала.

На мгновение она почувствовала себя в ловушке: словно стоит, загнанная в угол, прижавшись к стене. Во всем Донкойле не было места, где она смогла бы скрыться от бдительного ока Джеймса. А Балфур все больше подчинял Мэлди себе, затуманивая рассудок и заставляя ее сердце трепетать от чувств, над которыми она, казалось, была не властна. Единственное место, где она могла спрятаться от Балфура и Джеймса, - крошечная постель, где она спала с того времени, как прибыла в Донкойл, маленькая кроватка, поставленная в углу в комнате Найджела. Но и здесь, получается, она находилась под пристальным взором Мюррея. Везде Мюрреи, куда не посмотри. В таких условиях лгать и продолжать хранить свои секреты становилось все сложнее и изнурительнее.

Балфур остановился перед дверью комнаты, расположенной на другом конце галереи от спальни Найджела, и внимательно посмотрел на нее. Мэлди пребывала в странном расположении духа: в одно мгновение улыбалась и болтала, а в другое – уже была погружена в собственные мысли, бывшие, судя по мрачному выражению ее лица, не особенно приятными. Балфур не был уверен, как она отреагирует на новость о том, что ее переселили из комнаты Найджела.

Найджел больше не нуждался в постоянном присмотре Мэлди, но Балфур знал, что вовсе не по этой причине распорядился выделить ей отдельную спальню. Скорее, к этому его побудил явный интерес Найджела к Мэлди. Он лишь надеялся, что она не догадается об истинной причине, потому как боялся оскорбить ее и стыдился собственной неуверенности.

- Это не моя комната, - возразила Мэлди, безуспешно пытаясь высвободить руку из его крепкой хватки.

- Теперь твоя. – Балфур подтолкнул ее в комнату и, закрыв дверь, прислонился к ней спиной.

- Найджела нельзя оставлять одного. Он может сделать какую-нибудь глупость.

- Он не будет один, но в твоем присутствии днем и ночью больше нет необходимости.

- Тогда, возможно, настало время мне продолжить свой путь.

Мэлди почувствовала, как сердце ее болезненно дернулось при мысли, что он может с ней согласиться. Бессмыслица. Ведь хоть она и старалась лгать как можно меньше, рассказываемая ею полуправда становилась такой сложной и запутанной, что возникла серьезная опасность ненароком выдать себя. Балфур желал ее, и Мэлди была уверена, что ее силы воли недостаточно, чтобы долго ему сопротивляться. Найджел тоже хотел ее – вот отвергать его ухаживания для девушки не составляло труда, но тем не менее это могло внести разлад меж братьев, причиной которого стала бы она. Джеймс не доверял ей. Со стороны Мэлди было бы мудро покинуть замок, прежде чем - по одной или все сразу - эти проблемы не поймали ее прочно в свои сети. Но все же с натянутыми до предела нервами она ждала, когда Балфур назовет хоть одну причину, позволявшую ей остаться в Донкойле. И с отвращением подумала, что та не обязательно может быть приятной.

- Нет, тебе следует остаться. Найджел все еще нуждается в твоей умелой заботе, - возразил Балфур, потянувшись к Мэлди и поймав ее за руку. – Ты же сама сказала, что он может выкинуть какую-нибудь глупость. К тому же, он до сих пор прикован к постели, слаб, и необходимо следить, дабы он не навредил себе. Своим искусством ты спасла ему жизнь. Теперь мне нужно, чтобы он встал на ноги и смог ходить так же прямо и уверенно, как раньше.

Мэлди не выказала сопротивления, когда Балфур медленно притянул ее в свои объятия.

- И был готов схватиться за меч.

- Мне необходимо, чтобы он был рядом, когда я выступлю против Битона. Да, мне нужно, чтобы он был готов, а главное, способен орудовать мечом в битве. – Откинув ее густые волосы за плечи, Балфур прикоснулся поцелуем к ямочке за ее ушком. – Эрику нужно, чтобы оба его брата сражались за него. – Он нежно прикусил шелковистую мочку, наслаждаясь тем, как Мэлди тихонько задрожала в его руках.

- Эрику невероятно повезло с семьей, которую избрала для него судьба.

Мэлди обвила шею Балфура руками и запрокинула к нему лицо. Это была молчаливая, бесстыдная просьба о поцелуе, но девушку это не заботило. Его ласки доставляли ей наслаждение, и она изголодалась по ним. Один поцелуй мог прогнать все мрачные мысли из ее головы и страх – из сердца. Тосковала она и о том, как прикосновение его губ разжигает огонь, растекающийся по телу, заставляя его дрожать, а дыхание учащаться. Мэлди мысленно улыбнулась, признавшись, наконец себе в том, что ей просто нравится его вкус. Со вздохом Мэлди закрыла глаза, когда мужчина легонько пробежался длинными пальцами по ее губам.

- Такой восхитительный, манящий ротик, - прошептал Балфур.

Губы Балфура были так близко от лица девушки, что та могла ощущать тепло его дыхания, но все же он не решался поцеловать ее. Мэлди чуть приоткрыла глаза, изучая его из-под опущенных ресниц. Она могла разглядеть страсть в его темных глазах, но было в них еще и какое-то спокойствие, озадачившее ее. Даже если бы она попыталась, то все равно не смогла бы ощутить, что он чувствует в этот момент. Словно он закрылся от внешнего мира, воздвигнув стену, которую Мэлди не под силу было преодолеть, и по каким-то причинам, о которых она предпочитала не задумываться, это глубоко обеспокоило ее. Неужели Джеймс уже поделился с Балфуром своими подозрениями на ее счет?

- Я думала, ты хочешь меня поцеловать, - вымолвила Мэлди, ненавидя себя за нотки нерешительности, прозвучавшие в голосе, потому что они были признаком неуверенности, о которой он легко мог догадаться.

- Так и есть, - ответил Балфур, сам немного удивившись тому, что нашел в себе силы противостоять ее явному приглашению.

- И все же ты колеблешься. Ведь я не сказала тебе «нет».

- О, это я понял. Твое «да» и без слов прозвучало достаточно ясно. – Балфур поглаживал пальцами ее щечки. – Признаться честно, твое приглашение явило собой такую изысканную смесь невинности и сладострастия, что мне просто до боли хочется ответить на него.

- Но ты этого не сделал.

- Нет, потому что мне нужно больше, чем просто поцелуй. И даже не то, что произошло между нами в недостроенной башне на прошлой неделе. Я больше не могу выносить эту игру. Ни единой минуты. Да, мне следовало бы быть терпеливее, потому что ты невинна, но, похоже, я бессилен. Или же просто жаден и слишком себялюбив, чтобы твердо сказать себе «нет».

- О чем ты говоришь?

Балфур обхватил ладонями лицо девушки, едва не улыбнувшись при виде выражения ее лица. Несчетное количество эмоций окрасили ее щечки румянцем и заставили глаза потемнеть до богатого бархатисто-зеленого цвета. Мэлди выглядела просто восхитительно, смущаясь, сердясь и нервничая одновременно. Но за всеми этими чувствами притаилась страсть.

- Я лишь пытаюсь сказать, что если ты позволишь поцеловать тебя, - он скользнул ртом по ее губам, испытав удовольствие, когда Мэлди потянулась за его губами, едва он отстранился от нее, - если ты позволишь коснуться тебя, то на этот раз мне уже не удастся уйти. И не вздумай идти на попятную, вдруг начав кричать «нет», когда каждый дюйм твоего прекрасного тела беззвучно произносит «да». Я возьму все, Мэлди, либо не возьму ничего.

- Тебе не кажется, что это немного нечестно? – прошептала Мэлди.

- Да, возможно, и к тому же не слишком благородно. Но когда я держу тебя в объятиях, то, б

убрать рекламу



оюсь, страсть затмевает чувство вины. Так что ты ответишь?

Мэлди не сводила с него глаз, зная, что должна прийти в ярость от того, что он потребовал все или ничего, хоть и понимала, что именно его к этому подтолкнуло. Если Балфур испытывал хотя бы часть той безумной жажды, которая сжигала ее при попытке противостоять страсти, что он пробуждал в ней, то удивительно, что он до сих пор выказывал такое терпение. Взглянув в его темные глаза, Мэлди поняла, что ей не осталось ничего иного. Она больше не желала мечтать о том, что могло бы между ними произойти. Она хотела познать это. И если ее решение окажется ошибкой, то разбираться с последствиями она будет позже.

- Да, - прошептала Мэлди.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Обеспокоенная и неуверенная, Мэлди ждала, пока Балфур, отпустив ее, медленно повернется и запрет дверь на засов. Увидев его взволнованное лицо и потемневшие до черноты глаза, девушка поняла: он внял ее тихому согласию. И вдруг осознала, что, случись ей передумать сейчас, он, вероятно, даже не услышит ее. Мэлди знала, что мужчина может быть ослеплен страстью, и чувствовала, что именно это сейчас и происходит с Балфуром. Девушка не была напугана, хотя и понимала, что должна бояться, но она рассудила, что страдает от того же «недуга», что и Балфур. Когда он повернулся к ней лицом, она подумала, что страсть может привести к опрометчивым поступкам - вот и теперь Мэлди могла оказаться в весьма непростом, запутанном положении... хотя в настоящее время ее это совершенно не заботило.

- Скажи еще раз, - хриплым, низким голосом потребовал Балфур, подхватив ее на руки и направляясь к кровати. – Мне нужно снова это услышать.

- Да, - выдохнула Мэлди, когда он опустил ее на широкое мягкое ложе и лег сверху. – Уверена, ты и в первый раз прекрасно расслышал, если закрыл дверь.

- Верно, но одно лишь это сладкое словечко вызвало такую бурю чувств во мне, что я решил: мне необходимо вновь его услышать. Я опасался, что принял желаемое за действительное.

- Откажи я тебе, не стояла бы здесь спокойно, пока ты запирал дверь.

Он неуверенно рассмеялся:

- И в самом деле. Если бы я сейчас мог мыслить ясно, то сам бы догадался. Ты уверена?

- Может, телом я и невинна, мой благородный темный рыцарь, но в знаниях недостатка не испытываю. Я жила в крошечной лачуге с матерью и нескончаемой вереницей ее мужчин. - Мэлди увидела, как сочувствие смягчило заостренные страстью черты лица Балфура, и прикоснулась пальцами к его губам. – Нет, не жалей меня. Иногда для бедной женщины с ребенком это единственная возможность не умереть с голоду. Наверное, она могла бы заняться чем-то другим, но поскольку была из благородных, то мало что знала и умела. Временами мне кажется, что стыдиться нужно тем, кто ни разу не помог ей, не подал руки, не спас от позора. Я говорю об этом, только чтобы ты понял: я отлично знаю, о чем ты меня просишь и на что я соглашаюсь.

Она обвила шею Балфура руками и притянула его губы к своим.

- Странно, я и не думала, что ты хотел просто поговорить.

- Нет. Но я бы хотел все же кое-что сказать: будь благословенна твоя мать за то, что избавила тебя от ее многострадальной судьбы.

Мэлди предпочла поцеловать Балфура, избавив тем самым себя от необходимости отвечать. Ему не нужно знать ужасную правду о том, что она сохранила целомудрие только благодаря себе самой. С тех самых пор как она из ребенка превратилась в женщину, мужчины пытались украсть или купить ее невинность. И порой мать сердилась на Мэлди за то, что та упрямо не желала соглашаться на щедрые предложения. Эти воспоминания причиняли боль, и потому Мэлди охотно позволила Балфуру с его страстными ласками вытеснить их прочь.

- Хотел бы я ублажить твой слух красивыми словами, - признался он, дрожащими руками расшнуровывая ее платье. – Как прекрасно было бы говорить тебе о любви, подобно какому-нибудь менестрелю.

- Мне не нужны стихи и песни, - сказала Мэлди. – Если не хватает слов, скажи мне это вот так. - Схватив Балфура за руку, девушка запечатлела поцелуй на его ладони. – И так. – Она поцеловала его в губы. – Ведь это твои губы и руки — именно они влекут меня к тебе, а вовсе не красивые слова.

Застонав, Балфур жадно поцеловал ее и, сорвав кожаную ленточку с волос, погрузил руки в шелковистую массу. Из-за этих тихих слов он почти обезумел от страсти. Они были настоящим, сладостным свидетельством того, что его желание взаимно. Балфур молился, чтобы ему удалось совладать с собой и сделать все медленно, позволив ей в полной мере ощутить, как сторицей вознаграждается каждое мгновение томительного ожидания, несмотря на то, что для нее это произойдет впервые.

Балфур прервал поцелуй, и Мэлди попыталась вновь прижаться к его губам, но, когда он принялся лихорадочно целовать ее шею, она буквально замурлыкала от удовольствия. Какой-то частичкой своего сознания она понимала, что Балфур стягивает с нее платье, но лишь приподняла бедра, чтобы облегчить ему задачу. Почувствовав, как он снимает ее туфли и переходит к чулкам, Мэлди закрыла глаза, опасаясь, что если она увидит, как он раздевает ее, то природная стыдливость заставит ее усомниться в своем решении. Мэлди не хотела, чтобы что-то помешало ей наслаждаться теми чувствами, которые она испытывала в нежных мужских объятиях. У девушки перехватывало дыхание от того, как он ласкал ее ноги большими, чуть загрубелыми ладонями, помогая ей забыть обо всем, кроме него и той страсти, которую он в ней разжег. Мэлди крепко вцепилась в него, когда он вернулся в ее объятия и подарил ей поцелуй, длившийся, однако, недостаточно долго, чтобы удовлетворить ее голод.

Пока Балфур развязывал ленточки сорочки, Мэлди дрожала, чувствуя кожей прикосновения его длинных пальцев. Когда он поцеловал ложбинку между грудями, она, судорожно втянув воздух, сжала его плечи. Балфур осторожно высвободился из ее объятий, и Мэлди на мгновение ощутила холодок, когда он стал снимать с нее сорочку. Она почувствовала, как он неспешно провел пальцами по поясу ее брэ{7}, и настороженно взглянула на него из-под ресниц. Балфур смотрел на эту деталь одежды так, словно видел впервые, и Мэлди предположила, что ему никогда раньше не встречались женщины, одетые подобным образом.

- Для защиты, - пояснила она, удивляясь, насколько низким и хриплым стал ее голос.

- Умно, - только и сказал Балфур и начал поспешно раздеваться.

Без прикосновений его рук и губ Мэлди остро ощутила, как страсть покидает ее, и со стыдом начала осознавать, что почти обнажена. Неловкость отступила, стоило девушке увидеть, как Балфур сбрасывает с себя одежду. Ей пришлось крепко сжать кулачки, чтобы не дотронуться до него. Под его темной гладкой кожей упруго перекатывались крепкие мышцы. На груди волос не было, не считая маленьких черных завитков, прямо под пупком образующих полоску, которая расширялась книзу, окружая его мужественность. Ноги были длинными, прекрасной формы и покрыты черными волосками. Мэлди не дрогнула при виде его возбуждения, однако немного смутилась: то, что прежде всегда пугало и вызывало у нее отвращение, внезапно стало казаться привлекательным. Ей пришло в голову, что страсть – удивительное чувство, которое не только заставляет отбросить прочь любые проявления сдержанности, но и превращает казавшееся прежде уродливым и пугающим, в не иначе как желанное.

Странная улыбка на лице девушки заставила Балфура замяться. Он медленно вернулся в ее объятия, содрогнувшись от наслаждения, когда их тела соприкоснулась.

- Я слишком темный, - прошептал он, скользнув рукой вверх и почти благоговейно накрыв ладонями ее груди.

- А я слишком худая, - призналась Мэлди, от его прикосновений у нее участилось дыхание.

- Стройная, - поправил Балфур, неспешно покрывая поцелуями молочную грудь. – Я просто задумался, почему ты улыбаешься. Если женщина улыбается при виде обнаженного мужчины, тот может почувствовать себя неловко.

Мэлди тихо рассмеялась, а затем поняла, что он, скорее всего, решил, будто ее позабавила его внешность. Каждое прикосновение его губ заставляло все внутри нее сжиматься от желания, не позволяя сохранить ясность мысли, и все-таки Мэлди нашла в себе силы пояснить:

- Я лишь удивлялась тем чувствам, что пробудили во мне твоя нагота и возбуждение. Набухшая мужская плоть всегда казалась мне уродливым и грозным оружием, но, оказалось, смотреть на тебя очень приятно. Я как раз подумала о том, что страсть не только может затуманить мысли, но и заставить иначе смотреть на вещи.

Уткнувшись носом в изгиб ее шеи, Балфур тихо рассмеялся, и Мэдли почувствовала его облегчение и радость.

- Нравится, да? – Он легко коснулся большим пальцем затвердевшего соска.

- Да, нравится, - ответила Мэлди, изумляясь, как ей все еще удается связно говорить.

- Не боишься?

- Нет, совсем нет.

- Боли при потере невинности не избежать, но я постараюсь разжечь твою страсть как можно сильнее и тем самым, смягчить удар.

- Я знаю, что будет больно, но мне все равно. Я уже вся горю от желания.

Когда Балфур неспешно втянул в рот ее сосок, дразня языком и нежно посасывая, Мэлди со стоном зарылась пальцами в его густые волосы.

– Да, я просто сгораю от страсти.

Мэлди беспокойно извивалась, пытаясь теснее прижаться к Балфуру и вскрикивая от нетерпения, когда ему удавалось ловко уклониться. С каждым прикосновением к ее груди потребность девушки прижаться к нему, обвиться вокруг его тела возрастала, но Балфур продолжал ускользать от нее. Она почувствовала легкий озноб, когда он стянул с нее брэ, но тепло тут же вернулось, как только Балфур принялся ласкать ее бедра и покрывать поцелуями живот. Судорожно вздохнув, Мэлди попыталась отстраниться. Несмотря

убрать рекламу



на охватившую ее страсть, она была потрясена тем, как он скользнул рукой по внутренней стороне ее бедра. Ласки его стали более откровенными. Он крепко держал ее, пока под его прикосновениями сопротивление девушки не сошло на нет. Мэлди раскрыла объятия и крепко прижала к себе мужчину, осыпавшего поцелуями ее груди.

Вскоре девушка выкрикнула его имя, изнывая от какой-то странной, неизъяснимой потребности. Спустя мгновение Балфур опустился на нее, целуя в губы и нежно раздвигая ноги. Мэлди задрожала. Они оба застонали, когда девушка подалась ему навстречу. Ее тело знало, чего хотело, даже если самой Мэлди не хватало слов, чтобы выразить свои желания.

Пока он осторожно входил в нее, она не открывала глаза, хотя чувствовала его взгляд на себе. Мэлди не хотела, чтобы что-то отвлекло ее от этих ощущений, боялась упустить даже самую малую их часть. Девушка была уверена, что посмотри она на Балфура, и его темные глаза тут же полностью завладеют ее вниманием. Когда их тела соединились, она остро ощутила то, что чувствовал он. Его страсть, его желание, его напряженное ожидание смешались с ее ощущениями, усилив их. Кроме того, было в нем еще какое-то сильное чувство, но Мэлди никак не могла распознать его, хотя сознавала, что нечто подобное испытывает и сама. Она не была уверена и в том, что может доверять своим суждениям в этот момент. А затем он прорвался сквозь преграду ее девственности, и резкая, острая боль вытеснила все мысли. Мэлди услышала свой крик, а Балфур тут же застыл на месте.

Девушка ждала, когда он начнет двигаться, но Балфур лишь стал покрывать ее лицо легкими поцелуями. Тогда она осторожно приоткрыла глаза и увидела, что мужчина не сводит с нее пристального взгляда. Черты лица Балфура напряглись, а огонь в черных глазах и румянец на высоких скулах свидетельствовали о том, что он с трудом сдерживает страсть, но тем не менее не поддается ей. Мэлди провела рукой вдоль его тела. Балфур вздрогнул и закрыл глаза, легонько прижимаясь мокрым от пота лбом к ее голове.

- Почему ты остановился? – спросила она и услышала в своем голосе ту же дрожь, что пронзала ее тело.

- Я хотел облегчить твою боль, - ответил он, глядя ей прямо в глаза, и затаил дыхание, увидев мерцающие в них огоньки страсти.

- Мою боль? – переспросила Мэлди, обхватывая ногами его стройные бедра.

- Я слышал твой крик.

- Ах, и из-за этого небольшого шума ты остановился?

- Да. – Его глаза слегка расширились в ответ на ее сладострастную улыбку.

- Тогда скажи, наконец, своей невинной крошке, что она должна сделать, чтобы заставить тебя продолжить.

Балфур неуверенно рассмеялся, касаясь ее губ своими.

- Застонать от удовольствия?

Она послушно застонала, но, когда он начал двигаться внутри нее, у Мэлди перехватило дыхание. Она крепко держалась за него, обнимая руками и ногами. Балфур целовал ее, языком повторяя неспешные, глубоко пронзающие движения своего тела. Едва Мэлди подумала, что Балфуру все еще удается обуздать себя, как в следующее мгновение уже потерялась в хитросплетении чувств. Что-то внутри напряглось так сильно, что она почти испугалась, а затем пришло освобождение. Мэлди услышала свой крик как раз в то мгновение, когда на грани неистовства пыталась вобрать Балфура еще глубже. То, что он вдруг начал двигаться в диком ритме, лишь усилило бушевавшие в ней чувства. Он сжал ее бедра и, содрогнувшись и простонав ее имя, резко погрузился в тесные глубины. Мэлди вновь закричала, пылко поощряя его. Она прижалась лицом к его крепкой шее и, почувствовав, как он изливается в нее, задрожала от удовольствия.

Мэлди еще долго обнимала его, стараясь продлить ощущение близости. Она наслаждалась его объятиями, нежными прикосновениями и даже легкой дрожью, все еще пробегающей по их телам. Балфур отстранился, и Мэлди шепотом пожаловалась на то, что он забирает с собой все тепло. Когда он вернулся к кровати с влажной тряпочкой и стал обмывать их обоих, она зажмурилась и прикрыла лицо руками. Но едва Балфур забрался обратно в кровать и притянул ее в свои объятия, Мэлди снова обрела ясность мысли и способность соображать. Вот только девушка не была уверена, хотелось ли ей теперь думать о чем-нибудь.

Балфур занервничал, потому что Мэлди не произнесла ни слова, а просто свернулась калачиком в его объятиях и нахмурилась. Он завлек ее в постель, воспользовался страстью, чтобы овладеть желанной женщиной. Но Балфур нутром чуял, что это не просто страсть. Очевидная заинтересованность Найджела молодой целительницей вызвала у него отчаянное желание поставить на ней свое клеймо. Он не мог ей в этом признаться так же, как не мог поведать о том, что его не слишком благородный план обернулся против него самого. Он, конечно же, надеялся, что отметил ее своим клеймом, но, кроме того, оказалось, что, несмотря на свою невинность, и она смогла оставить на нем свой знак. Теперь Балфур принадлежал ей без остатка. Он осознал это в тот самый миг, как их тела соединились. Всеми силами Мюррей пытался бороться, не обращать внимания и отрицать правду. Открытие по-настоящему ошеломило его, но он не хотел думать об этом в столь неподходящее время. Чем дольше Мэлди молчала, тем сильнее его охватывал страх, что девушка догадалась о его чувствах - она потрясающе умела угадывать эмоции других людей. Балфуру оставалось только молиться, чтобы в этот раз она ничего не поняла.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил он, приподнимая ее голову к своему лицу.

Мэлди смотрела на него и лениво размышляла, что случится, если она сейчас поделиться с ним своими мыслями. Она любит Балфура Мюррея. Мэлди поняла это в тот момент, когда он вошел в нее. Если бы страсть не была так велика, то она, наверное, убежала бы из Донкойла. Балфур не просил любви, только страсти. Прежде девушка тоже считала, что страсти ей вполне достаточно. И до сегодняшнего дня она успешно убеждала себя, что не испытывает ни желания, ни потребности, ни более сильных чувств. Балфур не виноват в том, что она обманывающая саму себя дура, - она закрывала глаза на правду, а теперь стало слишком поздно поворачивать назад.

- Со мной все в порядке, - ответила она. – Надеюсь, ты не переживаешь из-за того, что сделал мне больно?

- Нет, но ты так долго молчала - я испугался, что тебя что-то беспокоит.

- Да нет, просто задумалась. Раньше я не до конца понимала, насколько окончательным и бесповоротным будет мое решение. Я не настолько глупа, чтобы думать, что, потеряв девственность, обзаведусь новой на следующий день. Это нелепо. Но ведь теперь, после того, что произошло, я уже больше не смогу сказать «нет», верно?

- Ты можешь отказывать, когда тебе вздумается. И потеря девственности не обязывает тебя ложиться в постель с первым встречным.

При одной мысли о Мэлди с другим мужчиной Балфур почувствовал стеснение в груди от гнева и ревности, но постарался скрыть свои эмоции.

– Я никогда не считал, что следует судить о чести и невинности женщины только по наличию или отсутствию у нее девственности.

От удивления она широко раскрыла глаза: не столько потому, что Балфур думал иначе, чем большинство мужчин, сколько из-за резких ноток, едва заметно проскользнувших в его голосе. Мэлди не знала, какие именно из произнесенных ею слов разозлили Мюррея.

- У тебя великодушное сердце, сэр Балфур. Я не имела в виду, что собираюсь пойти по стопам моей несчастной матери. Но теперь я стала твоей любовницей, и пути назад уже нет.

Про себя Балфур подумал, что все еще можно поправить, но решил придержать язык. Он знал, что любыми средствами постарается удержать ее при себе, и, хотя чувствовал себя виноватым, не стал ее разубеждать. Мэлди не дурочка и вскоре поймет ошибочность своих рассуждений. Но он воспользуется ее временным замешательством, чтобы утвердить свою власть над ней.

- А сейчас ты сожалеешь о чем-нибудь? – спросил он, целуя ее в плечо и проводя руками по изящной спине.

- Нет, хотя следовало бы.

Она легко пробежалась пальцами по его твердому животу, наслаждаясь тем, как от ее прикосновения по его телу прошла мелкая дрожь.

– Я клялась, что никогда не повторю ошибок матери, и вот теперь, когда я стараюсь обвинить себя в ее грехе, никак не могу поверить, что это одно и то же. Может быть, я просто пытаюсь закрыть глаза на собственные слабости. Проще думать, что у меня их нет.

- Ты права, и у меня есть точно такой же недостаток..

Мэлди тихо рассмеялась:

- И это должно меня успокоить?

Улыбнувшись в ответ, Балфур пожал плечами.

- Я не смог придумать ничего другого, чтобы унять твою тревогу. Я уже говорил, что боялся повторить ошибки отца. И теперь тоже чувствую, что это не одно и то же. Мы оба пытались бороться с взаимным влечением. Мой отец, желая женщину, никогда не медлил.

Она вздохнула и сочувствующе кивнула.

- Моя мать тоже никогда не колебалась, утоляя свои желания, независимо от того, была ли в этом замешана страсть или звонкая монета. Так как мы твердо решили закрыть на правду глаза, давай назовем наше недолгое воздержание…

- Очень долгое. Боже милостивый, мне казалось, прошло несколько месяцев.

- Прошло всего-то немногим более двух недель. Мы сдерживались не слишком долго. По-моему, уже можно унять наши страхи и сомнения - родители, чью судьбу мы боимся повторить, не стали бы так медлить. Знаешь, что самое печальное: мы ясно видим недостатки тех людей, которых нам полагается уважать и почитать.

- Трудно не замечать подобное, когда взрослеешь и, с Божьей помощью, умнеешь. Мудрость позволяет увидеть эти ошибки, и если не понять их, то по крайней мере простить. Я не стал меньше любить отца, узнав о его слабостях. Несмотря ни на что, у него было много достоинств и талантов. - Балфур улыбнулся. – Да. Наверное, если бы он не был так искусен, я бы никогда не узнал о его слабостях, как, впрочем, и он сам.

Мэлди посчитала милым то, что он мог подшучивать над глупостями отца, даже сознавая, к каким ошибкам они привели. Хотела бы о

убрать рекламу



на с такой же легкостью относиться к поступкам матери. Но чем старше становилась девушка, тем больше росло в ней убеждение, что мать совершила несколько серьезных промахов. Размышляя об этом, Мэлди чувствовала себя виноватой, словно подобными мыслями предавала свою мать. Как ни печально, с течением времени угрызения совести уже не так мучили ее.

Мысли о матери приносили Мэлди лишь боль и смятение и вызывали вопросы, на которые у нее не было ответов. Решив больше не думать о ней, девушка улыбнулась Балфуру. Хотя ее тело еще болело после первого раза, это неудобство не стоило большого внимания. Только разделенная с Балфуром страсть могла избавить от тревог и полностью очистить ее разум, а сердце - освободить ото всех чувств, кроме любви. На мгновение Мэлди даже перестала испытывать холодное, горькое желание отомстить, которое определяло все ее поступки в последние несколько месяцев. Уверенная, что сумеет убедить его разделить с ней ослепительное наслаждение еще раз, Мэлди провела рукой по его спине и ягодицам и улыбнулась, когда он задрожал и безотчетно прижался к ней.

- Наверное, не стоит винить твоего отца за его умения, - прошептала она, прикасаясь губами к его шее. – Мне совершенно очевидно, что эти таланты унаследовал и его сын.

- Да. - Балфур закрыл глаза, наслаждаясь прикосновениями ее маленькой мягкой ладошки к своей коже. – Многие женщины превозносили Найджела за альковное мастерство.

Мэлди ощутила прилив сочувствия к Балфуру за все то пренебрежение, которое ему пришлось вытерпеть от глупых женщин, ослепленных красотой Найджела, но быстро подавила его. Хоть она и искусная целительница, есть шрамы, которые ей не под силу вылечить. Только сам Балфур мог избавить себя от призраков и осознать собственную значимость. Все, чем она могла помочь, - дать Балфуру понять, словом и делом, что ей интересен именно он, что ее страсть пробудилась только благодаря его, Балфура, прикосновениям. Мэлди решила, что не станет ни разжигать его сомнения и ревность, ни жалеть его, так как на это может уйти вся жизнь.

- Я не думаю, что захочу проверить это мнение на практике, - любезно ответила она, проведя рукой по его бедру и обхватив пальцами возбужденную плоть. – Все, что мне нужно, находится прямо здесь. Сомневаюсь, что смогу найти другого мужчину, в отношениях с которым было бы больше нежности и страсти. По правде сказать, я не хочу его искать, так как, боюсь, просто не переживу еще более острых ощущений.

Ее интимные ласки разожгли в нем такой огонь, что он едва мог говорить. Уже через мгновение Балфур понял: чтобы не потерять остатки благоразумия, придется отказаться от наслаждения, которое дарили ее прикосновения. Он тихо застонал и, осторожно отведя ее руку, перекатился так, что она оказалась под ним. Чтобы успокоиться, Балфур сделал несколько глубоких вдохов, а потом задумался над ее словами. Он знал, что она просто дразнит его, но одна только мысль о том, что она может предпочесть ему Найджела, наполняла его яростью и страхом.

- Да, - сказал он, нежно убирая с ее лица пряди взлохмаченных волос. – Ты можешь и не выжить, если переспишь с моим братом, но вовсе не потому, что умрешь от страсти.

Мэлди посмотрела на него, изумившись холодности его голоса, и спросила:

– Ты только что мне угрожал?

- Нет, предупредил. - Он вздохнул и опустил голову так, чтобы их лбы соприкоснулись. – Боюсь, я бы тогда совсем сошел с ума, а человек, лишившийся из-за гнева рассудка, может быть опасен для окружающих.

- Это верно, но ты бы все равно опомнился прежде, чем причинил кому-то непоправимый вред.

- Кажется, ты нисколько в этом не сомневаешься?

- Так и есть. - Она погладила его по щеке. – Но это не важно, потому что ничего подобного не случится. Ты дурак, Балфур Мюррей, если не видишь, что я хочу только тебя.

Ее слова глубоко тронули его, но Балфур понимал, что безоговорочно поверить ей сможет не сразу.

– Так, значит, ты моя?

- Да, твоя. Ты поставил на мне свое клеймо, мой темноглазый рыцарь.

- Хорошо, потому что ты тоже оставила на мне метку. – Он прижался поцелуем к ее губам. – И думаю, нам стоит повторить, – он запнулся и, пристально посмотрев на нее, спросил: - Тебе больно?

Мэлди обняла его за шею и притянула к своим губам.

– Поставь на мне свое клеймо еще раз, мой лэрд.

На те мгновения, что длился поцелуй, Мэлди полностью окунулась в ощущения, которые пробудил в ней Балфур. Последний бой с Битоном не за горами и тогда ей придется принять несколько важных решений. Откроет ли она Балфуру всю правду? Попробует ли добиться от него более глубокого чувства, чем страсть? Захочет ли он ее, если узнает, что она дочь его врага? Ответов на эти вопросы Мэлди не знала... и не узнает, пока не поведает Балфуру все свои тайны. Но даже любя Балфура Мюррея, она не могла рассказать ему всю правду. Еще не время. Так что придется скрыть свои чувства, принять лишь страсть и не просить о большем, пока Битон не будет повержен, а она сама не освободиться от данной матери клятвы. Мэлди задрожала от удовольствия, когда Балфур начал покрывать ее груди пылкими поцелуями. Как бы то ни было, рассудила девушка, задрожав от восторга, когда Балфур принялся покрывать ее груди пылкими поцелуями, их страсть столь восхитительна, что пока можно довольствоваться только ею.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Мэлди широко зевнула, потянулась всем телом и тут же быстро огляделась. К счастью, ни один из стражей, стоявших на высоких крепостных стенах, ничего не заметил. Они могли без труда понять причину ее усталости, и тогда Мэлди сгорела бы со стыда. Она улыбнулась собственной глупости. Вот уже неделю они с Балфуром делят ложе, и, хотя никто не пристыдил ее ни словом, ни делом, она была уверена, что все в Донкойле об этом знают. Члены клана безоговорочно признали ее любовницей лэрда. И честно говоря, ей даже казалось, многие жители Донкойла рады, что их вождь нашел себе женщину. Некоторые, вероятно, полагали, что он вскоре женится на ней и наконец обзаведется наследником. Мэлди старалась не думать об этом. Она попросту могла оказаться в ловушке у этой привлекательной мечты, и если в конце концов ей придется уехать из Донкойла, то расставаться с Балфуром будет еще больнее.

Девушка смотрела вниз, на людей, входящих и выходящих через массивные замковые врата, и размышляла, заметит ли кто-нибудь, если она потихоньку улизнет отдохнуть. Внезапно что-то привлекло ее внимание. Сгорбленная фигура в потертом коричневом плаще спешно удалялась от Донкойла. Мэлди не могла рассмотреть лица, но нутром чуяла, что это Гризель. И она точно знала: женщина собиралась помочь Битону.

Пока Мэлди гадала, сможет ли найти Балфура прежде, чем Гризель исчезнет из виду, он подошел сзади и обнял ее.

– Я тебя искал, – прошептал Балфур, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в щеку.

– И я даже знаю зачем, – ответила она, почувствовав его возбуждение. – Ты просто ненасытен.

– Это твоя вина. Ты вызываешь во мне неутолимый голод.

– Уверяю тебя, это взаимно. Но тем не менее пока мы должны отказаться от удовольствия, – сказала она, указывая на фигуру в плаще, торопливо шагающую по дороге в деревню. – Мне кажется, ты не пожалеешь, если последуешь за ней.

Балфур хмуро посмотрел на указанного девушкой человека.

– За ней? Кто это, и зачем мне обращать на нее внимание?

– Это Гризель. Да, я знаю, что ты не можешь ее разглядеть, но женщина в плаще – Гризель, поверь мне. И она спешит снова предать тебя.

Отпустив Мэлди, он подошел к стене и, наклонившись, присмотрелся к женщине.

– У тебя были видения? Как ты можешь знать, кто эта женщина в лохмотьях и каковы ее планы? - подозрительно спросил он.

Мэлди поморщилась и пожала плечами.

– Не знаю. Я чувствую, что это Гризель, и она спешит передать весточку Битону. Прошу, просто следуй за ней. Если я права, то, раздобыв доказательства, ты сможешь положить конец предательству. А если ошибаюсь, можешь, вернувшись, назвать меня дурочкой.

– Какая же в этом радость, если ты даешь свое разрешение? – шутливо произнес Балфур и улыбнулся, когда она рассмеялась. Уже спускаясь по узкой каменной лестнице, одному из путей на крепостную стену Донкойла, он добавил: – Я найду Джеймса, и мы отправимся вслед за этой женщиной. Только надеюсь, он не спросит, зачем мне следить за человеком в плаще. Джеймс без сомнения расхохочется, услышав, что твое внутреннее чутье подсказало нам это.

Мэлди тихонько рассмеялась, но потом посерьезнела и опять повернулась к Гризель. Эту женщину надо остановить. Неизвестно, много ли она узнала до того, как Мэлди ее заподозрила, и, что намного важнее, сколько она уже успела рассказать Битону. И сейчас предательница спешит поведать врагу то, что может подвергнуть опасности жизнь Балфура. Только при одной мысли об этом Мэлди охватывало желание самой броситься за подлой старухой. Она с облегчением увидела, что Джеймс, Балфур и еще двое мужчин вышли за ворота и спешно, но соблюдая осторожность, последовали за Гризель. Мэлди решила, что они превосходно справятся со своей задачей, и стала спускаться с крепостной стены. Пока Балфур следит за шпионкой, ей самой не помешает немного отдохнуть.

– А теперь поведай мне, почему мы крадемся за женщиной в грязном плаще? – спросил Джеймс, когда он, Балфур и двое их спутников вышли из-за деревьев, растущих вдоль дороги.

– Мне кажется, что именно она помогает Битону, – ответил Балфур, гордясь тем, как тихо они все пробрались сквозь кусты, и не выпуская из виду цель их погони.

– Я думал, ты пришел к выводу, что предательница – старая язвительная неряха Гризель.

– Совершенно верно. – Балфур внутренне напрягся, осознав, что вынужден сказать правду о том, зачем они крались через лес. Он

убрать рекламу



уже представил себе, как будут смеяться его спутники. – Это и есть Гризель.

– Как, во имя Всевышнего, ты можешь быть в этом уверен? – спросил Джеймс, вытягивая голову вперед, словно так мог лучше рассмотреть их добычу, а потом покачал головой: – Ты видел ее до того, как она накинула эти лохмотья?

– Нет. И пока ты совсем не замучил меня своими расспросами, скажу, что именно Мэлди сообщила мне, кто это. По ее словам, проследив за Гризель, мы сможем найти доказательства ее предательства.

– А, так это мистрис Киркэлди послала тебя вслед за Гризель?! Та же девушка, которая сказала, что старуха тебя ненавидит и шпионит за нами.

Обиженный насмешкой, прозвучавшей в голосе Джеймса, Балфур хмуро посмотрел на него:

– Мэлди заставила меня присмотреться к Гризель, помогла мне увидеть ненависть этой женщины и задуматься о ее причине. Тогда все стало на свои места.

– Ну, с тем случаем не поспоришь, но что на сей-то раз? Девчонка сказала тебе, видела ли она или слышала, как Гризель говорила о предательстве? – Джеймс тихо чертыхнулся, наткнувшись предплечьем на ветку засохшего дерева.

– Нет, – пробормотал Балфур, жестом приказав всем остановиться, когда они дошли до края леса, за которым уже начинались открытые поля на окраине деревни. – Ну, мы обошли всю деревню, так что, наверное, кроме Гризель, здесь предателей нет.

– Подожди, - сказал Джеймс, потерев вытянутый подбородок и взглянув на Балфура. – Теперь ты мой господин, но я помню тебя еще мальчиком, которого усаживал на его первую лошадь. И сейчас я говорю именно с тем мальчиком. Расскажи, что именно ты увидел или услышал. Почему мы тайком, как воры, крадемся за этой женщиной в плаще.

Балфур не сводил глаз с Гризель, ожидая, когда нужно будет следовать за ней, и тихо ругнулся.

– Никто ничего не слышал и не видел. Мэлди просто знала. Она сказала, что почувствовала это.

Двое молодых людей перестали смеяться, заметив гнев в глазах Балфура. Взгляд же Джеймса остался невозмутимым.

– Значит, у нее было видение? – медленно произнес он.

– Нет, лишь предчувствие. Да, оно может оказаться ерундой. – И, игнорируя выразительный взгляд Джеймса, Балфур снова стал следить за Гризель. – Однако какой от этого вред? Мы сегодня либо увидим предательство, либо нет. Хотя я не думаю, что сгорбленная женщина в лохмотьях спешит на свидание к любовнику.

– Кто знает? От страсти любой потеряет голову.

Балфур предпочел не обращать внимания на оскорбление Джеймса, отчаянно желая, чтобы Мэлди оказалась права насчет планов Гризель. Хотя ему совсем не хотелось думать, что один из его людей мог помогать Битону, но даже такое неприятное открытие будет предпочтительнее, чем оказаться в дураках.

Только удостоверившись, что их маленький отряд останется незамеченным, Балфур вышел из-под прикрытия леса. Его люди следовали за ним по пятам. Они прошли почти милю, прежде чем человек, закутанный в плащ, остановился у груды камней возле ручейка. Воспользовавшись тем, что здесь росли высокие кусты и трава, Балфур и его люди спрятались и стали ждать. Неизвестный присел на камень и отбросил капюшон. Показалось знакомое лицо. Гризель. Балфур торжествующе посмотрел на Джеймса.

– Значит, чутье девоньки не ошиблось насчет того, кто был в плаще, – сказал Джеймс и поморщился, устраиваясь на твердой, каменистой земле. – Но мы еще не видели доказательств предательства.

– Я думаю, что скоро мы все узнаем, – сказал один из спутников, дородный и обычно молчаливый парень по имени Йен. – Или она предала нас, или кто-то, наконец, решил избавить мир от этой злобной старой ведьмы.

Трое мужчин, настороженно осматриваясь, приближались к Гризель. Она смотрела на них без опаски, выказывая лишь обычные для нее недовольство и нетерпение. В глаза Балфуру бросилась брошь на одном из грязных пледов. Люди Битона. Балфуру этого доказательства было достаточно. Он подал знак своим людям окружить стоящую у камней группу.

– Ты хочешь подождать и попытаться подслушать их разговор? – спросил Джеймс.

– А стоит?

– Нет. Совершенно очевидно, кто эти люди. К тому же ясно, что они знакомы с Гризель.

– Попытайся схватить одного из псов Битона живым, – прошипел Балфур Джеймсу, когда тот стал отступать, намереваясь подойти к предателям справа. – Может, мы сможем выяснить, насколько сильно Гризель нам навредила.

Он заметил, как Джеймс кивнул до того, как исчезнуть в бурьяне и редких кустах. Надеясь, что у друга все получится, Балфур стал подкрадываться к Гризель. Хотя Мюррей и не мог разгромить Битона или спасти Эрика прямо сейчас, он решил воспользоваться представившейся возможностью нанести ущерб врагу. Даже такая небольшая победа необходима. У Битона больше не будет преимущества, полученного благодаря предательству Гризель.

Когда пришло время действовать, все произошло так быстро, что Балфур даже испытал некоторое разочарование. Он и его люди напали с четырех сторон. Битоны отказались сдаться, попытались выбраться из ловушки и были убиты почти мгновенно. Гризель даже не думала спасаться бегством, просто сидела и смотрела на них. Балфур чувствовал ее полный ненависти взгляд, вытирая меч о подбитый ватой жюпон{8} только что убитого им мужчины. Потом он не спеша вложил оружие в ножны, с любопытством размышляя, станет ли женщина изворачиваться, отрицая то, чему они стали свидетелями.

– Значит, у могущественного лэрда Донкойла нет другого занятия, кроме как следить за старухой? – огрызнулась она.

– Ты виновна в тяжком преступлении, Гризель, – сказал Балфур. – Тебе бы следовало быть более смиренной и выказывать раскаяние.

– Раскаяние? – Она сплюнула и улыбнулась так злобно, что мужчины поспешно отступили подальше. – Мне не о чем сожалеть.

– Ты предала свой клан, свою семью и покрыла свое имя таким позором, что от этого пятна твоя родня может и не отмыться.

– Мне наплевать на них. Они всю жизнь пахали на тебя и твою семью. Когда я рассказала, как твой отец меня унизил, и умоляла их драться за мою честь, они отказались. Пусть спасают себя сами, как это делаю я.

– Ты не спасла себя, дуреха, – сказал Джеймс, – а лишь затянула петлю на шее. И все потому, что мужчина, разок переспав с тобой, решил больше этого не делать? Ты занимала достойное место среди нас, а задумала ударить ножом в спину?

– Достойное место? – рассмеялась Гризель. Смех был горьким, резким, жутким. – Ты имеешь в виду место, которое наш славный лэрд предоставил своей шлюшке? – Она улыбнулась, когда Балфур угрожающе шагнул к ней, крепко сжимая кулаки и борясь с желанием ударить. – Так почетно бросаться лечить любую заразу в Донкойле, вытирать носы и зады захворавшим? Единственная выгода от этой отвратительной тяжелой работы - возможность подобраться к твоему отцу, Балфур. Да, вы, дураки, доверили мне его жизнь и позволили сделать все, что я хотела.

– Ты его убила?! - пораженно прошептал Балфур.

– Да, прямо под твоим носом. За несколько дней я постепенно выкачала из ублюдка кровь, пока ее попросту не осталось. А теперь я отдала его драгоценного бастарда злейшему врагу.

Она постаралась выпрямиться, когда Балфур вытащил меч.

– Нет, - сказал Джеймс, крепко ухватив Балфура за руку с оружием и не позволяя ударить. – Она хочет, чтобы ты ее убил. Такая быстрая и чистая смерть от меча предпочтительнее виселицы.

– Она убила моего отца. Я думал, то была Божья воля или, того хуже, результат неправильного лечения. А она просто убила его! – Балфур глубоко вздохнул и вложил меч в ножны. – И мы все находились рядом, когда она это делала. – Он повернулся к Гризель спиной, не зная, сколько еще сможет справляться с порывом убить, если будет видеть и слышать ее. – Не могу выносить ее присутствия. Я поговорю с ее родней, как только успокоюсь и начну мыслить здраво. Отведите ее в Донкойл и заприте, – приказал он и ушел, не дожидаясь, пока его люди начнут исполнять приказ.

По пути в замок Балфур пытался успокоиться. Ему нужно владеть собой, когда он будет рассказывать родне Гризель о совершенных ею злодеяниях и во время суда над ней. Он не сможет сделать ни того ни другого, если будет охваче гневом. Даже зная, что клан не осудит его за ярость, Балфур понимал: лучше предстать перед ними спокойным, в здравом уме и ясной памяти, особенно потому, что Гризель ожидает смертный приговор. И, сдержав праведный гнев, он заслужит большее уважение.

Вернувшись в Донкойл, он пошел прямо в комнату Мэлди. Балфур надеялся, что она там, ведь терпения искать ее у него не осталось. Он желал видеть ее немедленно. Его инстинкты кричали, что только Мэлди сможет помочь ему взять верх над чувствами. Балфура озадачивало, что женщина, так легко вызывающая безрассудную страсть, могла помочь ему обрести здравый смысл, и он никак не мог избавиться от этого ощущения.

Мэлди проснулась, когда дверь в комнату неожиданно распахнулась, а потом захлопнулась. Она села и увидела Балфура. Выражение его лица сразу же вызвало в ней растерянность и тревогу. Это была странная смесь горя и бешеного гнева. На мгновение она испугалась, что сама вызвала его ярость, но потом страх отступил. Балфур отсутствовал недолго, так что никак не мог узнать ни единого из ее многочисленных секретов. Он преследовал старую целительницу, а значит, тем таинственным человеком в плаще и в самом деле была она, и у Балфура появились доказательства ее злодеяний. Мэлди почувствовала облегчение, так как оказалась права, и в то же время сочувствовала Балфуру, который не заслужил такого предательства.

– Мне очень жаль, Балфур, - тихо сказала Мэлди и, когда он присел на кровать, взяла его крепко сжатый кулак в свою руку.

– Почему? – Он вздохнул, провел пальцами по волосам, а потом потер шею. – Ты же не ошиблась.

– Я так и думала. А сожалею о том, что тебе пришлось узнать горький вкус измены. Ты ничем не заслужил подобного отношения.

Балфур поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь.

– Я с благодарностью

убрать рекламу



принимаю твое сочувствие, хотя сейчас мне нужно вовсе не это. - Он робко улыбнулся, увидев, как широко распахнулись ее глаза. – Я знаю, это не очень лестно, но мне кажется, что занятие любовью поможет мне прояснить мысли.

Она рассмеялась и потянула его на кровать.

– Я понимаю. Сначала появляется страсть и вытесняет из головы все мысли, а потом, когда все чувства возвращаются, тело успокаивается. И это просто идеальное время, чтобы поразмыслить. – Она поцеловала его в губы. – Только надеюсь, это не станет единственной причиной посещения моей постели, а то я стану чем-то вроде ночного горшка.

- Этого никогда не случится.

Мэлди, промолчав, жадно ответила на поцелуй. Балфур давал такие клятвы, уверенный, что знает ее. И возможно, открыв для себя правду, он больше не вернется к ней. Балфур почувствует себя преданным, а о его отношении к предательству Мэлди уже узнала по тому, с каким видом он появился в комнате. Мысль о том, что скоро он выгонит ее из своей постели, а то и вовсе из своей жизни, заставила ее с жадностью принимать его ласки.

Он раздевал ее, а Мэлди в это время поспешно стягивала одежду с него. Когда их кожа наконец соприкоснулась, девушка задрожала от наслаждения. И хотя он все еще испытывал гнев, на его отношении к ней это никак не сказалось. Мэлди усмотрела в этом вызов и захотела зажечь в нем такую жаркую, всесильную, бушующую страсть, которая сожгла бы всю его ярость, пусть даже на некоторое время. А еще Мэлди надеялась унять боль, вызванную предательством.

Балфур удивленно заворчал, когда Мэлди толкнула его на спину и прижалась своим гибким телом. Он и слова вымолвить не успел, как она начала ласкать и целовать его тело. Мужчина стиснул зубы, стараясь не произнести ни слова из опасения, что она остановится. Мэлди покрывала его грудь нежными, неторопливыми поцелуями, иногда дразня кожу языком. Он запустил пальцы в ее густые волосы и постарался как можно дольше обуздывать усиливающуюся страсть, чтобы посмотреть, на что еще осмелится Мэлди.

Балфур едва смог совладать с собой, когда Мэлди принялась ласкать его более сокровенно: сначала маленькой нежной ручкой, а потом и языком. Он дрожал, стараясь сдерживаться, чтобы насладиться ее любовью в полной мере. Когда девушка взяла его в рот, он застонал от дарованного ею огромного удовольствия. Совсем скоро Балфур понял, что должен остановить Мэлди, и приподнял ее повыше. Он помог ей опуститься на его плоть. Она окружила его своим жаром, отчего мужчина стал задыхаться. Балфур прижал ее к себе и страстно целовал, пока она подводила их обоих к желанному блаженству. Когда Мэлди обмякла в его объятиях, он крепко сжал ее, чувствуя себя, как ни странно, живым и одновременно слабым, как младенец.

И только когда Мэлди высвободилась, поспешно омыла их обоих, а потом устроилась у него под боком, мысли Балфура прояснились. Однако сначала Мюррей подумал вовсе не о Гризель, Битоне или предательстве. Мэлди только что любила его так, как умели немногие женщины, а он ей ничего подобного не показывал и не рассказывал. Воспоминание о невинности, доказательство которой Балфур видел собственными глазами после первой близости, совсем его не успокоило. Такие занятия любовью оставляют девственность нетронутой.

- Откуда ты знаешь об этом? – спросил он, глядя на нее и молча проклиная порыв, заставивший его задать вопрос.

Мэлди печально вздохнула и угрюмо посмотрела на него, но, заметив на его щеках легкий румянец смущения, обрадовалась. Она сознавала, что должна чувствовать себя оскорбленной, ведь он подумал о ней так плохо. Однако ничего подобного она не испытывала. Мэлди только что любила его так, как умеют только очень опытные женщины. И потому совершенно неудивительно, что его изумили подобные знания у невинной девушки. А вот если Балфур не поверит ее объяснениям, тогда ей стоит оскорбиться. Ведь, в отличие от других ее ответов, на сей раз Мэлди намеревалась сказать чистую правду.

– Разве я не вернула тебе ясность мыслей, как ты хотел? – спросила Мэлди.

– Да, но… – Он озадаченно нахмурился, когда девушка тихо рассмеялась и приложила длинный пальчик к его губам.

– Нет, я лишь дразню тебя. Об этом мне рассказала мать. Она говорила, что мужчинам такие ласки нравятся. Она была неправа?

Балфур разозлился на ее мать и в очередной раз поразился, какую безрадостную жизнь вела Мэлди.

– Нет, это чистая правда. – Вспомнив о том огромном удовольствии, которое она ему подарила, Балфур улыбнулся и поцеловал ее в губы. – Но ей не стоило говорить тебе о подобном. Она что пыталась… – Тут он запнулся, не зная, как спросить девушку, не оскорбив при этом ее мать.

– Пыталась сделать меня шлюхой? – Девушка печально улыбнулась, увидев его неловкость. – Да, иногда мне кажется, что именно к этому она и стремилась. Я могла бы хорошо зарабатывать в течение нескольких лет, пока моя красота и молодость не увяли бы. Хотя, думаю, иногда она просто не знала, о чем еще поговорить. Только о мужчинах и способах доставить им такое удовольствие, чтобы они хорошо заплатили. – Мэлди прижалась к Балфуру. – Давай лучше обсудим то, что вызвало твой гнев.

– Должен признать, что впредь не смогу назвать тебя дурочкой. – Он снова почувствовал гнев, но теперь знал, что может его сдержать. – Как я уже сказал, в плаще была Гризель, и она встречалась с тремя прихвостнями Битона. К сожалению, живыми они не сдались. Эта маленькая победа над Битоном стала бы еще слаще, если бы я вытянул пару секретов из его людей.

– Гризель еще жива?

– Да, но она тоже ничего не расскажет. Если ей и известно что-то про Битона, она заберет эти знания с собой в могилу, только чтобы досадить мне. Она не пыталась спастись, просто сидела там и выкладывала жуткую правду.

– Её ненависть к тебе оказалась даже сильнее, чем я полагала, раз она готова умереть за неё.

– О да, и эта огромная ненависть заставила ее пойти на убийство.

– Ты уверен?

Он кивнул, рассеянно коснулся ее стройной спины, и удивился, как такое простое прикосновение могло дать ему силы, чтобы бороться с гневом и горем.

– Она созналась. Ты помнишь, когда мы только прибыли в Донкойл, я упоминал, что наша целительница использовала пиявок и кровопускание?

Мэлди почувствовала холодок, когда вдруг поняла, что хотел сказать Балфур, и тихо ответила:

– Ты говорил мне, что не веришь в подобные методы лечения и что, возможно, именно они ускорили смерть твоего отца.

– Они не только приблизили кончину отца. Гризель похвасталась, что она воспользовалась своим положением целительницы, чтобы убить его прямо под нашим носом. Она сказала, что постепенно выпускала ему кровь, пока в нем ее больше не осталось. Я горел желанием убить ее, но Джеймс меня остановил. – Он поморщился. – Я уже вытащил меч и хотел прирезать злобную старуху.

– Тебе нечего стыдиться. Она жестоко расправилась с твоим отцом и даже не раскаивается в содеянном. - Мэлди поцеловала его в щеку. - Но ты ее не убил. Даже Джеймс не смог бы тебя остановить, реши ты на самом деле ее прирезать. Не упрекай себя в том, чего не делал, а лучше подумай, как быть дальше.

– Я должен рассказать об этом Найджелу и поговорить с семьей Гризель. – Балфур крепко обнял Мэлди. – Хотя я предпочел бы остаться здесь.

– Ничего не поделаешь. Если ты будешь тянуть, Найджел и родня Гризель услышат новости от кого-нибудь другого. Такое в секрете не удержишь. И скорее всего, слухи уже разлетелись по округе. – Она нежно улыбнулась, когда он ругнулся и вскочил с постели. – Найджел должен узнать об этом от тебя, а не от того, кто разносит глупые слухи и полуправду.

– Знаю, - пробормотал Балфур, натягивая одежду. – Я лишь молюсь, чтобы мне удалось справиться со своими чувствами. Это ни к чему не приведет, лишь сильнее разожжет его гнев.

Завернувшись в простыню, Мэлди повернулась на бок и улыбнулась, когда Балфур обернулся к ней.

– Мне подождать тебя здесь, мой лэрд? – И обрадовалась, когда он рассмеялся. Так она смогла хоть на мгновение прогнать грусть из его глаз.

Балфур поцеловал ее, потом еще раз поправил плед и лишь затем пошел к двери.

– Это очень соблазнительное предложение, девонька, и мне бы очень хотелось его принять, но, думаю, тебе потребуется навестить Найджела. Он будет в такой же ярости, как и я, когда узнает правду.

– Разумеется. Такой гнев может его ослабить или заставить двигаться слишком быстро. Когда ты расскажешь ему эту печальную историю, просто постучи три раза в мою дверь, и я схожу к нему.

В ту же секунду, как дверь за Балфуром закрылась, Мэлди опустилась на постель и разразилась потоком брани. Во всем виноват Битон! Он использовал ненависть озлобленной старухи, чтобы причинить вред Балфуру и украсть Эрика из дома. Хотя он и не приказывал убивать старого лэрда, но, без сомнения, обрадовался и даже наградил убийцу. Давно пора с ним поквитаться. Вот только один вопрос: кто доберется до Битона первым - она или Балфур?

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Терпкий вкус крепкого вина не слишком успокоил Балфура, но, несмотря на это, он вновь наполнил кубок. Окинув взглядом главный зал, он увидел лишь нескольких человек, хотя стол к обеденной трапезе накрыли уже более часа назад. Балфур молился, чтобы причиной тому было отсутствие аппетита, а не то, что лэрд Мюрреев осудил и повесил члена клана.

Он поморщился и сделал еще один большой глоток, размышляя о приговоре, который только что был приведен в исполнение. Гризель так и не раскаялась за время недолгого судебного разбирательства и усердно проклинала Балфура и всю его семью, пока затянувшаяся на шее веревка не оборвала жестокие слова. Балфур не был уверен, что беспокоило его больше: непоколебимая ненависть и презрение старой целительницы или то, что он в

убрать рекламу



первые в качестве лэрда вынес решение о повешении. Он не нашел удовлетворения в смерти Гризель, несмотря на ее преступления, и, конечно, не гордился тем, что приговорил к казни одного из Мюрреев, что случалось всего несколько раз с тех пор, как клан обосновался на этих землях.

- Да брось, парень, - подбодрил Балфура Джеймс, присаживаясь рядом. Его грубый голос смягчился, в нем послышались нотки понимания. - Ты лишь исполнил свой долг. Эта женщина погубила себя сама. Возможно, ты смог бы простить предательство, но она убила твоего отца, лэрда клана.

- Знаю. - Балфур сгорбился на стуле. – К тому же она не даровала моему отцу ни быстрой, ни почетной смерти, так что ей воздано по заслугам. Мне просто не по душе повешение, да и отдавать подобный приказ - весьма неприятный долг. По правде говоря, я очень зол, что старуха вынудила меня так поступить.

- Может, это ее последняя маленькая месть?

- Возможно. - Балфур криво улыбнулся. - Это был очень долгий день, даже несмотря на то, что он еще не закончился. Мы нашли нашего предателя, осудили и повесили.

- Да, даже в самой маленькой косточке твоей девицы оказалось больше мудрости, чем у нас.

- Думаю, пройдет немало времени, прежде чем я смогу избавиться от чувства вины за смерть отца.

- Вины? С какой стати ты должен себя винить? - Джеймс налил себе вина.

- Потому что я стоял и смотрел, как эта женщина убивала его. Она сделала меня соучастником совершенного ею преступления.

- Нет, - резко возразил Джеймс, напугав двух юных пажей, притаившихся в тени стены на случай, если потребуется прислуживать лэрду. - Гризель была целительницей клана. Твой отец сам возложил на нее эту обязанность.

- Но ее методы врачевания были мне не по душе. Я видел, как она снова и снова пускает отцу кровь, и понимал, что он от этого слабеет, а не поправляется, но не остановил ее. И я должен был подумать о том, что не стоит доверять уход за отцом его жестоко отвергнутой любовнице.

- Твой отец сам должен был об этом задуматься. Но он ни разу и словом не обмолвился и в считанные дни ослаб настолько, что уже не мог говорить. Я знаю, мои слова не избавят тебя от чувства вины, но, поверь на слово, ты вовсе не виноват. Никто из нас не углядел в смерти лэрда преступления и не заподозрил целительницу.

Балфур кивнул, хотя знал: для того, чтобы убедить себя в этом, потребуется время. Трудно смириться с мыслью, что он мог спасти отца, но ничего не предпринял. Эрика тоже можно было уберечь от похищения, если б только Балфур уделял ему чуть больше внимания. Гризель обманывала клан на протяжении многих лет, и трудно поверить, что она ни разу ничем не выдала своего вероломства. Он мог бы заметить хоть что-то, если бы просто был немного внимательнее. Балфур отбросил эти мрачные мысли, понимая, что они напрасны, ибо не в его силах изменить прошлое, исправить свои ошибки.

- Ну, по крайней мере теперь мы точно знаем, что Мэлди не враг нам, - произнес он, ковыряясь в тарелке с сыром и хлебом.

- Неужели? - пробормотал Джеймс, намазывая хлеб толстым слоем темного меда.

- Да. Ведь именно она изобличила предателя.

- Несомненно.

- Гризель помогала Битону. Если бы и Мэлди занималась тем же, то не выдала бы нам свою сообщницу.

- Почему же? - Джеймс вытер рот рукавом туники и взглянул Балфуру в глаза. - Как еще можно заставить врага считать тебя другом?

- Нет, не могу поверить.

- Ты даже думать об этом не желаешь, и я тебя понимаю. Как бы то ни было, мы только что убедились, что может произойти, если не приглядываться к каждому, кто нас окружает. Гризель была одной из Мюрреев, но все же убила своего лэрда и помогала вражескому клану.

- А Мэлди ведь даже не Мюррей, - прошептал Балфур.

- Да. На самом деле мы не знаем, кто она. Эта девушка называет себя Киркэлди, но у нас нет никаких тому доказательств, и мы не можем себе позволить отправить людей к Киркэлди, дабы проверить ее слова. Она никогда не говорила о своем отце. Ты знаешь, кто он?

- Нет.

Балфур выругался про себя и отодвинул тарелку, утратив всякий интерес к еде. Он не желал слушать Джеймса и не хотел, чтобы тень подозрения закралась в душу. Балфура глубоко ранила одна только мысль о том, что Мэлди может его предать. Если бы на карту была поставлена лишь его собственная жизнь, он предпочел бы не знать правду и встретить смерть в блаженном неведении. Но, к несчастью, если Балфур позволит заманить себя в ловушку, многие члены клана окажутся там вместе с ним.

- Я просто прошу тебя об осторожности, - мягко настаивал Джеймс. - Да, она красотка и кажется вполне безобидной. Гризель была дурной женщиной и ненавидела всех вокруг, но и то смогла нас одурачить. А прелестной девушке намного легче удалось бы погубить нас.

- Но у тебя нет доказательств.

- Согласен. И все же малышка почти ничего не рассказывает, она так легко появилась в нашей жизни, войдя в нее из ниоткуда. Уже одно это должно нас насторожить.

- Но Мэлди так много известно о Битоне и Дублинне. Подумай сам: если бы она хотела нас предать, то разве стала бы рассказывать о том, что может нам помочь?

- Или заманить в ловушку. Ведь мы не знаем, правду ли она говорит. От нашего человека в Дублинне нет никаких вестей. Я даже не уверен, что он еще жив. Нет никакого способа выяснить, помогут ли ее сведения спасти Эрика и победить Битона, или же это все какая-то хитрая уловка, чтобы направить нас по пути, уготовленному противником.

- Тогда зачем она спасла Найджелу жизнь?

- Чтобы ты оказался в долгу перед ней и стал доверять.

- Для чего же ей еще и спать со мной, в таком случае?

Джеймс покачал головой:

- Ты и без меня знаешь, как ловко женщины могут пользоваться своими чарами, превращая мужчин в слепых глупцов.

- Она была девственницей, - проговорил Балфур так тихо, чтобы никто, кроме Джеймса, не услышал его. - Я видел кровь, которая была тому доказательством.

- Женщина знает, как заставить мужчину поверить в ее невинность.

Балфур допил вино и резко встал, не желая больше обсуждать этот вопрос. У него до сих пор шла кругом голова: и от преступлений Гризель, и от того, что он был вынужден ее повесить. Поэтому меньше всего он хотел слышать о предполагаемом обмане Мэлди.

- Довольно, Джеймс. Ты прав, что пытаешься открыть мне глаза. Только из-за моей слепоты Гризель удалось совершить свои злодеяния. Как бы то ни было, я не в состоянии относиться к Мэлди трезво и непредвзято. Поговорим позже. - Он направился было к двери, но затем остановился, бросив взгляд через плечо на хмурившегося Джеймса. - Разрешаю тебе вмешаться и остановить меня, если посчитаешь, что я строю из себя круглого дурака. Слишком многие могут поплатиться жизнью, если мне вдруг придется вынести для себя еще один суровый урок.

Всю дорогу до комнаты Найджела Балфур пытался выбросить из головы предостережения Джеймса, но безуспешно. Предательство Гризель заставило его усомниться в собственных суждениях. Он чувствовал, что Мэлди не очередная лазутчица Битона, но это вовсе не означало, что лишь поэтому ей можно верить. Ведь он и в преданности Гризель не сомневался.

Войдя в комнату Найджела, Балфур попытался улыбнуться в ответ на приветливую улыбку Мэлди.

- Я могу немного посидеть с Найджелом, Мэлди. Сходи перекуси.

Кивнув, девушка вышла из комнаты, задержавшись лишь для того, чтобы сжать его руку в коротком жесте сочувствия. Как только дверь за ней захлопнулась, Балфур наконец смог выдохнуть. Оказалось, он, сам того не замечая, увидев Мэлди, затаил дыхание. Балфуру нужно было бы разобраться с подозрениями и предостережениями Джеймса раньше, чем он увидится с ней вновь, - слишком просто выдать их, словом или делом. Если Мэлди - предательница, то худшее, что он мог сделать, - это дать ей понять, что раскусил ее игру.

- Эта женщина мертва? - спросил Найджел.

- Да, Гризель отправилась на виселицу, исполненная той же злобой и презрением, что сопровождали всю ее жизнь, - ответил Балфур.

- Жаль, я не увидел, как она умирает.

- Нет, тебе бы это ничего не дало. Так же, как и мне. Я не чувствую, что отомстил за смерть нашего отца, ибо моя вина перевешивает любое удовлетворение от поимки его убийцы. А теперь, когда все позади, осталось только то обстоятельство, что она была всего лишь злобной старухой, которую когда-то бросил любовник. Она совершила много зла, но ее казнь ничего не изменила.

Найджел поморщился:

- Я знаю. Тем не менее теперь все закончилось. Она больше не сможет вредить нам или помогать Битону. – На мгновение его взгляд задержался на лице Балфура. - Причина твоего беспокойства только в том, что ты ни с того ни с сего принял на себя вину за смерть отца?

- Все совсем не так. Я мог бы этому помешать.

- Поскольку ты полон решимости взвалить это бремя на свои плечи, не думаю, что смогу переубедить тебя. Но ты не ответил на мой вопрос.

Балфур тяжко вздохнул и поскреб в затылке.

- Сейчас мне кажется, что я готов смотреть с подозрением на всех и каждого.

- И под «каждым» ты подразумеваешь нашу прекрасную Мэлди?

- Да, Мэлди. Ты-то доверяешь ей во всем.

- Доверяю. И не смею даже подумать о ней как о возможной предательнице. Ты же понимаешь, как я отношусь к этой девушке и что чувствую сейчас, когда ты сделал ее своей любовницей.

- Это она тебе сказала?

- Нет, Мэлди ничего не говорила, но я же не настолько глуп, чтобы не догадаться, почему она не спала в своей кроватке в углу прошлой ночью. Ты не теряешь время зря, брат.

Балфур почувствовал, как краска стыда заливает лицо, но лишь пожал плечами.

- Не понимаю, почему из-за этого ты отказываешься ее в чем-то подозревать.

- Послушай, я, кажется, уже сказал, что подозревать её просто несправедливо, во всяком случае я этого делать не могу. И будет лучше, если мы и вовсе закончим этот разговор.

Балфур удивился, расслышав в голосе Найджела дрожь. Его брат ревновал. Он был

убрать рекламу



уверен в этом, только не знал наверняка, насколько далеко это зашло и как сильно страдал Найджел, потеряв всякую надежду увлечь Мэлди. Балфур решил, что Найджел прав: им не стоит говорить о ней. Найджел не хотел ничего слышать об отношениях его брата с женщиной, которую он, Найджел, желал, а Балфур, по правде говоря, не хотел знать, насколько сильно Найджелу нужна Мэлди.

Найджел тихо выругался:

- Это Джеймс считает, что за ней надо следить?

- Да, - ответил Балфур. - Она чужая.

- Только не для тебя, - проворчал Найджел, взмахом руки остановив возражения Балфура. - Очевидно, Джеймс чувствует что-то неладное. Прислушайся к нему. И все же я не буду доносчиком. Просто не могу. Мне и так тяжело смириться с тем, что я не имею возможности просто протянуть руку и заполучить желанную женщину. Хотелось бы думать, что я честный человек и не опущусь до того, чтобы позволить мелочной ревности завладеть моими мыслями, но я предпочел бы, чтобы ты не просил меня проверять, так ли это на самом деле. Я обязан этой девушке жизнью и не желаю отплачивать ей недоверием.

- Я тоже.

- Знаю, и тем не менее это твой долг: ты - лэрд, и жизни многих людей зависят от тебя. И видимо, тебе нравится повторять это время от времени. Прекрасно. Я отказываюсь верить, что между нами встала эта зеленоглазая девчушка. Говори, что должен, - криво усмехнулся Найджел, - только не рассказывай, как хорошо проводишь с ней время. Скажи мне, что тебя беспокоит, а я буду ее защищать. После всего, что Мэлди для меня сделала, будет только честно, если хотя бы я останусь на ее стороне.

- Джеймс говорит, что спасение твоей жизни - очень хороший способ завоевать наше доверие.

- Не думал, что человек может быть таким жестокосердным. Да, он прав. Надеюсь, ты поймешь, если я скажу, что причина, по которой она спасла меня, не имеет никакого значения. Я все равно обязан ей.

Балфур кивнул и налил им обоим по кружке сидра.

- Она ничего не рассказала мне о себе. Только краткие воспоминания о ее детстве с матерью.

- У нее была безрадостная жизнь. Возможно, она просто хочет обо всем этом забыть.

- Может, и так. Она многое знает о Дублинне.

- Мэлди жила там некоторое время, и она достаточно умна, чтобы подмечать мелочи.

- Из тебя выходит хороший заступник, - протянул Балфур и порадовался, увидев, как ухмыльнулся Найджел.

Некоторое время они продолжали в том же духе. Балфур говорил о вещах, которые могли показаться подозрительными, а Найджел указывал на то, что с тем же успехом все это могло быть совершенно безобидным. Но кое о чем Балфур все же умолчал, осмотрительно избегая любого упоминания о своих отношениях с Мэлди. И о том, какой хорошей любовницей она оказалась.

Наконец, так и не придя к какому-либо решению, он встал:

- Довольно. Мы ходим кругами. Любому ее слову или поступку можно найти оправдание, а можно поставить ей в вину. Мне тоже не хотелось бы думать о Мэлди плохо, но у меня нет выбора. Я должен попытаться взглянуть на всё непредвзято, невзирая на мои чувства или на то, что мне хотелось бы считать правдой.

- Быть лэрдом – это проклятие, - пробормотал Найджел. - Я лишь об одном тебя прошу...

Нахмурившись, Найджел медлил, и Балфур поторопил его:

- О чем? Я не смогу выполнить твою просьбу, если ты так и не скажешь, в чем она состоит.

- Если Мэлди все же окажется предательницей, если ее подослал Битон, как ты поступишь с ней?

Балфур упорно гнал от себя мысли о том, что ему делать в случае виновности Мэлди, но теперь обругал себя за трусость.

- Не знаю. Я не повешу ее, если ты этого боишься. Мы все в долгу перед Мэлди за твою жизнь, а может, даже за жизни всех остальных раненых, вернувшихся из Дублинна в тот день. А что мне делать, я пока и сам не знаю.

- Не терзай себя, Балфур. Мне просто нужно было знать, что ей не грозит опасность. По правде говоря, не понимаю, почему я вообще об этом беспокоился. Ты никогда бы не смог причинить ей вред. Да и, думаю, многие здесь не смогли бы, даже Джеймс.

- Да, даже Джеймс. Полагаю, если окажется, что она помогает Битону, то мне просто придется запереть ее, чтобы она ничего не смогла рассказать нашим врагам, пока война не окончится.

- Что ж, молюсь, чтобы это было не так.

- Я тоже, - проворчал Балфур, направившись к двери, - хотя бы потому, что тогда мне придется потратить чертову уйму времени, пытаясь тебя в этом убедить.

Балфур слабо улыбался, покидая комнату под громкий смех Найджела. Трудно смириться с тем, что именно он должен подозревать Мэлди, следить за каждым ее шагом и взвешивать каждое ее слово. Лучше бы он оказался на месте Найджела и был ее защитником. Балфур даже предпочел бы оставить все, как раньше, в умелых руках Джеймса. Но и то и другое неприемлемо. Он - лэрд и больше не может уклоняться от своих обязанностей, независимо от того, насколько они неприятны.

По веским причинам следовало быть с Мэлди начеку. Принимая во внимание чувства брата, Балфур не рассказал Найджелу о том, что больше всего тяготило его. Искусство Мэлди в любовных играх беспокоило Балфура, но он ни с кем не мог это обсудить. Какая ирония, ведь во всем Донкойле, пожалуй, именно Найджел был наиболее сведущ в подобных вещах и мог бы помочь оправдать или уличить ее. Мэлди — женщина пылкая и открыто делится своей страстью... гораздо более открыто, чем, по мнению Балфура, полагалось девственнице. И уж совсем не давало ему покоя то, как она ласкала его губами. Ее объяснение звучало правдоподобно, и ему отчаянно хотелось верить ей, но тем не менее в нем проснулось сомнение. Легче поверить, что Мэлди - коварная девка, подосланная, чтобы заманить его в ловушку, чем в то, что мать рассказала бы дочери столь интимные подробности о том, как ублажить мужчину.

Войдя в спальню, которую он уже неделю делил с Мэлди, Балфур заставил себя приветливо улыбнуться. Он задался вопросом: не вызваны ли его сомнения по большей части собственной неуверенностью в себе, в своей привлекательности, в своем обаянии и способности поддержать в женщине интерес. Еще ни одна красивая, страстная женщина не удостоила его повторным взглядом. И вот сидит Мэлди, улыбаясь так, словно действительно рада его видеть и не испытывает никакого интереса к его красивому брату. Она делила с ним ложе, хотя весь прошлый опыт говорил ему, что она должна была предпочесть постель Найджела.

- Ты выглядишь очень обеспокоенным, Балфур, - тихо заметила девушка, протянула руку и, когда он взялся за нее, притянула его ближе к кровати.

- Мне не по нраву повешения, - пробормотал он, присаживаясь рядом с ней. - Обычно я стараюсь вообще их не видеть, и тем не менее только что отдал такой приказ и стоял там, пока он не был приведен в исполение.

Мэлди обвила руками его шею и легла, увлекая Балфура за собой.

- Ты должен был так поступить, о чем, я уверена, тебе уже сказал каждый. - Она начала покрывать нежными поцелуями строгие черты его лица. - Ты обязан поддерживать порядок. Что бы вышло, если бы ты отпустил ее, предательницу и убийцу? Любой, узнавший об этом, решил бы, что ты не способен вершить справедливый суд. А значит, все дозволено. Не знаю, что еще сказать, разве только: у тебя не было выбора. Ты не просто воздал ей по заслугам, но еще и убедился, что все остальные осознали необходимость соблюдения закона.

- Да, я знаю. Это трудно передать словами, но в душе все это понимают. Нельзя было позволить Гризель избежать наказания: ни из-за того, что она была стара, ни из-за того, что она была женщиной.

– Может быть, как раз это тебя и тревожит? Что она была старой женщиной?

- Да, похоже, что так. Очевидно, не стоит недооценивать женщин, с которыми мне приходится иметь дело. Думаю, они могут быть так же опасны, как и любой мужчина.

Пытаясь побороть внезапно охватившее ее смущение, Мэлди занялась тесемками его рубахи. Она понимала, что Балфур говорит вовсе не о ней и лишь собственное чувство вины заставляет ее так думать. Ему только что пришлось разбираться с Гризель: с ее ложью, хитростью и совершенным ею убийством. Несомненно, именно это он и имел в виду, упоминая об опасности, которая могла исходить от женщины. Мэлди убеждала себя, что не стоит так бояться разоблачения: никто не знает, кто она на самом деле, даже сам Битон.

На какое-то мгновение ей захотелось во всем признаться Балфуру. Необходимость взвешивать каждое слово и постоянный страх, что правда раскроется прежде, чем она будет готова признаться, грозили свести ее с ума. Но затем к ней вернулся рассудок. Она обязана исполнить клятву, данную умирающей женщине, или у нее нет чести. А если Балфур разоблачит ее, Мэлди вполне может потерять всякую возможность сдержать обет.

Боль, вызванная откровениями Гризель и тем, что тебе пришлось сделать, пройдет, - наконец выговорила она. - А если подобный опыт научил тебя осторожности, так ли уж это плохо?

- Нет. - Он начал распускать шнуровку ее платья. - Так много дел требуют моего внимания. - Он поцеловал впадинку за ее ушком.

- Да, ты пренебрегаешь своими обязанностями.

- Пускай, думаю, я заслужил пару приятных минут.

- Только пару? - прошептала Мэлди.

Рассмеявшись, он поцеловал ее. Мэлди задумалась: утихнет ли когда-нибудь ее острая потребность в нем? И от всего сердца пожелала, чтобы это оказалось так. Если ей суждено расстаться с Балфуром, она не хотела бы провести остаток жизни, изнывая от желания к мужчине, с которым никогда не будет вместе. Предательская мысль, что вскоре, возможно, придется отказаться от удовольствия, которое дарил ей Балфур, только подстегнула желание Мэлди, и девушка нетерпеливо ответила на поцелуй.

Она тихонько застонала, когда он отбросил прочь остатки одежд и их тела наконец стали единым целым. Ей казалось, что она никогда не испытывала ничего столь прекрасного. Когда Балфур прикоснулся поцелуем к ее груди, Мэлди закрыла глаза и запустила пальцы в его волосы, полная решимости насладиться каждым поцелуем и каждой

убрать рекламу



лаской.

Вскоре его руки и губы, казалось, были повсюду. Мэлди находила волнующим оттенок неистовства в его ласках. Она вздрогнула, когда Балфур поцелуями проложил влажную дорожку по внутренней стороне ее бедра, и постаралась хоть немного совладать со всевозрастающей страстью, чтобы как можно дольше наслаждаться его прикосновениями. Затем его рот коснулся нежного возбужденного местечка между ее ног, и от потрясения у Мэлди перехватило дыхание, а желание испарилось без следа. Она попыталась отстраниться, избежать подобной близости, но Балфур крепко удерживал ее. А потом страсть вернулась, заставив сердце бешено стучать в груди. Мэлди открылась навстречу ласкам, вскрикивая от удовольствия. Почувствовав, что близится освобождение, она постаралась привлечь Балфура в свои объятия, но он оставил ее попытки без внимания, вознося ее губами на вершину желания. Она еще содрогалась в исступлении, когда он начал все снова, пробуждая жаркий огонь настолько быстро и умело, что это почти пугало. Мэлди вновь воззвала к нему, и он откликнулся, одним мощным толчком соединив их тела. Она крепко прижала Балфура к себе, и он поцеловал ее, повторяя языком пронзающие движения плоти. Их крики слились - они одновременно достигли освобождения. Мэлди крепко обняла Балфура, когда он в изнеможении упал в ее объятия.

Как только сознание прояснилось, Мэлди пришла в замешательство. Может, она и была неопытной, но кое о чем ей все же было известно, и, в частности, о такого рода любовных играх. Тем не менее ей было нелегко смириться с подобной близостью, и Мэлди не могла удержаться от мысли: уж не означает ли то, что она испытывала огромное наслаждение от таких ласк, признаком того, что в душе она на самом деле шлюха. Возможно, именно поэтому она ведет себя так нескромно, когда страсть крепко держит ее в своих сетях.

- Не хмурься так, девочка, - утешил ее Балфур и, чуть улыбнувшись, поцеловал Мэлди в кончик носа. - И думать не смей, что ты вела себя как шлюха.

Она поморщилась, не будучи уверена, что ей нравится, как легко он угадал ее мысли.

- Да поди тут разберись, где ты ведешь себя как шлюха, а где нет.

- И то верно. - Балфур сел и начал одеваться, тихо рассмеявшись, когда она поспешно натянула на себя простыню. - Некоторые скажут тебе, что развратом не является только быстрое, равнодушное соитие, а другие посчитают допустимым все, что доставляет тебе удовольствие. Я предпочитаю золотую середину. - Балфур подмигнул ей. - Ведь это все объясняет, не правда ли?

- О да, не то слово, - усмехнулась она, покачав головой.

Но встав и завернувшись в плед, он вновь посерьезнел:

- Нам с тобой дарована редкая страсть, девочка, и признаюсь, я хотел бы быть более чем смелым. Но в любом случае ты должна сказать, если я сделаю что-то, что тебе не понравится.

Мэлди вспыхнула не в состоянии поднять на него взгляд:

- Будь уверен, я так и сделаю. Просто не забывай, кем была моя мать, и не суди меня строго за неловкость. Иногда я боюсь, что слишком наслаждаюсь нашими ласками, и это означает, что я распутная женщина.

Он запрокинул ее голову и коснулся губ поцелуем.

- Шлюхи обычно ничем не наслаждаются, за исключением заработанных денег. Страстность не делает тебя распутной, Мэлди. Только твое отношение к этой страсти, то, как ты пользуешься ею, - вот, что имеет значение.

Его слова успокаивали, но в голосе проскальзывали какие-то странные нотки. Мэлди решила, что из-за своего смущения слышит то, чего нет. Балфур не относился к тем людям, которые, говоря одно, имеют в виду совсем другое.

- Иди и займись делами, пока жители Донкойла не решили, что я тайно похитила тебя.

- Думаю, сегодня я бы с удовольствием позволил тебе это сделать. Я не горю желанием встречаться со своими людьми. После казни в Донкойле стало непривычно тихо.

– Еще бы. Мало кто может с радостью наблюдать столь жуткую картину. И они тоже могут быть опечалены тем, что один из них совершил преступление против клана.

Балфур кивнул, понимая здравость расссуждений Мэлди. Уходя на встречу со своими людьми, он уже чувствовал себя чуть более уверенно. А закрыв за собой дверь, пожелал лишь одного: чтобы вернулось его былое доверие к Мэлди.

Невыносимо было даже допустить мысль, что она способна его предать, и это приводило Балфура в бешенство. Он, словно зеленый юнец, подпал под женские чары, не успев моргнуть глазом. Стоило Мэлди приветливо улыбнуться, как он уже сломя голову бежал к ней. Хоть он и был уверен, что никто, кроме него, не находил это унизительным, но все равно чувствовал себя немного неловко. И все же чтобы познать такую сладостную страсть, с сожалением был вынужден признать Балфур, он более чем готов смириться с некоторым смущением. Настало время взять себя в руки и посмотреть правде в глаза. К тому же он должен прекратить избегать истины, или по крайней мере того, что, вполне вероятно, может оказаться ею, словно какой-нибудь ребенок, который боится, что его шлепнут по руке. Мэлди - женщина, у которой слишком много тайн. Он должен признаться себе в том, что это опасно, и начать, наконец, действовать. Если она окажется одной из прихлебателей Битона, смущение станет самым мягким из всех уготованных ему наказаний за то, что поддался соблазну.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Мэлди казалось, что Джеймс возникает на ее пути повсюду, куда бы она ни пошла. Девушка, тихо чертыхнувшись, поспешила к спальне Найджела. С казни Гризель прошло уже два дня. Мэлди почти не видела Балфура, кроме как по ночам, когда он проскальзывал к ней в постель, а вот Джеймса приходилось лицезреть намного чаще, чем ей того хотелось.

Без сомнения, он следил за ней. От этих мыслей сводило живот. Как бы Мэлди ни пыталась убедить себя, что узнать ее тайну он мог бы только от нее самой, но все равно ужасно боялась. Всякий раз, видя Джеймса, она ждала, что он укажет на неё обвиняющим жестом и обличит как лазутчицу и предательницу. Даже понимая, что, скорее всего, делает из мухи слона, Мэлди не могла подавить страх.

– Ты выглядишь расстроенной, - заметил Найджел, усаживаясь в постели в нетерпеливом ожидании того момента, когда снова сможет поупражняться в ходьбе.

- Да нет, просто немного тревожусь. - Выдавив улыбку, Мэлди приобняла его за талию, и они приступили к прогулке по комнате. - После смерти Гризель так много дел навалилось. Знаешь, может, она была и никудышной целительницей, но хотя бы справлялась с самыми распространенными хворями и болячками, тем самым оставляя мне больше времени на уход за тобой. Теперь же все обращаются за помощью только ко мне.

- Неужели тебе некому помочь?

- Нет, пока что некому. Правда, есть женщина, подающая надежды и желающая овладеть моим ремеслом. Ее нужно лишь немного подучить, и она легко сможет стать следующей целительницей Мюрреев.

Найджел вздрогнул: утраченная гибкость в суставах вызывала боль в ноге при каждом шаге.

- Но ведь могут пройти годы, прежде чем она станет искусной во врачевании?

- Любой, у кого есть мозги, сможет понять, как справляться с мелкими, часто случающимися недомоганиями. Даже Гризель смогла, а ведь она никогда не искала да и не любила трудной работы. А у этой женщины есть и ум, и желание учиться, да и состраданием к ближнему она обладает в куда большей мере, чем Гризель. Вам в любом случае следует подыскать того, кто завершит ее обучение. Ведь ей нужен будет наставник, располагающий большим временем, нежели я. Ничего хорошего не выйдет, если обучение прекратится сразу после моего отъезда. В действительности же хороший целитель никогда не перестает учиться. Искусство врачевания - это область знаний, постижение которых, будь они древними или совсем новыми, может занять всю жизнь.

- Когда ты намереваешься покинуть нас?

- Как только ты поправишься, - ответила девушка, стараясь не обращать внимания на хмурый взгляд, вызванный столь неопределенным ответом.

- И куда же ты отправишься? - Внезапно он покачнулся, и лишь надежная поддержка Мэлди не позволила ему упасть.

- Буду и дальше искать своих родичей.

Найджел выругался:

- Ты всегда отвечаешь с такой легкостью, но при этом ухитряешься ничего не сказать.

- Потому что больше говорить нечего. Я уеду сразу же, как только выполню свое обещание поставить тебя на ноги, и продолжу поиски своей родни. - Мэлди осторожно подвела его к кровати. - Думаю, тебе лучше присесть. - Она почувствовала облегчение, когда Найджел послушно выполнил ее просьбу.

- Но мы сделали всего лишь пару кругов, - запротестовал он, едва только сев на кровать и промокнув холщовой тряпицей выступившую на лбу испарину.

- Да, но за сегодня это уже четвертый раз. В то время как вчера мы сумели обойти комнату всего трижды. Ты уже и так нетвердо стоишь на ногах. - Она налила в кружку сладкого сидра и подала Найджелу. - А значит, мы слишком торопимся, и тебе пока не следует пытаться ходить так часто. Мы обязательно добавим еще один круг по комнате, но чуть позже. В конце концов, какой смысл в этом четвертом круге, если он сделает тебя таким слабым, что просто сведет на нет все, чего нам удалось добиться за три предыдущих.

- Согласен, - пробормотал он с угрюмым видом, нехотя соглашаясь с ее доводами, а затем полностью переключил свое внимание на девушку: - Тогда, возможно, ты не откажешь мне в любезности и сообщишь истинную причину того, почему выглядела такой расстроенной, входя в комнату.

Мэлди посмотрела на Найджела, но опустила глаза, не выдержав его пристального взгляда.

- Я уже говорила.

- Нет, ты сказала, что обитатели Донкойла не дают тебе продыху, обращаясь с любой царапиной и требуя снадобий при малейшем недомогании. Я знаю, что так оно и есть. Вот только, сдается мне, ты переживаешь не из-

убрать рекламу



за этого. - Найджел лишь улыбнулся, когда она бросила на него раздосадованный взгляд. - Дело в Балфуре?

Примерно с минуту Мэлди просто разглядывала его, а потом, тщательно подбирая слова, ответила:

- Может, мое тщеславие не знает границ, но не думаю, что тебе и в самом деле будет приятно слушать о нас с Балфуром.

Найджел поморщился:

- Ты вовсе не тщеславна. Мы и впредь не будем обсуждать ваши отношения, но полагаю, что большинство обитателей Донкойла догадываются о них, так же как и я. И потом, может, мне приятно послушать, что у тебя не все гладко с моим братцем. - На лице его промелькнула усмешка, но затем он снова посерьезнел: - Ну, и еще из-за того, что ты очень одинока. Разве у тебя есть, с кем поделиться? Я имею в виду, помимо Балфура. У тебя ведь не было ни времени, ни возможности подружиться здесь с кем-нибудь и не будет еще по крайней мере несколько месяцев: пока Эрик не окажется дома, а Битон не испустит дух. Все сейчас поглощены тем, как бы нам разгромить Битона и вернуть Эрика в Донкойл. К тому же тебе почти все свое время приходится проводить со мной.

- Я не против, - еле слышно пробормотала она. - Выздоровление зачастую оказывается непростым делом, требующим времени и терпения. И мой долг, как целительницы, сделать все, что в моих силах, чтобы помочь больному.

- Не слишком ли ты стараешься угодить? - протянул он, а затем довольно хмыкнул, когда она слегка покраснела. - Милая, если тебе нужно поговорить о чем-то, что ты не можешь или не хочешь обсудить с моим братом, ну или просто пожаловаться, то я к твоим услугам. В конце концов, ты так много сделала для меня, и самое малое, чем я могу тебе оплатить, - стать тем, кто выслушает тебя без осуждений или подозрений. Да, и тем, кто будет держать свой рот на замке и никогда не выдаст твоих тайн, до тех пор пока ты сама не позволишь.

Заманчивое предложение. Мэлди очень нуждалась в собеседнике, которому можно было бы излить душу. Ее сильно огорчало, что она не могла позволить себе этого с Балфуром. Но девушка хорошо понимала, что и с Найджелом это тоже невозможно. Есть вещи, о которых она не могла рассказать никому в Донкойле, по крайней мере пока. Если существовал хотя бы малейший шанс, что у них с Балфуром есть будущее, то она непременно поставила бы свое счастье под угрозу, если бы лэрд обнаружил, что она доверила Найджелу секрет, в который упорно отказывалась посвятить его самого. К тому же Мэлди не хотела ставить Найджела в неловкое положение, заставляя выслушивать свой бессвязный лепет о Балфуре. Даже если бы она смогла сделать это, не задев его чувств, это заставило бы Найджела поступиться верностью клану и своим близким.

- Ты очень добр, Найджел, но для нас обоих будет лучше, если я не воспользуюсь твоим великодушным предложением, - ответила она. – Раз уж я не могу обсудить что-то с Балфуром, моим возлюбленным, то не думаю, что мне следует бегать к его брату в поисках понимания. Если Балфур обнаружит, что я доверяю тебе больше, чем ему, это причинит ему боль или, по крайней мере, заденет его гордость. Кроме того, в этом случае ты можешь оказаться меж двух огней, и не думаю, что тебе там понравится. Скажу больше: это может даже привести к тому, что из-за данного мне обещания ты будешь вынужден хранить тайну от своего старшего брата, твоего лэрда. А этого никак нельзя допустить, особенно теперь, когда уже очень скоро тебе предстоит биться с врагом бок о бок с Балфуром.

- Я не хочу видеть тебя такой расстроенной, - сказал он, когда Мэлди мягко, но настойчиво уложила его в постель. - После всего, что ты для нас сделала, ты заслуживаешь, чтобы у тебя было легко на сердце.

- Думаю, пройдут многие месяцы прежде, чем я смогу насладиться хотя бы неким подобием душевного покоя. Теперь отдыхай. Я позову Дженни.

Ощущение легкости на сердце и чистая совесть - мечта, которую Мэлди страстно желала осуществить.

«Если выживу», - подумала девушка, выходя из комнаты.

Ей необходимо было оказаться подальше от Найджела, от сочувствия в его глазах, от обещанной им поддержки и понимания. Если бы только Найджел мог уберечь её ото всех проблем и страхов! Но, так или иначе, вряд ли он мог сделать для нее что-то такое, чего она не смогла бы сделать для себя сама. Сердцем она понимала, что только прибавит забот, если впутает сюда Найджела. А она не хотела и не нуждалась в дополнительном грузе вины, который в этом случае непременно ляжет на ее плечи.

Остановившись на верхней площадке лестницы, она краем глаза заметила фигуру Джеймса и выругалась. Мэлди уже было решила вернуться к Найджелу и пожаловаться, но, подавив в себе малодушный порыв, стала спускаться вниз. Даже если бы в ее силах было настроить Найджела против Джеймса, она не стала бы этого делать, ведь и Найджел, и Балфур почитали этого человека как второго отца. Она сурово напомнила себе, что Джеймс вправе подозревать ее и считать, что за ней нужен глаз да глаз, правда, эти мысли мало успокаивали. Оправданно или нет, но то, что за каждым ее шагом пристально наблюдали, ужасно раздражало Мэлди.

Вместо того чтобы отправиться на кухню и заняться приготовлением целебных мазей, как собиралась, Мэлди зашагала в сторону внутреннего двора. Это единственное место, где она могла не опасаться увидеть хмурое лицо Джеймса, высматривающего ее из-за каждого угла. Девушка была уверена: по его мнению, двор хорошо охранялся, и к тому же здесь и без него было, кому за ней присмотреть, но Мэлди решила, что в настоящий момент любую возможность ускользнуть от неотступных темных глаз Джеймса можно считать своего рода благословением небес.

Она слонялась по двору, разглядывая конюшни, перекинулась парой фраз с пареньком, присматривающим за борзыми, и даже понаблюдала за оружейником, который на ее глазах ловко превратил кусок бесполезного металла в прекрасный меч. Мэлди мысленно улыбнулась, когда ей в голову пришла мысль, что ее невинное любопытство каким-нибудь подозрительным человеком могло быть расценено как вынюхивание. А Джеймс был чрезвычайно подозрительным человеком. На миг она подумала о том, чтобы повнимательнее приглядеться к оборонительным укреплениям Донкойла и тем самым заставить Джеймса хорошенько поволноваться, но потом все же позволила здравому смыслу возобладать. Совершение поступков, лишь убеждающих Джеймса в обоснованности самых темных подозрений, отнюдь не лучший способ облегчить её бремя или хоть отчасти решить проблемы. На самом деле такое легкомыслие могло закончиться плачевно. Изображать из себя вражеского лазутчика в то время, как клан находится в состоянии войны, - проявление полнейшего идиотизма.

Почему ты так хмуришься? – спросил Балфур, подойдя к ней, и приветственно кивнул оружейнику, одновременно утаскивая Мэлди прочь от навеса, под которым тот работал. – Я напугал тебя? – Он озабоченно сдвинул брови, когда она бросила на него мимолетный взгляд.

Мэлди сделала пару глубоких вдохов, пытаясь успокоить неистовое биение сердца, и безропотно позволила Балфуру утянуть её за собой. Девушка понимала, что одной из причин, почему её так пугает его незаметное приближение, было переполнявшее ее чувство вины. На какой-то миг она каждый раз сжималась от ужаса, что чем-то выдала себя. Мэлди прекрасно осознавала, что должна лучше следить за собой, потому что только одного ее смущенного вида могло хватить, чтобы возбудить подозрения. Джеймс наверняка и так уже прожужжал Балфуру все уши о своих сомнениях, поэтому девушка и в дальнейшем не собиралась ни делать, ни говорить ничего такого, что могло бы придать его обвинениям вес.

– Хоть бы какой-нибудь звук издал, а не подкрадывался вот так к человеку, – недовольно проворчала Мэлди.

– В иное время это могло бы стоить мне жизни, – ответил он.

– Возможно, но я-то тебе не враг.

– Нет, конечно же, ты не враг.

Балфур мысленно чертыхнулся, заметив на ее лице тень недовольства, когда девушка резко вскинула на него глаза. У него все хуже получалось скрывать растущие сомнения на ее счет. Иногда он почти желал, чтобы она словом или делом выдала в себе лазутчицу, одну из приспешниц Битона, тем самым избавив его от тяжкого чувства вины, охватывавшего его всякий раз, когда грудь теснили мрачные мысли. Он ненавидел мучительную неопределенность. Боль, порой мелькавшая в ее глазах и ясно указывавшая на то, что девушка прекрасно осведомлена о его подозрениях, в первое мгновение разрывала ему сердце, а уже в следующее - приводила в ярость. Если Мэлди невиновна, то эта боль искренняя, и именно Балфур причинил ее, но если девушка служила Битону, тогда это лишь очередная хитрая уловка, призванная ослабить его и упрочить ее власть над ним.

Балфур был уверен, что влюбился, и это пугало его. Он хотел признаться ей в своих чувствах, но боялся, что она воспользуется его слабостью. Он одновременно молил небеса, чтобы она не оказалась на стороне Битона, и жаждал услышать от нее признание в предательстве. Желал, чтобы она ушла, и приходил в отчаяние при мысли, что она покинет его. Он хотел, чтобы Мэлди держалась от него подальше, при том что ночи напролет сжимал её в своих объятиях. Балфура раздирали настолько противоречивые чувства, что он всерьез начал опасаться за свой рассудок. Решающая битва с Битонами должна произойти как можно скорее, иначе он окончательно утратит способность мыслить здраво и не сможет повести за собой своих людей.

– Как продвигается подготовка к сражению? – спросила Мэлди, когда они прошли через ворота внутренних стен, окружавших донжон, к месту, где возвышалась наполовину выстроенная башня. – Теперь я слышу об этом так мало или совсем ничего, однако догадываюсь, что вы продолжаете готовиться.

– Ну, просто ты была целиком поглощена лечением Найджела, стремясь поскорее вернуть ему силы.

– Я не понимаю, почему ты больше ни о чем меня не спрашиваешь. Или ты уже вызнал о Дублинне все, что тебя интересовало?

Мужчина прислонился к стене, соединявшей новую башню со старой частью замка.

– Думаю, мне известно обо всем, что мо

убрать рекламу



жет так или иначе нам пригодиться. Есть ведь и другие способы раздобыть нужные сведения, не втягивая тебя в это.

– Я не возражала, – произнесла Мэлди, стоя перед ним и отчаянно пытаясь не выказать обиды и страха, охвативших её. – Я хотела бы помочь тебе, чем только смогу.

– Ты уже помогаешь мне, выхаживая Найджела. Не волнуйся, сладкая моя, у нас имеются и глаза, и уши везде, где мы в них нуждаемся.

– Так значит, ты получил весточку от человека, которого тебе удалось заслать в самое сердце Дублинна.

– Мэлди, мы же почти не видели друг друга за прошедшие два дня, – сказал он и, протянув к ней руки, нежно обхватил ее запястья. – Неужели ты, в самом деле, хочешь потратить время, которое мы можем провести вдвоем, на разговоры о сражениях и лазутчиках?

Девушка задалась вопросом: как бы он поступил, если бы она ответила утвердительно, но благоразумно решила промолчать. Мэлди почувствовала, что Балфур замыкается в себе, как только разговор заходит о Битоне, предстоящем сражении или спасении Эрика. Уклончивые ответы на все ее вопросы лишь подтверждали это. Выходит, не только Джеймс подозревает ее. Похоже, ему все же удалось заронить зерна сомнений в душу Балфура. А значит, ей больше ничего не расскажут о приближающейся битве.

Ее первым побуждением было сбежать куда-нибудь подальше от Балфура. Оставаться и дальше его любовницей — безумие, раз он считает её своим врагом. Это недоверие, словно грязь, запятнало бы каждую нежную ласку, которой они одарили друг друга. Но стоило Балфуру прижать Мэлди покрепче к своему сильному, горячему телу, как она поняла, что ее гордость рассыпалась в прах. Правда, она поняла и кое-что еще. Балфур был столь же измучен, как и она сама. Он не хотел ее подозревать. Несмотря на все сомнения, он все еще желал ее. В борьбе за Балфура Джеймс еще не одержал окончательной победы. Мэлди печально улыбнулась, внезапно осознав, что ее с Балфуром объединяла не только общая страсть, но и одинаковое смятение чувств. Она не знала, что окажется сильнее: сомнения или страсть, но решила довериться судьбе, и будь что будет. До разлуки и так оставались считанные дни, и неважно, произойдет это из-за недоверия Джеймса или же откроется ее тайна. Мэлди не хотела терять ни одного драгоценного мгновения из отпущенного им судьбой времени.

– Это не слишком-то укромный уголок, – пробормотала девушка, слегка запрокинув голову, чтобы ему было легче осыпать ее шею легкими дразнящими поцелуями.

– Зато он замечательно подходит для того, чтобы насладиться закатом, – ответил он, нежно прикусив мочку ее ушка, словно пробуя на вкус, и начал расшнуровывать платье.

– Так вот чем ты намеревался заняться? – спросила Мэлди. Стоило платью бесформенной кучкой упасть на землю вокруг стройных лодыжек, как девушка проворно переступила через него и ножкой оттолкнула в сторону. – Кто-нибудь может увидеть нас, - добавила она, захваченная кратким приступом стыдливости.

– Нет. Это излюбленное место влюбленных парочек. Как только люди заметили, что мы с тобой направились сюда, все взоры тотчас же были обращены в другую сторону.

– Не уверена, что мне нравится слышать, что всем в замке известно, чем мы тут занимаемся.

– Им известно, что мы любовники. В Донкойле мало что удается сохранить в тайне. Но поверь, милая, никто не станет подглядывать, ведь им тоже не хотелось бы, чтобы за ними подсматривали, когда они в свою очередь ускользнут на свидание.

В это верилось с большим трудом, но прежде, чем Мэлди успела высказать свои сомнения, он поцеловал ее, и девушка полностью утратила всякий интерес к тому, могли ли их увидеть или что о них подумают люди. В глубине души Мэлди была потрясена бесстыдством, с которым отвечала на жадные поцелуи и ласки Балфура, возвращая их сторицей в красноватых отблесках заходящего солнца. Их жгучая потребность друг в друге несла оттенок отчаяния, словно Балфур тоже боялся, что отпущенное им время подходит к концу. Потом, когда они лежали, сплетясь в тесном объятии, утомленные бурными любовными ласками, Мэлди задумалась: что если судьба направила её по неверному пути? Подобная несдержанность в утолении потребности в плотских удовольствиях казалась девушке чем-то неправильным, тем более что ни один из них ни разу не заговорил о любви, браке или вообще о каком-либо совместном будущем.

– Не стоит всякий раз после того, как любовный угар развеется, тут же начинать осуждать себя, - спокойно сказал Балфур, поцеловал ее неодобрительно поджатые губы и откатился в сторону, потянувшись за своими брэ.

– Как ты узнал, о чем я думаю? - Мэлди огляделась в поисках нижней сорочки.

– По тому мрачному, почти сердитому выражению, которое появляется на твоем красивом личике, стоит только страсти немного утихнуть.

Смущенная тем, с какой легкостью Балфуру удалось угадать ее мысли, Мэлди так и осталась сидеть спиной к нему, стряхивая пыль с сорочки. Она уже было приготовилась надеть ее, как вдруг замерла в испуге, когда Балфур внезапно схватил ее обеими руками, помешав прикрыть наготу. Девушка почти чувствовала, как его взгляд обжигает спину, и совершенно точно знала, что именно вызвало такой интерес. Мэлди понимала, что даже в угасающем свете дня была отчетливо видна небольшая отметина в виде сердца под ее правой лопаткой. До сих пор она делала все возможное, чтобы помешать Балфуру как следует разглядеть ее спину, и тусклое освещение в их спальне было ей только на руку. Она замерла, в страхе, что он может узнать родовой знак Битонов. Мэлди, сколько себя помнила, проклинала это явное свидетельство того, что именно Битон приходился ей отцом. Ее мать никогда не позволяла дочери забыть, что это «клеймо» было доказательством ее позорного происхождения, постоянно указывая, что в ее венах текла дурная кровь. Теперь девушка боялась, что отметина могла стоить ей жизни.

– У тебя сердечко на спине, - тихим от изумления голосом произнес Балфур.

Девушка вырвалась из его рук и быстро натянула сорочку.

– Мне жаль. Я очень старалась не оскорбить твоих глаз его видом.

– Милая моя, чудесная малышка Мэлди, в твою красивую головку порой приходят такие странные мысли, – пробормотал Балфур, все еще обеспокоенно глядя на спину девушки, пока та торопливо натягивала одежду. – Это нисколько не оскорбляет моих глаз. – По ее быстрым скованным движениям Балфур понял, что сейчас ее лучше не трогать, и тоже стал одеваться.

– То, как ты уставился на мое родимое пятно, и даже твои слова – все говорит о том, как ты был потрясен увиденным

– Так оно и есть. Я стал твоим любовником больше недели назад и полагал, что уже видел тебя всю. – Он усмехнулся, когда Мэлди метнула в него сердитый взгляд. – Теперь-то я понял, что был весьма невнимателен. – Балфур рассмеялся, когда она вскочила на ноги, а затем поднялся, чтобы помочь ей затянуть шнуровку на платье. – Возможно, мне следует впредь зажигать побольше свечей.

– Ты, видимо, очень стараешься смутить меня. – Девушка пыталась не выдать своего облегчения от того, что он не распознал в ее родимом пятне родовой знак Битонов. Но Мэлди была уверена, что опасность еще не миновала, и не собиралась расслабляться, теша себя ложными надеждами.

– Нет, не так уж и трудно окрасить твои щечки румянцем.

– Я испытываю сильное желание поколотить тебя.

– Ой-ой! Я прямо весь дрожу. – Мужчина беззаботно рассмеялся и нарочито потер руку в том месте, куда она только что ткнула маленьким кулачком. – Все, теперь, уверен, у меня там до конца моих дней останется шрам.

– Ты находишь что-то забавное в том, чтобы дразнить меня? – спросила она, когда Балфур взял ее под руку и повел назад к главной башне.

– Да. К тому же я ужасно голоден. – Он весело подмигнул ей. – Ты возбудила во мне просто волчий аппетит, дорогая.

Она твердо решила на этот раз не поддаваться и изо всех сил старалась не покраснеть, но прошипела едва слышное проклятие, почувствовав покалывание в щеках от прилившей к ним горячей крови. Конечно, ей на руку, что он находился в таком приподнятом настроении, позабыв на время обо всех сомнениях и подозрениях. Она только сожалела, что не способна принять его поддразнивание со спокойной улыбкой, будто бы оно её забавляет.

– Странно, – неожиданно продолжил Балфур серьезным тоном, – но у меня такое чувство, что я уже где-то видел такую родинку, точно такой же формы и расположенную на том же самом месте.

Вдруг тело Мэлди пронзила дрожь испуга, такая сильная, что она даже споткнулась. Девушка поняла: несмотря на все усилия, благодушное настроение Балфура притупило ее бдительность, и она стала менее осторожной. Ей потребовалось немного времени, чтобы успокоиться. Мэлди не хотела, чтобы Балфур понял, что своими словами ужасно расстроил ее. Он никак не мог видеть эту отметину на Битоне, однако вполне мог слышать о ней. Она отбросила прочь эту страшную мысль. Ее мать часто говорила, что Битон всегда старался прятать родимое пятно, потому что люди считали его меткой самого дьявола.

– Я никогда не слышала, чтобы у кого-нибудь была такая же родинка, – сказала девушка, мысленно проклиная себя за столь неубедительный ответ. – Ты ведь не знал мою мать, не правда ли?

– Нет, конечно, не знал. Как и прочих Киркэлди. – Балфур задумчиво покачал головой. – И все же у меня до сих пор такое чувство, что я уже где-то видел такую отметину прежде. Не важно. Обязательно вспомню позже.

Когда они вместе переступили порог главного зала, Мэлди все еще искренне надеялась, что этого никогда не случится.

– Думаю, ты просто-напросто был настолько удивлен увиденным, что тебе оно показалось знакомым, – сказала девушка в отчаянной попытке отвлечь его от долгих и чересчур упорных размышлений на опасную тему.

– Может и так, но мне все-таки кажется, что я уже видел это родимое пятно, только кожа была не такая светлая, как у тебя.

Когда девушка уселась рядом с Балфуром, в её голове возникла страшная догадка. Она почувствовала себя так, словно ледяной холод пробрал ее

убрать рекламу



до самых костей. Джеймс сидел напротив, и Мэлди поняла по его пристальному взгляду, что потрясение на миг все же отразилось на её лице. Но как бы то ни было, даже страх подстегнуть подозрения Джеймса не сумел прогнать прочь эту навязчивую мысль. Независимо от того, сколь настойчиво Мэлди пыталась отрицать очевидное, сердцем она уже знала, что существовал только один человек, кроме Битона, на котором Балфур мог видеть такое родимое пятно, – юный Эрик.

Все считали Эрика бастардом, рожденным от союза отца Балфура с неверной супругой Битона. Балфур как-то обмолвился, что Битон вполне мог убедить своих людей, что Эрик приходится ему сыном, заявив, что выбросил младенца прочь в приступе ревнивой ярости. Но что если это правда? Вполне вероятно, что бывший лэрд Донкойла уложил эту женщину в постель, но он мог быть не единственным, кто это сделал. Мать рассказывала Мэлди, как усердно Битон трудился над зачатием сыновей, оставляя ее измученной и совершенно обессиленной. Мэлди была уверена, что пока Битон не прознал про измену супруги, он регулярно наведывался в спальню бедняжки. Так что Эрик легко мог быть сыном, в котором так отчаянно нуждался Битон. Возможно, жестокосердный лэрд изо всех сил старался сжить со свету именно того, за кого готов был отдать все.

Такой поворот должен был принести Мэлди немалое удовлетворение, но она обнаружила, что просто неспособна радоваться этому. Если она окажется права (а ее внутренне чутье подсказывало, что это так), то слишком многим людям открывшаяся истина может причинить страдания, и прежде всего самому Эрику, в сущности, ни в чем не повинному мальчику. Осознание того, что он никогда не был одним из Мюрреев, а являлся наследником вражеского клана, могло потрясти юношу, иссушив его душу. Правда, если бы Битон был достойным человеком, кровным родством с которым можно гордиться, то это, безусловно, смягчило бы тяжелый удар, но Мэлди искренне сомневалась, что этот ужасный человек совершил хоть одно благое дело за всю свою никчемную жизнь. Эрик наверняка ужаснется, как в свое время случилось и с ней, узнав, что именно сэр Битон приходится ему отцом, вот только мальчику это принесет куда больше вреда, чем ей. В отличие от Мэлди, Эрик всю жизнь купался в нежной заботе и внимании любящей семьи. Она ничего не потеряла, обнаружив, кто является ее родителем и что он из себя представляет. А вот Эрик утратил бы все то, что знал и любил.

Балфуру это тоже нанесло бы глубокую душевную рану, и Мэлди едва сдерживалась, чтобы не взять его за руку и сию же минуту не выразить ему своего глубокого сочувствия. Помимо всего прочего, если она поделится своей догадкой с Балфуром, он наверняка поинтересуется, с чего бы это ей в голову пришла такая дикая мысль, и, возможно, потребует каких-то доказательств. А единственно возможный способ открыть правду об Эрике - рассказать Балфуру тайну собственного происхождения, но к подобным откровениям Мэлди была не готова.

Мэлди вдруг поняла, что не хочет быть той, от кого Балфур узнает эту горькую истину. К тому же девушка не была уверена, что вообще имеет на это право. Это известие никому не принесло бы пользы. Такая правда могла доставить многим людям только горе. По сути, это причинило бы страдания всем, кроме, пожалуй, самого Битона. А так как Мэлди никогда не видела ни Эрика, ни отметины на его спине, доказывающей его родство с Битоном, то решила, что, пока она не удостоверится во всем собственными глазами, лучше всего будет промолчать. Ко всему прочему, это должен был быть выбор Эрика; мальчик имел право рассказать обо всем сам. Девушка только ззадавалась вопросом: достанет ли у юноши мужества. Наполняя свою тарелку едой, она мысленно взмолилась, чтобы не ей пришлось открыть другим тайну младшего Мюррея, а чтобы Эрик взял это на себя. Она бросила быстрый взгляд на Балфура, надеясь, что сможет сберечь этот секрет так же надежно, как и свой собственный.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

– Малкольм мертв, – объявил Джеймс, стремительно входя в главный зал.

Балфур едва не подавился куском хлеба:

– Мертв?

– Да, он больше ничего не сможет рассказать нам о Битоне или Дублинне. Кровь Господня, да даже если б он выжил после пыток и побоев, обрушившихся на него, то все равно не смог бы вымолвить ни словечка – ему вырвали язык.

– Ты уверен? – Балфур хорошо знал, что Джеймс не станет разносить слухи, но чувствовал потребность получить хоть какое-то вещественное доказательство услышанному.

– Эти ублюдки вздернули его изувеченное тело на дереве за деревней. – Джеймс сел, налил полную кружку сидра, сделал большой глоток и продолжил: – Сначала мы даже не поняли, кто это: так чудовищно он был избит, а лицо – изрядно поклевано птицами. Но когда мы узнали Малкольма, то сразу догадались, кто его убил. И это же объясняет, почему его тело оставили в таком месте.

– Что-то вроде показательной казни. Или глумливая насмешка, мерзкая в своей звериной жестокости.

Джеймс кивнул:

– Наверняка, как и жуткая смерть, которой его подвергли. Они хотели не только дать понять, что раскрыли нашего человека, но и вселить священный ужас в сердца Мюрреев, донельзя затруднив поиски того, кто согласился бы стать нашим новым лазутчиком в Дублинне. Мы уже обрядили тело Малкольма к похоронам, но так и не смогли избавиться от страшных следов предсмертных страданий.

– Есть какие-нибудь вести от Дугласа, нашего второго осведомителя?

– Нет, хотя, думаю, он все еще жив, в противном случае болтаться бы ему, раскачиваясь под порывами ветра, рядом с Малкольмом. – Джеймс покачал головой. – Раньше я считал, что ты только впустую тратишь время, разыскивая среди мужчин клана двоих, не только способных выполнить поручение, но и незнакомых друг с другом. Такая предусмотрительность полностью себя оправдала. Одного взгляда на изувеченное тело Малкольма достаточно, чтобы понять: его пытали много часов подряд, после чего он, наверняка, выдал Битону все, что знал.

– Возможно. Хотя Малкольм был прекрасным, благородным человеком. Он бы ни за что не послал на верную смерть нашего второго лазутчика.

– Он мог сделать это невольно, слишком ослепленный болью, чтобы понимать последствия своих слов, ведь его немилосердно пытали и мучили – это мы теперь точно знаем. Не уверен, что он вообще был в состоянии думать... если только о том, как положить конец боли.

Балфур, чтобы успокоиться, отпил глоток сидра.

– Я знал, что, возможно, посылаю этих двоих на верную гибель, но никогда не думал, что их может постичь столь ужасная и бесчестная смерть.

– Ты тут ни при чем. Ты бы никогда не сотворил такого с человеком, независимо от того, в чем была его вина.

– Считаешь, мне следует отозвать Дугласа?

– Нет. Если у Битона есть подозрения на его счет, то ты можешь подвергнуть Дугласа опасности, пытаясь передать весточку. Я не слишком хорошо знал Малкольма, потому что он служил твоему кузену Гродину, но могу поручиться за Дугласа. Он хороший человек, храбрый и верный. К тому же опытный лазутчик. Если он решит, что рискует повторить судьбу Малкольма, то наверняка сбежит из Дублинна. У него хватит ума не счесть это трусостью, рассудив, что живым он принесет нам больше пользы, потому как в противном случае не только не сумеет передать собранные сведения, но и лишит клан еще одной руки с добрым мечом.

– Хорошо. Не хотелось бы иметь на совести еще одну смерть.

– Ты не виноват в гибели Малкольма. Он знал, чем рискует, отправляясь в стан врага, и ты не раз предупреждал, что его убьют, если раскроют. Никто из нас не мог предвидеть, какая смерть уготована несчастному парню. А если бы ты знал об этом заранее, то никогда не послал бы его туда. Уж слишком близко к сердцу ты принимаешь каждую смерть. Ты чересчур впечатлителен, раз позволил чувству вины так быстро захватить тебя. А ведь ты ни разу не осудил человека, руководствуясь высокомерием, гневом, гордыней, небрежностью, наконец. Мы сейчас в состоянии войны с Битонами, и жизнь Эрика в опасности. Так стоит ли удивляться, когда кто-то из наших людей умирает? Так и будет продолжаться до тех пор, пока Битон не испустит дух.

– Так что нечего дуться из-за этого, – добавил Балфур с кислой улыбкой, почти точь-в-точь повторив одну из любимых фраз Джеймса, которыми тот частенько доставал братьев, пока занимался их обучением.

Джеймс вернул ему улыбку:

– Ага. Мудрые слова, тебе бы почаще им следовать. Ну, а теперь вернемся к тому, что сейчас для нас важнее даже смерти Малкольма: каким образом Битон сумел обнаружить нашего осведомителя?

– Малкольм мог совершить ошибку и тем самым выдать себя.

– Может, оно, конечно, и так, но верится с трудом. Насколько мне известно, он был головастым парнем. Конечно, не таким уж и умным, раз позволил разоблачить себя и не скрылся прежде, чем его схватили. Уже много лет подряд – с тех самых пор как начались эти чертовы неприятности с Битонами, – мы засылаем соглядатаев в Дублинн, и по сей день ни одного из них не раскрыли. Битон раз за разом показывал нам, как мало интересуется своими людьми, даже охранниками и прислугой. После того как наш человек нанимался на работу в Дублинне, в замке или за его пределами, он даже мог больше ни разу не встретиться с Битоном. Правда, есть у меня еще одно соображение, на которое тебе бы следовало обратить особое внимание.

– Хочешь сказать, кто-то из Донкойла рассказал Битону о Малкольме? – Балфуру совсем не нравился оборот, который принимал разговор, но он понимал, что подвергнет свой клан опасности, если не рассмотрит все версии. – Возможно, это сделала Гризель.

– Гризель уже две недели, как мертва. И люди, с которыми она встречалась, тоже убиты.

– А если она сделала это раньше?

– Возможно, но маловероятно. Битон не стал бы выжидать так

убрать рекламу



долго, чтобы схватить и замучить кого-то из Мюрреев. Если бы хоть один из пособников Гризель сбежал от нас, я бы смело предположил, что именно она обличила Малкольма. Несчастного пытали, скорее всего, на протяжении двух недель, хотя я и молю Бога, чтобы ему не пришлось мучиться так долго. Нет, Битон узнал о Малкольме уже после смерти Гризель.

– В Донкойле еще один предатель?

– Или приспешник Битона.

Балфур знал, на кого намекает Джеймс. Его недоверие к Мэлди было столь велико, что заразило даже самого Балфура. Но предположить, что эта девушка способна выдать человека, тем самым послав его на верную гибель, казалось почти невозможно. Потому что если она действительно одна из приспешников Битона, то наверняка прекрасно осведомлена, какая медленная, мучительная смерть его ожидала. Мэлди – целительница, о терпении, мастерстве и доброте которой в Донкойле уже ходили легенды. Такие зверства привели бы ее в ужас; она никогда не стала бы делать ничего подобного по доброй воле. И еще Балфуру очень не хотелось думать, что она его дурачит, а он все равно продолжает страстно желать ее и днем, и ночью.

– Я знаю, кого ты подозреваешь, – сказал он наконец.

– Ну еще бы. Ведь и ты со мной согласен, хотя изо всех сил стараешься выбросить эту мысль из своей головушки. Допустим, Малкольм и сделал какую-то глупость, выдавшую его, какую-то ошибку, которой вовремя не придал значения или попросту не заметил, а может, его обнаружили и схватили так быстро, что парню не представилось случая сбежать. Но в любом случае с нашей стороны было бы непростительной ошибкой не рассмотреть версию о предателе, рассказавшем Битону, что один из Мюрреев тайно обретается в его замке.

– Знаю, – отрывисто бросил Балфур, тяжело вздохнул и потер шею. – Поверь, я никогда не упоминал при Мэлди имени Малкольма или Дугласа, просто сказал, что мы послали своего человека к Битону.

– О боже! Да Битону и не нужно знать никаких имен, чтобы сообразить, что под видом одного из тех несчастных страдальцев, которые вынуждены вкалывать на самых черных работах, как раз и скрывается засланный к нему соглядатай. Ты говорил девушке, что мы отправили в Дублинн двоих?

– Нет. И пока ты не обвинил меня в этом, моя безрассудная страсть к этой девушке не влияет на ясность моих мыслей и не застит мне правду. Если что и влияет, то сердечная привязанность, а не огонь в чреслах. Мне просто не хочется верить, что я мог бы полюбить или возжелать женщину, способную послать человека на такую ужасную, мучительную смерть. Джеймс, она ведь целительница! Тебе бы стоило хоть раз увидеть, как Мэлди склоняется к больному или раненому, чтобы понять, почему мне так трудно поверить, что она может быть способна на столь бесчеловечную жестокость.

– Знаешь, я склонен думать, что она, скорее всего, поступает так не по доброй воле. Возможно, Битон, так сказать, держит меч у ее горла, вынуждая служить ему. И не думай, что я так говорю, чтобы успокоить тебя. Нет, я просто хочу лишить ее возможности навредить нам.

Балфур тихонько барабанил пальцами по толстой деревянной столешнице. Джеймс прав. Если существовала хотя бы крохотная вероятность, что Мэлди поставляла сведения врагу, ее следовало остановить, и немедленно, лишив даже малейшей возможности еще что-нибудь разузнать, подслушать или передать Битону. Балфуру придется держать ее взаперти и под надежной охраной, пока он не докопается до истины. Если Мэлди виновна, то не сможет не признать, что это даже слишком мягкое наказание за ее преступления. Если же она невиновна, то своими действиями он причинит ей боль и нанесет глубокое оскорбление, которого Мэлди, вероятно, никогда не простит. Балфур отдавал себе отчет, что выбор у него невелик и безрадостен. Если Мэлди виновна и он позволит ей сбежать, то это наверняка будет стоить ему победы, в которой он так отчаянно нуждается, а многим из его людей – жизни. Если же он поведет себя с ней как с предательницей, запрет и приставит стражу, то это, скорее всего, будет стоить ему самой Мэлди.

– Независимо от того, какой путь я изберу, меня ожидают большие потери, – пробормотал лэрд.

– Да, все так, – вздохнув, согласился Джеймс и, протянув руку, ненадолго сжал плечо Балфура, выказывая тем самым понимание и сочувствие. – Но задумайся хоть на мгновение. Так или иначе, но ты, вероятно, потеряешь девушку. Если Мэлди окажется предательницей, то непременно сбежит, так как в противном случае ее ожидает повешение, но тогда многие из Мюрреев погибнут напрасно, сражаясь, благодаря ее стараниям, в заранее обреченной на провал битве. Если же она невиновна, то может решиться на побег из опасения, что в гневе ты причинишь ей вред. Только, боюсь, доверие слишком дорого тебе обойдется.

– Вот именно. – Балфур допил вино и резко поднялся. – Всегда лучше побыстрее отделаться от самой неприятной работы. Я сейчас же пойду к ней и потребую объяснений.

– Она может и признаться, и даже поведать, почему служит Битону, указав причину, которую ты сочтешь достаточно серьезной.

– Возможно, но не думаю, что малышка Мэлди будет так откровенна со мной.

Балфур шел к их с Мэлди комнате медленным тяжелым шагом осужденного на казнь человека. Его разум заполнили жаркие образы их бурных любовных ласк в башне две ночи назад, отчего мужчина горько поморщился. В тот раз он ушел оттуда, ощущая безмятежный покой, уверенность в себе и безграничную радость. Мэлди же, напротив, была молчалива, и он еще предположил, что она что-то утаивает от него. Сейчас ему не хотелось думать, что она могла скрывать то, что недавно отправила человека на смерть. Балфуру даже страшно было представить, что он мог оказаться таким дураком.

Когда мужчина вошел в комнату, Мэлди, сидевшая у огня, расчесывая только что вымытые волосы, обернулась и тепло улыбнулась ему. Как она прекрасна! Он хотел ее и ненавидел себя за эту слабость. Он даже ее чуть-чуть ненавидел. Балфур знал: если окажется, что она действительно помогает Битону, то ему предстоит испытать нечто посерьезнее, чем сердечная боль. Он просто больше никогда не сможет доверять женщинам.

Мэлди озабоченно сдвинула брови, потому что Балфур с того момента, как закрыл за собой дверь и привалился к ней спиной, не произнес ни слова и лишь пристально разглядывал ее. В его позе сквозило напряжение: руки скрещены на груди и так крепко сжаты, что вздулись мощные мускулы. Это было странно и неприятно: колючий, неприветливый взгляд скользил по ее лицу, отзываясь нехорошим холодком в животе и вызывая неловкость. Девушка уже было решилась поинтересоваться, что могло вызвать столь суровый и неприступный вид, но так и не смогла выдавить ни слова. Сейчас на его выразительном лице чувства отражались, словно в причудливом калейдоскопе, сменяя одно другое, и все же девушка ощущала, что Балфур отгородился от нее неприступной стеной, полностью замкнувшись в себе. Это по-настоящему напугало ее. Она смотрела на него и не узнавала в опасном мужчине, неподвижно застывшем у двери, своего нежного и пылкого возлюбленного.

– Что-то не так, Балфур? – спросила она, молясь, чтобы он не сумел расслышать в дрожащем голосе охватившего ее страха.

– Мы нашли Малкольма, нашего человека в лагере Битона, – его повесили на дереве за деревней. – Потрясение, исказившее побледневшее лицо Мелди, было столь явным, что усомниться в его искренности было практически невозможно, однако Балфур не спешил менять гнев на милость, зная, что больше не может позволить себе слепо доверять тому, что видел, слышал или даже чувствовал, если дело касалось Мэлди.

– О Балфур, мне так жаль, – произнесла девушка и поднялась, намереваясь приблизиться к нему.

– Почему? Может, ты знала, что Битон собирается убить его?

Она остановилась так внезапно, что едва не споткнулась, и уставилась на него в замешательстве.

– С чего ты взял, что мне известны намерения Битона? – спросила Мэлди, подумав, не прознал ли Балфур о том, кто она. Девушка с трудом поборола желание бежать со всех ног от равнодушного, охваченного ледяной яростью незнакомца, в которого вдруг превратился Балфур.

– А ты не находишь странным, что Битон, который за долгие тринадцать лет ни разу не раскрыл ни одного засланного к нему лазутчика, внезапно разоблачил беднягу Малкольма? – Он наблюдал, как последние краски сбежали с ее лица, покрыв его мертвенной бледностью, и мучительно боролся с порывом утешить и успокоить девушку, забрав назад жестокие обвинения.

– Ты считаешь, что я помогаю Битону? Может, это Гризель выдала Малкольма врагу?

– Гризель умерла две недели назад, как, впрочем, и люди, с которыми она встречалась. А значит, никто из них не мог передать Битону этих сведений. Более того, если бы эта предательница выдала Малкольма, то парня прикончили бы намного раньше. Нет, это должен быть кто-то еще.

– И ты полагаешь, что этот «кто-то» – я? – прошептала Мэлди совершенно убитым голосом, с трудом выдавливая слова сквозь вставший в горле ком. Она никогда не думала, что ей может быть так больно.

– Тогда докажи обратное. Представь хоть какое-то свидетельство своей невиновности.

Мэлди немного поколебалась, его слова ранили сердце, словно острый меч. Она давно ожидала чего-то подобного. Со дня прибытия в Донкойл девушка постоянно боялась, что тайна ее происхождения будет раскрыта. Она думала, что утратит доверие клана сразу же, как только обнаружится, что она дочь Битона, пусть и незаконная. Но, как оказалось, чтобы начать подозревать ее, им вовсе не требовалось узнать ее позорный секрет.

Единственной причиной для столь тяжкого обвинения было то, что она чужая среди Мюрреев. Похоже, даже предательство Гризель не заставило людей Балфура увидеть и принять очевидное – изменником вполне мог оказаться их же соплеменник. Мэлди почувствовала, как ее сердце заполняет горечь обиды и гнева. Да, возможно, она и не рассказала им о себе, но это еще не повод думать, что она способна выдать кого-то, обрекая тем самым на верную гибель.

– Моего слова тебе недостаточ

убрать рекламу



но?

– Нет, я больше не могу себе позволить верить кому-то на слово. – Он тяжело вздохнул и покачал головой. – Ты ото всех хранишь свои тайны и все же ожидаешь от меня слепой веры? Ты ничего не рассказала нам ни о том, откуда пришла, ни о том, кто ты такая и что делала в одиночестве на той дороге, и все же рассчитываешь, что мы и дальше будем считать тебя другом?

– Для тебя я больше, чем друг. – Она обрадовалась, увидев, как на его смуглой коже проступил легкий румянец – значит, Балфур еще не до конца уверился в ее виновности и чувствовал подспудное нежелание поступать так, как должно.

– Разве ты не видишь, насколько подозрительно выглядит твое поведение?

– Неужели испытывать страсть теперь тоже преступление?

– Мэлди, ну расскажи же мне хоть что-нибудь о себе, что позволило бы снять с тебя обвинения в гибели нашего осведомителя.

– И почему я должна это делать?

– А почему ты не хочешь этого сделать?

– Кто я такая – не твоя забота, как и то, откуда я родом, куда направляюсь и вообще что-либо обо мне. Ты желаешь, чтобы я доказала свою невиновность? Ладно, но тогда, может, и ты предоставишь мне веские основания для столь чудовищных обвинений?

Балфур снова охватила злость, ее упрямство приводило его в бешенство. Он ведь не спросил ничего, что могло бы вызвать затруднения. Все, чего он хотел, – чуть побольше узнать о ней, услышать то, что большинство людей без колебаний могли поведать о себе. Любой обитатель Донкойла знал лишь то, что Мэлди – искусная целительница и незаконнорожденная, а ее мать умерла, поэтому девушка теперь разыскивает свою родню. А учитывая, сколько времени она провела с Балфуром, это ничтожно мало.

– Разве ты не понимаешь, почему я так поступаю? Мой клан в состоянии войны. Мой младший брат в плену у самого заклятого врага. Я не могу позволить себе доверять человеку только потому, что он утверждает, что невиновен. Необходимо нечто большее, нежели слова, Мэлди, или мне придется обойтись с тобой как с возможным врагом.

– Тогда предлагаю тебе перестать обвинять меня в преступлениях, которых я не совершала, и озаботиться поисками настоящего предателя.

– Как пожелаешь. В таком случае я вынужден ограничить твою свободу пределами этой комнаты с единственным исключением – тебе, как и прежде, дозволяется посещать Найджела, чтобы ухаживать за ним.

– Неужели ты позволишь одной из приспешниц Битона коснуться твоего благородного брата?

– У тебя было достаточно возможностей причинить ему вред, если бы ты и правда хотела этого. Кроме того, Найджел хоть пока и недостаточно крепок, чтобы сражаться наравне с остальными, но ему хватит сил выстоять против слабой девушки. Полагаю, пары дней взаперти хватит, чтобы смирить твою гордость. Конечно, если ты сочтешь, что малая толика правды о себе – это не слишком высокая цена за то, чтобы вновь обрести свободу.

Балфур покинул комнату, заперев дверь снаружи. Он был огорчен, возмущен и смущен этим противостоянием. Сначала Мэлди выглядела так, словно его обвинения поразили ее в самое сердце, зато потом страшно разозлилась. Казалось бы, такое поведение явно указывало на ее невиновность и несостоятельность его подозрений. И все же она снова не сказала ни слова, чтобы защитить себя или опровергнуть его обвинения.

– Дело сделано? – спросил Джеймс, который тоже поднялся наверх, чтобы в случае чего оказать Балфуру поддержку.

– Да. – Он кивнул мужчине, которого Джеймс привел, чтобы охранять дверь в спальню Мэлди, и направился в сторону главного зала. Джеймс следовал за ним по пятам.

– Я так полагаю, она ни в чем не призналась и не просила прощения?

– О нет, Мэлди не стала бы этого делать, даже будь она в самом деле виновна.

– Ты все еще считаешь, что это не она?

– Я уже не знаю, что и думать. Хотя Мэлди и отреагировала на обвинение, как любой невинный человек, она вполне могла притворяться, мастерски исполнив роль. И она снова ничего не сказала в свою защиту, кроме утверждений, что за ней нет никакой вины. Я просил Мэлди рассказать о себе хоть что-то, чтобы мы могли проверить эти слова и убедиться в ее непричастности, а она велела мне убираться и оставить ее одну. – Когда они вошли в большой зал, он заметил быстрый взгляд Джеймса, в котором плескалось веселье, смягчившее покрытое морщинами лицо, и нахмурился: – Ты находишь это забавным?

– Да, боюсь, что так, – слегка покачав головой, ответил Джеймс, как только они уселись во главе большого стола и налили себе сидра. – По правде говоря, ее ответ заставляет меня думать, что она и впрямь невиновна. Или эта девчушка просто намного умнее нас с тобой.

– Я только что обвинил возлюбленную в отвратительном преступлении, заявив, что она послала человека на ужасную смерть, а теперь ты говоришь, что она, возможно, невиновна?

– Я никогда этого и не отрицал, и не раз отмечал, что доказательств ее вины мы можем так никогда и не найти. Но если бы я сказал это тебе, ты ни за что не поступил бы с ней так, как должно. Я еще не настолько стар, чтобы меня перестали волновать красивые девушки с зелеными глазами, но достаточно мудр, чтобы их красота уже не ослепляла. Один из нас должен был, скрепя сердце, рассмотреть все возможности.

Балфур коротко выругался и потянулся, безуспешно пытаясь ослабить сковавшее его напряжение, и с горечью проговорил:

– Она никогда не простит мне этого.

– Если Мэлди до сих пор не озаботилась понять, что ты поступаешь, как велит долг, значит в любом случае не задержалась бы здесь надолго. Странно, что она так ничего и не рассказала тебе про себя. Думаю, пришло время узнать, что эта девчушка скрывает от нас.

– Да. У нее действительно много секретов, и мы не можем и дальше позволять ей совать свой нос повсюду в надежде вызнать тайны, которые, став известными врагу, способны навредить клану. Я прекрасно сознаю, что поступил так, как должен был поступить. Мне только жаль, что, исполнив свой долг, я не почувствовал облегчения.

Несколько минут Мэлди тупо смотрела на закрывшуюся дверь. Потом, опомнившись, она заставила себя подойти к кровати и без сил повалилась на нее, слепо уставившись в потолок. Слишком бурные чувства кипели внутри, пытаясь вырваться на волю, грудь стеснило, стало трудно дышать. Она решила, что ни за что не расплачется. Ни за что. Но гигантский комок, образовавшийся в горле, ясно указывал на то, что ее желанию, увы, не суждено исполниться. Тихо проклиная упрямство Балфура, девушка перевернулась на живот и, перестав сдерживать слезы, целиком предалась горестным переживаниям.

Обрести утраченное равновесие оказалось гораздо тяжелее, чем она рассчитывала, потому что рыдания никак не хотели прекращаться, время от времени возобновляясь с новой силой, отчего все тело сотрясала дрожь. Однако Мэлди рассудила, что потоки слез послужили благой цели. Она, конечно, совершенно обессилела, зато снова стала мыслить здраво. Теперь девушка была в состоянии спокойно обдумать случившееся, сожалея лишь о том, что не может просто забыть обо всем.

Как бы ни странно это прозвучало, но обвинение в пособничестве Битону – это не то, что беспокоило ее сильнее всего. Мэлди давно ожидала чего-то подобного. Но Балфур сделал это, даже не подозревая единственного, что могло бы стать бесспорным доказательством ее виновности, – имени ее отца. У Мюррея не было ни единого доказательства, что Мэлди не несчастная сирота, пустившаяся в далекий и опасный путь по чужим землям, чтобы отыскать родственников, и все же он поверил, что она способна не только предать человека, но и обречь на ужасную смерть. Этот незнакомый ей Балфур даже полагал, что сотворить нечто подобное для нее легче легкого.

Мэлди подумала, что в некотором смысле это даже забавно. Если бы не душевная боль, девушка могла бы от души посмеяться над иронией ситуации. Она ведь тогда намеренно поджидала их отряд на дороге, потому что хотела убить Битона, а для этого ей нужно было заручиться поддержкой Балфура и всех Мюрреев, а ее заподозрили в пособничестве этому чудовищу! Но, как бы то ни было, она где-то просчиталась и тем подвела себя под подозрение, хотя и не понимала, в чем именно ошиблась. Балфур, правда, упорно твердил о ее невыносимой скрытности, но Мэлди не верила, что причина только в этом. Разве каждый странник, что находил недолгий приют в Донкойле, садился у очага и охотно рассказывал всем и каждому о своем происхождении?

Мэлди выругалась, поднялась и налила немного вина. Ее вопросы так и остались без ответов. Балфур не мог уразуметь, почему она не хочет рассказывать о себе, а Мэлди, в свою очередь, не понимала, как ее нежелание отвечать на дурацкие вопросы можно считать доказательством измены и как можно заподозрить ее в служении Битону, обвинив в пособничестве в убийстве человека. Вряд ли они с Балфуром сойдутся во мнениях по этому вопросу. В конце концов, он гордился своей семьей, своим наследием. Ему никогда не понять, как такое возможно: мечтать забыть, что у тебя вообще была семья.

А теперь ей еще предстояло придумать, как выбраться из западни, в которую она угодила. Она обязана сдержать данную матери клятву, но не могла сделать этого, сидя под замком в Донкойле. Мэлди подошла к двери и попыталась ее открыть, впрочем, нисколько не удивившись неудаче, так как дверь была надежно заперта снаружи. Она слышала, как Балфур задвинул засов. Кроме того, наверняка там еще стоял вооруженный мечом стражник. Значит, самым простым и коротким путем ей не освободиться.

Другой вариант: рассказать Балфуру все, что он хотел знать. Она многое могла бы поведать ему, не открывая правды о своем отце. Однако если Балфур пошлет кого-то проверить ее рассказ, то истина легко выйдет наружу. Ее мать не скрывала имени человека, которого винила во всех своих злоключениях. Кроме того, Мэлди была уверена, что обязательно найдется кто-нибудь из горожан, кто с радостью перескажет местные сплетни, в которых она навряд ли предстанет непорочной, честной и заслуживающей доверия. В ее прошлом бывали моменты,

убрать рекламу



которые приходилось просто перетерпеть и пережить, и она не сильно ими гордилась. К тому же Мэлди приложила немало усилий, чтобы вызвать у особо набожных горожан, нередко сильно досаждавших ей, глубокое нерасположение к себе.

В любом случае ее глупая гордость мешала откровенности. Балфура, несомненно, возмущало, что она по-прежнему отказывалась отвечать на любые вопросы, хотя сейчас то обстоятельство, что ему так и не удалось добиться от нее внятных объяснений, несколько примирило девушку с вынужденным заточением. Да и удовлетворения доставляло куда больше, чем бесплодные попытки оправдаться, а он просто глупец, раз не понимает этого. Правда, этого недостаточно, чтобы оказаться на свободе. Нет, она не боялась за свою жизнь. Балфур не из тех, кто способен повесить человека на основании одних только подозрений. Именно так он в свое время поступил с Гризель – ждал до тех пор, пока не появились бесспорные свидетельства ее измены, а так как Мэлди невиновна – и Балфур не сможет доказать обратное – она чувствовала себя в безопасности.

Единственное, что ей под силу предпринять – и это вполне могло увенчаться успехом, – освободить Эрика, доказав всем, что она никогда не выступала на стороне Битона. Таким образом этот вопрос был бы закрыт раз и навсегда. И тут девушка поняла, что как раз в тот момент, когда она докажет свою невиновность, откроется ее тайна, которая, по глубокому убеждению Мэлди, заставит Балфура бежать от нее без оглядки, но это уже не имело значения. Мэлди никак не могла помешать ему возненавидеть ее лишь за то, что ее отцом был его злейший враг, Уильям Битон, но она не собиралась сидеть сложа руки, позволяя считать ее убийцей, способной предать лучших друзей.

Мэлди внезапно рассмеялась. Ее смех вызвал легкий шорох за дверью, и девушка подумала, что стражник наверняка с недоумением прислушивается к доносившимся из-за двери звукам, задаваясь вопросом, не сошла ли его пленница с ума. А ведь вполне могла бы и сойти. Ее возлюбленный, мужчина, которого она так безрассудно полюбила, считал ее подлой тварью, помогающей заклятому врагу и готовой без малейшего колебания предать человека, отправив тем самым на лютую смерть. И все же Мэлди осознавала, что в чем-то понимет Балфура. Если это не безумие, то что? И вероятно, лучшее тому подтверждение – принятое Мэлди решение сбежать, спешно добраться до Дублинна и спасти Эрика. Эта шальная мысль снова вызвала у девушки приступ нервного смеха.

Итак, она в неприступной сторожевой башне Донкойла и заперта в спальне, дверь в которую надежно охраняют. Единственное место, куда девушке дозволялось наведываться, – комната Найджела. Если удастся сбежать, то ее отсутствие быстро обнаружат, и у нее на хвосте повиснет и будет следовать за ней повсюду по крайней мере половина клана Мюрреев. В Дублинне же ей придется быть предельно осторожной, поскольку теперь там наверняка опасаются каждого чужака. Так как она намеревалась проделать все в одиночку, ей придется самой разузнать, где Битон держит Эрика и затем освободить его. Наконец, ей нужно будет благополучно вернуться вместе с юношей из Дублинна в Донкойл.

– Что может быть проще? – хмыкнув, пробормотала она, составила кружку на пол и растянулась на кровати.

Выполнить все это почти нереально, и ей не стоило даже думать о чем-то подобном, однако именно этим она и занималась. Это единственный имевшийся у нее план, и его следовало хорошенько обмозговать. Сосредоточиться на предстоящем безумном приключении было намного предпочтительнее, чем бездумно сидеть в спальне один на один с душевной болью.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

– Что ты еще задумала, Мэлди Киркэлди? – требовательно спросил Найджел, осторожно опуская свое ноющее тело на постель.

Девушка отвела взгляд от крохотного оконца и, обернувшись, посмотрела на Найджела. За последние три дня он был единственным, с кем она общалась, не считая молчаливого вооруженного стража, сопровождавшего ее в комнату Найджела по замковой галерее. Ни Мэлди, ни Найджел так ни разу и не обмолвились о выдвинутых против нее обвинениях, впрочем, тему ее вынужденного заточения они так же дружно оставили без внимания. Все их совместные усилия были направлены на то, чтобы вернуть Найджелу способность свободно передвигаться, в чем, следует отметить, он немало преуспел. Мэлди даже начала думать, что, кроме этого, Найджела больше ничего не интересовало. Правда, все эти дни она замечала на себе его пристальный взгляд.

– Почему ты думаешь, что я что-то замышляю? – спросила она, приблизившись к кровати, чтобы налить ему кружку сидра.

– Может, из-за того, что мой глупый братец держит тебя взаперти?

– Я-то полагала, что мы решили не придавать значения этому маленькому недоразумению.

– Вовсе нет. Я просто счел, что ты была не расположена говорить об этом, когда пришла ко мне в первый раз после того, как Балфур совершил этот безумный поступок. Ладно, возможно, ты и не желаешь обсуждать это, но лично я не могу так вот запросто пренебречь нанесенным тебе оскорблением.

Мэлди улыбнулась, заметив, как сильно его негодование. Конечно, было бы неплохо иметь хоть кого-то, кто бы доверял ей, но девушка понимала, что чувства Найджела в первую очередь вызваны тем, что он обязан ей жизнью. Возможно, пребывая в праведном гневе за нанесенную ей обиду, он даже почувствовал бы себя обязанным помочь ей сбежать, попроси она его об этом. Но просить Мэлди не собиралась. Это только ее проблема, и она решит ее сама.

– Знаешь, Найджел, мне просто интересно, сколько пройдет времени прежде, чем Балфур осознает свою ошибку.

– Ты говоришь об этом так легко. Разве не понимаешь, какое страшное оскорбление он нанес тебе?

– Почему же, прекрасно понимаю. Порой мне очень тяжело не обращать на это внимания. Но как бы то ни было, у меня вовсе нет желания посадить его за это на кол. – После этих слов Найджел рассмеялся, а девушка грустно усмехнулась в ответ и продолжила: – К тому же у него практически не было выбора.

– Выбор есть всегда.

Мэлди пожала плечами:

– Может и так, но иногда выбор в пользу любого из возможных решений сулит мало радости. Посуди сам: некто сказал Битону, что Малкольм из Мюрреев, чем и приговорил того к смерти. А так как в Дублинне до этого случая ни разу не удалось раскрыть ни одного лазутчика Мюрреев, выходит, либо Битон резко поумнел – во что я, как и все остальные, совершенно не верю, – либо кто-то рассказал ему о Малкольме. Гризель давно мертва, следовательно, это не она. Естественно, Балфуру ничего другого не оставалось, как оглянуться вокруг да пораскинуть мозгами: что же изменилось в Донкойле. И что он увидел? Верно – меня. Так что, по здравом размышлении, я лучше всех подхожу на роль подозреваемой.

– Нет, это не ты, – упрямо мотнув головой, отрезал Найджел.

– Тебе не стоит так уж сурово судить брата, – возразила Мэлди. – Он твой лэрд и отвечает за каждого живущего на его землях. Это порой требует принятия нелегких решений. К тому же вся эта ситуация несколько шире, чем просто обвинение чужака в соглядатайстве. И следует отдать должное Балфуру: он так до конца и не поверил во все это, но в нелегкой схватке с самим собой решил, что слепое доверие тут неуместно. Он ведь действительно давал мне возможность оправдаться.

– И ты ею не воспользовалась? – Найджел нахмурился. – Почему?

– Я слишком разозлилась. Гордость взыграла, – объяснила Мэлди и, взяв у него пустую кружку, поставила на столик подле кровати. – Решила, что одного моего слова будет достаточно. Он задавал вопросы, просил, чтобы я рассказала хоть что-нибудь, чтобы он мог послать своего человека проверить мои слова и таким образом убедиться в моей невиновности. На что я заявила, что, мол, если ему так не терпится выяснить это, то лучшим выходом будет начать действовать и самому приступить к поискам.

Мэлди услышала веселый смех Найджела и с удивлением обнаружила, что и ее губы растянулись в слабой улыбке.

– Гордость могла довести тебя до виселицы, – отсмеявшись, серьезно заявил Найджел, а выражение его лица стало хмурым и ожесточенным, погребя под собой остатки благодушного настроения.

– Нет, – быстро сказала девушка без тени сомнения. – Только не с Балфуром. Для того чтобы приговорить кого-то к смерти, ему необходимы неопровержимые доказательства.

– Тут ты права. Балфур очень милосердный и справедливый человек. И, что огорчает больше всего, он еще и болван. – Мэлди тихо рассмеялась, на что Найджел усмехнулся, но затем внимательно вгляделся в ее вмиг посерьезневшее лицо, стоило ему только сказать: – Но все это не оставляет тебе другого выхода, кроме как бежать из Донкойла.

Девушка испытала чувство гордости за то, что наконец-таки сумела обуздать свои чувства и, хотя от слов Найджела Мэлди охватила внезапная острая вспышка страха, что ее план мог быть раскрыт, черты лица остались безмятежными. Наверняка Найджел даже и не подозревал ни о чем подобном, эта затея казалась безумной даже ей самой. В конце концов, Мюрреи тоже строили замыслы по спасению Эрика, хотя и считали, что для их осуществления, возможно, понадобится целая армия. Никто всерьез даже мысли не допустил бы, что слабая женщина может попытаться сделать это в одиночку. Так что подозрения Найджела насчет того, что она лелеяла мысль о побеге, хотя и не стали для нее открытием, но и не несли никакой угрозы.

– Ну конечно! Побег, несомненно, докажет мою непричастность к предательству, – с явным сарказмом произнесла Мэлди, нарочито растягивая слова.

– Ты и не должна доказывать свою невиновность, черт бы ее побрал.

– Нет, конечно. Хотя и не считаю, что, сбежав под покровом ночи, словно какой-то воришка, я смогу оправдаться. Со мной все будет хорошо, Найджел. Честно. Не отрицаю, все это причинило мне сильн

убрать рекламу



ую боль, но, главное, я жива, а все тайное, так или иначе, становится явным. Мне просто надо выждать.

– Если я могу хоть чем-то помочь…

Она быстро взмахнула рукой, не давая ему продолжить.

– Не надо, не произноси этого, Найджел. Будет лучше, если ты останешься в стороне. Ты веришь мне, и этого довольно. Сделав что-либо еще, ты рискуешь ослушаться или, хуже того, предать своего лэрда. – Внезапно дверь в комнату отворилась, и Мэлди увидела замершую на пороге Дженни и темную фигуру стражника, высившуюся позади нее. – Мое время вышло, пора возвращаться к себе. Отдыхай, Найджел. С каждым днем ты будешь набираться сил, прогулки станут все более продолжительными, а походка – все тверже. Поэтому прошу: побори соблазн чрезмерно нагружать ногу, хотя сейчас это представляется тебе заманчивым, как никогда прежде.

– Понимаю. Ты на деле доказала мне свою правоту. И поверь, теперь я не вижу смысла пропускать твои советы мимо ушей.

Девушка медленно покинула комнату. Дженни отводила взгляд и краснела, пока Мэлди шла рядом с ней. Все в замке уже знали, почему Балфур запретил ей покидать спальню, и Мэлди понимала, что те слабые ростки доверия и уважения, которые она сумела взрастить в сердцах обитателей замка, теперь наверняка безвозвратно загублены. Осознавать это было ужасно тяжело, потому что девушка начала чувствовать себя в Донкойле почти своей – ее здесь хорошо приняли и даже немного полюбили. Подобное случилось с Мэлди впервые в жизни, и эта потеря опустошила душу.

Тяжелая дверь захлопнулась за спиной, и Мэлди вздрогнула, услышав, как засов задвинули в пазы. Она не хотела, чтобы ее запирали. Раньше Мэлди могла входить и уходить отсюда по своему желанию, ей была предоставлена полная свобода передвижения по замку, что многие считали излишним. За прошедшие три дня, что длилось ее заточение, девушка начала чувствовать себя, подобно зверю, пойманному в ловушку, иногда ей казалось, что она задыхается. Мэлди глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и подошла к маленькому окошку. Сделав несколько медленных, жадных вдохов теплого свежего воздуха, она смогла ослабить нарастающее чувство паники. По крайней мере, ей не было отказано видеть окружающий мир, и девушка была благодарна даже за эту малость. Балфур с легкостью мог бы бросить ее в один из глубоких каменных мешков, расположенных под главной башней Донкойла.

– Правда, если бы он так поступил, то ему вообще не пришлось бы запирать меня, – пробормотала она, направляясь к кровати.

Она снова пыталась побороть малодушный порыв свернуться клубком и пестовать раздиравший ее гнев и жгучую обиду. Она боролась с этим желанием уже в течение трех дней, стараясь целиком сосредоточиться на своем намерении выбраться отсюда и спасти Эрика. Это единственное, что помогало выстоять и не загнать себя в ловушку из мучительных переживаний и душевной боли. Почти, но не совсем. Вторая часть ее плана была самой сложной. Девушка бессчетное количество раз прокручивала в уме, каким образом она проберется в Дублинн, разузнает, где держат Эрика, и вызволит его из плена. Да еще и проделать все надо так, чтобы не попасться на глаза страже. Мэлди колебалась, понимая, что продумала план лишь в общих чертах и ей предстоит решить немало трудных задач, например, как им с Эриком ускользнуть от стражи и осуществить побег ради спасения своих жизней. И в первую очередь Мэлди никак не могла придумать, как ей незаметно выбраться из Донкойла.

Было несколько способов сбежать отсюда, но ей так ни разу и не представилось возможности, в которой она так нуждалась. Если бы хоть кто-нибудь обратился к ней за помощью как к целительнице, то у нее мог бы появиться шанс покинуть свою импровизированную темницу, но ничего подобного не происходило. Бдительная охрана не спускала с нее глаз и ни разу не оставляла дверь незапертой. И кроме того, Мэлди никто не навещал.

Внезапно девушку посетила идея, настолько простая, что она даже удивилась, как не додумалась до этого раньше. Все, что требовалось, – заставить стражника позвать к ней одну из женщин, чтобы якобы оказать помощь. Если бы она смогла убедить его, что жестоко страдает от серьезного женского недомогания... Вряд ли хоть кто-нибудь из мужчин стал бы выслушивать ее подробные объяснения, а скорее всего, при первой же возможности постарался бы избежать этой досадной участи. Единственным недостатком этого плана, являлось, пожалуй, то, что она должна будет нанести своей невольной «помощнице» удар, не смертельный, конечно, но достаточно сильный, чтобы та долгое время пролежала без сознания, дав Мэлди возможность убраться подальше от Донкойла.

В это время со стороны двери донесся приглушенный стук, и на какое-то мгновение девушка подумала, что ей улыбнулась удача и, возможно, даже не придется лгать, чтобы залучить кого-нибудь из женщин в свою комнату. Когда же на пороге возник Балфур, она мысленно чертыхнулась. Ей стоило бросить на него лишь один взгляд, и все те чувства, что она так старательно пыталась похоронить, всколыхнулись с новой силой. Мэлди ощутила, как ее захлестывают гнев и обида, перекрывая горло горьким комком и мешая свободно дышать.

– Если ты явился не для того, чтобы просить у меня прощения, то я тебя здесь более не задерживаю, – зло бросила она, садясь и так резко выпрямляясь на краю постели, что спину пронзила боль.

Балфур тяжело вздохнул и зарылся пальцами в густую гриву волос. Он прекрасно понимал, что пришел сюда только потому, что его снова снедало желание увидеть ее. Он сильно сомневался, что этот визит изменит что-нибудь, и все же ощущал настоятельную потребность предоставить девушке последнюю возможность защитить себя, рассказать ему хоть что-то, позволяющее освободить ее. Балфур надеялся, что, проведя нескольких дней взаперти в маленькой комнатке, которую она покидала лишь ради краткой прогулки по галерее к спальне Найджела, Мэлди проявит благоразумие и большую склонность к сотрудничеству. Но столь холодное приветствие и упрямый мрачный взгляд, брошенный в его сторону, подтвердили, что надеяться на это было глупо.

Балфур тосковал по Мэлди и не только в постели, хотя ее отсутствие в ней почти лишило его сна. Балфур пришел к неутешительному выводу, что намеренно избегал любых разговоров или встреч с Мэлди, даже мимоходом. В то же время та невыносимая позиция, которую она теперь заняла, сильно обижала и возмущала его, даже притом, что он старался держаться от девушки подальше. Балфур даже начал подозревать, что для Мэлди сложившаяся ситуация вовсе не столь уж невыносима, в то время как ему все это причиняло настоящую боль.

– Я пришел предоставить тебе еще одну возможность рассказать мне правду, – сказал он.

– Тебе она известна, я уже рассказала все, что сочла нужным. – Мэлди решила, что главной причиной, почему его лживые слова мало ее беспокоили, было то, что ее злость на него все еще не утихла.

– Возможно, но этого слишком мало. Чем больше я об этом думал, тем больше понимал, что хотя мы с тобой и любовники, но ты по-прежнему остаешься незнакомкой для меня. Мне неизвестны даже самые незначительные детали твоей прошлой жизни, в которые, по обыкновению, посвящают любовника.

– А кроме тебя, Мюррей, я еще не встречала людей, которые бы так жаждали разузнать обо мне подобные вещи. В любом случае я всего лишь то, что ты видишь. Так зачем тебе нужно знать что-то еще?

– Так как ты подозреваешься в пособничестве моему злейшему врагу и в содействии убийству достойного человека, мне требуется намного больше, нежели простое заверение в том, что ты лишь то, что я вижу. Разве ты не понимаешь, в какой опасности находишься, Мэлди?

– Ты что, собираешься меня повесить?

Она обрадовалась тому, насколько сильно он побледнел. Это означало, что Балфур все еще что-то чувствовал к ней. Его страшные обвинения и долгое отсутствие навели Мэлди на мысль, что Балфур уже вполне мог охладеть к ней. И хотя, учитывая, что уже очень скоро Мэлди собиралась покинуть как сам Донкойл, так и его хозяина, волноваться о чем-то подобном было довольно глупо, проявленное Балфуром некое подобие заботы о ее благополучии немного успокаивало Мэлди. И придавало уверенности в том, что в отсутствии неопровержимых доказательств никакое наказание ей не грозит, а добыть улики, которых никогда не существовало, попросту невозможно.

– Нет, конечно, нет. Если только ты никого не убила собственноручно, как это сделала Гризель. Но почему ты не желаешь – и даже не пытаешься – опровергнуть мои обвинения?

– Потому что они оскорбительны для меня, безосновательны и не заслуживают ни траты моего времени, ни моего внимания. Если я решу доказать свою невиновность, то без труда смогу оправдаться от всех наветов, но я отказываюсь делать это. – С этими словами девушка скрестила руки на груди и невозмутимо уставилась на Балфура, тем самым словно бросая ему молчаливый вызов.

– Ты невероятно упрямая женщина, Мэлди Киркэлди, – ответил лэрд, сокрушенно покачав головой. – Может, ты и оправдаешься. Я не знаю. Просто прошу, задумайся хоть на минуту о том, насколько опасны сейчас для тебя упрямство и слепая гордость. Умоляю, прислушайся к моим словам, ведь молчание может слишком дорого тебе обойтись.

В то же мгновение, как за Балфуром затворилась дверь, пленница в полном изнеможении повалилась на постель. Его последние слова вполне можно было расценить как угрозу, однако страха Мэлди не испытывала. Балфур не причинит ей вреда. Но даже если она ошибается и ее бедное сердце неверно понимает мотивы его поступков, то у нее еще есть Найджел, всегда готовый прийти на помощь. Уж он-то ни за что не позволит брату навредить ей. Хотя Мэлди и не собиралась впутывать Найджела в свои отношения с Балфуром, однако если бы от этого зависело ее благополучие или жизнь, то она, нимало не смущаясь, перетянула бы того на свою сторону.

Как бы то ни было, но визит Балфура прояснил кое-что важное. Наступил тот момент, когда следовало оставить Донкойл. Вряд ли у нее достанет сил еще раз вынести разговор с любимым

убрать рекламу



мужчиной, требующим представить доказательства невиновности. Это все равно причиняло сильную боль, независимо от того, насколько хорошо Мэлди понимала мотивы его поступков.

Балфур совершенно прав, упомянув о том, насколько глупо она себя вела, потакая собственному упрямству и слепой гордыне. Гордости у нее и впрямь всегда было в избытке, и многие полагали, что в ее положении это совершенно неуместно. Люди недоуменно шептались: с чего бы ей так задирать нос? И все же даже ради того, чтобы успокоить нелепые подозрения Балфура, она не могла поступиться чувством собственного достоинства.

Только вот Мэлди не знала, как долго еще сможет придерживаться выбранной тактики. Когда решимость окончательно оставит ее? Ведь стоило вновь увидеть возлюбленного и ей захотелось рассказать обо всем, дать ответы на любые вопросы, только бы они снова могли быть вместе. Мэлди хотела опять ощутить крепость и теплоту объятий Балфура, вернув себе его доверие и поддержку. Она понимала, что если в скором времени не сбежит из Донкойла, то желание пойти на попятный станет слишком сильным, чтобы противиться ему.

Прежде чем начать громко стонать, она выждала час, справедливо рассудив, что за это время Балфур либо окажется слишком далеко от этой части замка, либо его внимание поглотят другие неотложные дела, коих у лэрда всегда немало. Уже третий стон вызвал сильную обеспокоенность у тюремщика. Услышав глухой скрежет дверного засова, девушка поняла, что за дверью прислушиваются к происходящему в комнате. Еще один громкий стон заставил стражника распахнуть дверь. Мэлди с трудом удержалась, чтобы не расплыться в улыбке, увидев столь явное выражение тревоги на лице мужчины. Она сидела на кровати, держась за живот и раскачиваясь взад и вперед, жалобно постанывая.

– Что с вами? – спросил охранник, появившись на пороге комнаты.

– Мне нужна помощь, позовите кого-нибудь из женщин, – попросила она, втайне радуясь тому, насколько хрипло и слабо звучит ее голос.

– У вас что-то болит?

– Олух, это женское недомогание, и мне требуется помощь, оказать которую способна лишь женщина, – раздраженно выкрикнула Мэлди, а затем снова застонала, создавая видимость, что даже простое повышение голоса способно многократно усилить ее страдания. – Приведи кого-нибудь из служанок.

Охранник быстро отступил назад и запер дверь. Скорость, с которой мужчина ретировался из комнаты, вызвала на лице Мэлди довольную усмешку. Что ж, как она и предполагала, одно лишь упоминание о женской слабости прекратило все дальнейшие расспросы. Как правило, эта тема повергала в священный ужас даже самых храбрых из воинов, мужчин, способных в пылу битвы и глазом не моргнув нанести противнику жуткую рану или смотреть на изувеченные тела своих товарищей. Заслышав торопливо приближающиеся шаги, Мэлди поспешно скрючилась в прежней позе и снова принялась стонать. Достаточно громко, чтобы поддержать веру в свое притворство. Бедняжку Дженни впихнули в комнату, захлопнув за ней дверь. Стражник явно не испытывал никакого желания вмешиваться в происходящее, постаравшись оградить себя даже от случайной возможности услышать что-либо.

– Что случилось, госпожа? – обеспокоенно спросила Дженни, быстро приблизившись к кровати, и участливо накрыла ладонью руку Мэлди.

А та, вглядевшись в юное личико с добрыми голубыми глазами, обрамленное каштановыми кудрями, мысленно прокляла Балфура. Просто ужасно, что ей придется причинить Дженни боль. Даже при том, что Мэлди не собиралась наносить девочке реального вреда, сама мысль, что придется ударить это беззащитное создание, была невыносима. Дженни ничем не заслужила подобной участи, как, впрочем, и наказания, которому бы ее обязательно подвергли, если бы она позволила Мэлди сбежать.

– Случилось то, что меня держат взаперти словно буйно-помешанную, – еле слышно пробормотала Мэлди, а затем размахнулась и нанесла сильный удар кулаком, поразив бедняжку прямо в челюсть.

Мэлди очень удивило, что Дженни рухнула как подкошенная после первого же удара. Она-то ожидала, что борьба предстоит долгая. Мэлди быстро и внимательно осмотрела девочку, убедившись, что, хотя та и находилась без сознания, с ней все будет в порядке. Несмотря на то что у Мэлди было крайне мало опыта в кулачных боях, ей, вероятно, удалось-таки правильно выбрать как место, так и силу удара. Она даже ощутила прилив гордости, правда, ее сразу же затмила вспышка злости на Балфура за то, что сейчас на полу лежал не он, а милая и застенчивая малышка Дженни.

Перекладывая девочку на кровать, Мэлди лишь надеялась, что серьезных последствий от удара – сильной боли или чересчур зловещего синяка – Дженни удастся избежать. Она поудобнее разместила девочку на постели, тщательно укутав одеялом по самую макушку, чтобы до поры до времени не привлекать внимания к более светлому цвету волос. Мэлди, усмехнувшись, подумала, что стражник наверняка не станет заходить в глубину комнаты, опасаясь, как бы в этом случае самому не пришлось ухаживать за занемогшей пленницей, а с порога ему вряд ли удастся разглядеть изменения во внешности своей подопечной.

Она тихо чертыхнулась, предприняв неудачную попытку упрятать роскошную массу волос под тонким льняным платом, позаимствованным у Дженни. Хотя сейчас еще было слишком тепло, чтобы носить плащ, Мэлди накинула его на себя и пониже натянула капюшон, чтобы укрыть от посторонних глаз волосы и лицо. Однажды подобные меры помогли Гризель целой и невредимой покинуть Донкойл и, не привлекая ничьего внимания, дойти до края деревни, так почему бы и ей не поступить так же? Мэлди подошла к двери, бросила прощальный взгляд на Дженни, желая последний раз убедиться, что ничто в комнате не вызывает подозрений, и тихо постучала.

Когда дверь открылась и перед девушкой возникла фигура охранника, ее сердце испуганно замерло. Она опустила голову, отвернув лицо в сторону, и заговорила тонким голоском, стараясь подражать Дженни.

– Мне нужно сходить в деревню, чтобы раздобыть немного лоскутов или тряпок для… – На этих словах Мэлди задохнулась от неожиданности, так как мужчина рывком вытащил ее из комнаты и мягко подтолкнул по направлению к лестнице в главный зал, решительно захлопывая дверь за ее спиной.

– Конечно иди, малышка, – пробормотал он. – И мне не требуется никаких объяснений.

Мэлди решила не расслабляться и не позволить той легкости, с которой удалось сбежать из-под замка, вскружить ей голову. Путь до главных ворот показался девушке бесконечным. Если бы кому-нибудь вздумалось завязать с ней разговор или, не дай бог, кто-то раньше времени обнаружил бы Дженни, то беглянке ни за что не удалось бы добраться до них. С каждым пройденным шагом, Мэлди все настойчивее молила небеса о том, чтобы не столкнуться с Балфуром, Джеймсом или тем, кто близко знал Дженни.

Достигнув наконец ворот, Мэлди уже едва сдерживала желание пуститься наутек. Но подобный поступок, безусловно, привлек бы ненужное внимание. Краем глаза девушка заметила Балфура и Джеймса, обсуждавших что-то у конюшен, и все-таки решила рискнуть и немного прибавила шагу. Только удалившись от высоких стен Донкойла на несколько ярдов, она облегченно выдохнула, осознав, что до этого момента почти не дышала. Все ее тело покрылось испариной и вовсе не потому, что в этот теплый, солнечный день пришлось закутаться в плотный темный плащ. Она не удивилась, что чувствовала себя совершенно измученной. Придерживая полы плаща, чтобы ткань плотнее прилегала к телу, девушка ускорила шаг. До тех пор пока она не достигнет края деревни, вероятность разоблачения была довольно высока.

Едва ступив под густую тень деревьев, росших на опушке леса, вплотную подступавшего к деревне, Мэлди сбросила плащ. Она позволила себе краткую передышку и обмакнула льняной плат в освежающую прохладу вод лесного ручья, чтобы отереть пот с лица. Так как сейчас было уже далеко за полдень, Мэлди понимала, что ей никак не добраться до Дублинна до заката. А это означало, что ночь ей придется провести в лесу. Подобный исход страшил ее намного меньше, чем понимание того, что Балфур может снарядить за ней погоню. К тому же Мэлди сомневалась, что ей удастся хорошо выспаться. Она или будет до утра прислушиваться к каждому шороху, или проведет всю ночь в попытках скрыться от преследователей.

– Но стоит мне оказаться за стенами Дублинна, как я стану недосягаема для Балфура, – задумчиво проговорила она и иронично скривилась: – Вот только там мне придется прикрывать свою спину уже от людей Битона. Я точно сошла с ума, раз рассчитываю на успех.

Она, снова чертыхнувшись, тяжело опустилась на землю и растянулась на спине, искренне наслаждаясь лесной прохладой и свежестью ароматных трав. На мгновение Мэлди поверила, что находится в относительной безопасности. Она решила немного передохнуть и еще раз хорошенько все обдумать. Самое разумное, что она могла сделать, – убраться как можно дальше как от Донкойла с Балфуром, так и от Дублинна с Битоном. Но сколько бы раз Мэлди ни твердила себе этого, она прекрасно сознавала, что совершенно не склонна прислушиваться к голосу разума.

С некоторых пор для Мэлди стало жизненно необходимо доказать свою невиновность Балфуру. Она не знала, что здесь играло главную роль: гордость или всепоглощающая любовь. Но какое бы чувство ни толкало девушку на это безумство, она понимала, что не сможет уехать, пока все не решится. Или же она, освободив Эрика, передаст его Мюрреям, тем самым доказав свою невиновность, или же ее смерть от руки Битона – в том случае, если ее все-таки поймают, – покажет Мюрреям всю несостоятельность их обвинений.

Хотя существовала еще одна причина, по которой девушка собиралась довести до конца свою кампанию. Эрик вполне мог оказаться ее сводным братом. А если он приходится ей кровным родственником, то попытаться спасти его – святой долг. К тому же Мэлди испытывала настоятельную потребность увидеть правду собственными глазами. Если же она сейчас сбежит, то так и не избавится от сомнений.

Мэлди решительно поднял

убрать рекламу



ась и отряхнула одежду. Понятно, что внимать голосу разума она не собирается. Значит, предстоит долгий путь в Дублинн. Так как ворота замка закроются задолго до того, как Мэлди сумеет до них добраться, это ставило ее перед выбором: либо она сегодня ляжет спать на голой земле и будет молиться, чтобы ночью не пошел ливень или не ударили заморозки, либо попросится на ночлег в крошечную хижину мягкосердечных пожилых супругов, которые уже однажды приютили ее и, возможно, не откажут ей в этом и теперь. Мэлди решила попытать счастья у пожилой пары, хотя и корила себя за то, что снова собирается использовать их в своих целях.

Мэлди внезапно пришло в голову, что ее жизнь стала чересчур сложна с тех самых пор, как она попала в Донкойл. Она покинула могилу матери с твердым решением отправиться в Дублинн и прикончить Уильяма Битона. Теперь же Мюрреи подозревали ее в пособничестве тому самому человеку, которого она жаждала убить, причем один из братьев был тайно влюблен в нее, второй являлся ее возлюбленным, а юноша, которого все так отчаянно пытались вырвать из лап Битона, мог оказаться ее сводным братом. Если бы еще недавно кто-то рассказал ей все это, то Мэлди ни за что бы не поверила.

Пока она пробиралась через лесную чащу, мысли снова вернулись к юному Эрику. Ни от кого в Донкойле она не слышала ни одного худого слова о мальчике. Девушка с грустью подумала, будут ли они изливать на него свое восхищение и любовь, если окажется, что он и впрямь сын Битона. Это одна из тех тайн, которым лучше оставаться нераскрытыми и уйти на тот свет вместе со всеми, кто их знал. К сожалению, Мэлди и есть та причина, по которой эта тайна скоро раскроется. Балфур видел родимое пятно у нее на спине и уже очень скоро поймет, что она дочь Битона, а затем выяснит правду и о мальчике, которого в течение многих лет называл братом. Мэлди со злостью подумала, что Битон воистину обладал талантом разрушать чужие судьбы. Она поклялась, что если Эрик станет изгоем, отвергнутым как Битоном, так и Мюрреями, то она заберет его с собой. Это самое малое, что она могла для него сделать, чтобы загладить вину за то, что по неосторожности разрушила его жизнь, к тому же Мэлди была совсем не против вновь обрести семью.

Мэлди вдруг пришло в голову, что она больше не испытывает дикого желания лишить Битона жизни. Однако она решила, что жгучая ненависть все же еще жива в ее сердце, поскольку мать готовила дочь к акту отмщения с самого рождения. И вероятно, эта ненависть могла бы захлестнуть девушку с головой, но с некоторых пор намерение отплатить Битону вовсе не являлось единственным, что занимало все ее мысли и чувства. Даже теперь, направляясь прямо в волчье логово, она не думала о мести. Лишь Балфур да напуганный мальчик по имени Эрик занимали ее разум. Она сочла несколько странным, что думать о Балфуре, нанесшем ей столь сильную обиду, намного приятнее, чем о заслуженной, хотя и запоздалой, расплате.

– Отлично, может, судьба наконец-то мне улыбнется, – пробормотала она, перелезая через поросший мхом толстый ствол поваленного дерева. – Глядишь, я не только освобожу Эрика, доказав свою невиновность, но и сумею избавить землю от мерзкого Уильяма Битона. – Она недовольно скривилась и тихонько выругалась, когда, зацепившись подолом юбки за острый сучок, проделала в ткани небольшую дырку. – И все, что для этого надо сделать, – добраться до Дублинна целой и невредимой.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

– Где она? – взревел Балфур и выругался так, что лежащую на постели девичью фигурку сотрясла крупная дрожь, а испуганное личико по цвету сравнялось с белоснежной льняной простыней.

Он даже предположить не мог, что Мэлди удастся сбежать буквально из-под носа, однако ей это удалось. Балфур принес ужин, намереваясь еще раз склонить упрямицу к откровенному разговору, хотя в глубине души сознавал, что просто снова хотел повидать ее. Полученное от стражника известие, что Мэлди заболела, встревожило Балфура. А когда охранник, отпирая дверь, еще и пожаловался, что Дженни, отправившаяся за необходимыми для лечения вещами, слишком уж задерживается, беспокойство Балфура переросло в тревогу. Попав в комнату, мужчина пришел в ярость – хотя и не слишком удивился, – обнаружив там только Дженни в полуобморочном состоянии, которая, обхватив голову руками, сидела на постели, раскачиваясь взад-вперед. В бешенстве он прорычал ругательство в адрес опешившего стража, затем зычным окриком призвал к себе Джеймса, после чего обрушился с гневным ревом на несчастное, съежившееся от страха создание. Поняв, что еще чуть-чуть и последние остатки спокойствия будут утрачены, Балфур махнул рукой в сторону кровати, подзывая появившегося в дверях Джеймса.

– Черт, я перепугаю это бедное дитя до смерти, – бросил он в сердцах, отходя от постели и уступая свое место Джеймсу. – Осмотри ее и успокой, может, нам и удастся что-нибудь разузнать.

– Угу. А пока возьми себя в руки, – согласно кивая, проговорил Джеймс и осторожно наклонил голову девочки, чтобы оценить последствия удара.

– Что тут случилось? – требовательно спросил Найджел, замерев в дверном проеме.

– Кроме того, что один глупец, наплевав на покалеченную ногу, протащился через всю галерею? – хмуро проворчал Балфур, быстро подходя к брату, чтобы помочь добраться до стоящего возле камина кресла. – Мэлди сбежала.

– А-а-а, так значит, девчушка все-таки удрала от тебя, – ехидно произнес Найджел, не сумев скрыть удовлетворения в голосе, и пожал плечами, когда Балфур впился в него взглядом.

– Хочешь сказать, что знал о ее намерениях?

– Нет, хотя допускал, что она может решиться на нечто подобное, но, в отличие от тебя, я никогда не подозревал ее голословно.

– Я тоже не хотел этого. Однако ее поступок лишь доказывает, что мои подозрения небезосновательны.

– Почему?

– Она сбежала. Не будь она виновна, то никогда не поступила бы так.

– Неужели? А может, она на это пошла, просто чтобы отделаться от тебя? – вызывающе поинтересовался Найджел и, увидев, как побледнел брат, холодно улыбнулся. – Ты, не имея никаких доказательств, обвинил ее в соглядатайстве и пособничестве в убийстве и после этого еще ожидал, что она останется здесь дожидаться, на какие еще безумства ты способен? Нет, она поступила именно так, как на ее месте поступил бы каждый, – сбежала без оглядки. В конце концов, если ты начал с того, что, не имея свидетельств вины, посадил ее под замок и приставил стражу, то разве впоследствии ты не мог бы вздернуть ее?

– Я бы не повесил ее. Никогда. Даже окажись она и впрямь виновна, – спокойно ответил Балфур. – И Мэлди должна была знать это.

– Я полагаю, что из-за того как ты вел себя с Мэлди в последние несколько дней, она вполне могла засомневаться, знает ли тебя вообще, – сказав это, Найджел бросил взгляд на Джеймса, переминавшегося с ноги на ногу за спиной Балфура: – Ну что? Дженни что-нибудь объяснила?

– Да, – ответил Джеймс. – Мэлди, притворившись больной, послала за кем-нибудь из женщин. Дождавшись, когда пришедшая Дженни склонилась к ней, чтобы оказать помощь, Мэлди ударила ее. Что было потом, бедняжка не помнит.

– А что же этот олух Дункан, которому я приказал охранять дверь? – резко спросил Балфур и быстро огляделся вокруг, высматривая стражника, но понял, что Дункан испарился сразу, как только Джеймс закончил его расспрашивать.

– Он сказал, что впустил Дженни и был уверен, что именно она покинула комнату, – сказал Джеймс и, покачав головой, тихо рассмеялся. – Бедняга так испугался, что девчушка захочет посвятить его в подробные описания женского недомогания, постигшего Мэлди, что почти не обратил на нее внимания. После того как я надавил на него, парень вспомнил, что когда Дженни заходила в комнату, на ней не было плаща, а когда выходила – уже был. Мэлди очень умная девушка. Чтобы отвлечь Дункана и помешать ему получше разглядеть ее, она завела разговор о женском ежемесячном кровотечении и необходимости сходить в деревню, чтобы раздобыть чистых тряпиц. Он даже не дал ей договорить и почти силком вытолкал на лестницу, ведущую в зал.

Балфур уставился на Найджела и Джеймса, чертовски удивленный беззаботным весельем этой парочки. Казалось, они или до конца не осознают серьезности происшедшего, или их нисколько не волнуют возможные последствия побега Мэлди. А если все, в чем он ее обвинил, на самом деле правда – хотя Балфур неустанно молился о том, чтобы это оказалось ошибкой, – сейчас она направлялась прямиком в Дублинн, чтобы передать Битону те ценные сведения, которые сумела раздобыть. Если же Мэлди невиновна, то скитается где-то, совсем одна, да еще со скудным запасом пищи, или вообще без оного. Так что, как ни крути, но ни один из возможных вариантов развития событий не являлся поводом для беззаботного смеха.

– Я рад, что вы находите удовольствие, восхищаясь находчивостью Мэлди, но вы подумали, что нам теперь делать? – наконец спросил он.

– Ну, или мы будем ее искать, или позволим ей уйти, – ответил Джеймс.

– Если она окажется лазутчицей, как мы и опасались, то непременно побежит в Дублинн, чтобы поведать Битону Бог знает о скольких наших секретах, – твердо заявил Балфур и согласно кивнул в ответ на кислую гримасу Джеймса.

– Она не лазутчица, – отрывисто бросил Найджел.

– Она появилась из ниоткуда, ничего о себе не рассказывала и очень интересовалась нашим противостоянием с Битоном. Слишком уж интересовалась, – возразил Балфур.

– Да, паренек, – согласился с ним Джеймс. – Эта девчушка и впрямь оставила после себя слишком много вопросов, и все без ответов.

– Может, ответы не нашего ума дело, – вдруг сказал Найджел. – Она ведь незаконнорожденная, так что, возможно, ее мать была из гулящих. А это совсем не те жизненные обстоятельства, о которых с охотой

убрать рекламу



рассказывают кому бы то ни было.

– Да я все понимаю, – со вздохом сказал Балфур, озабоченно потирая шею. – Но я же не требовал у нее всю подноготную. Я просил предоставить мне хоть немного сведений, в которых мог бы удостовериться посланный туда человек. Хоть что-то, подтверждающее, что она действительно сказала нам правду о том, кем является и чем зарабатывает на жизнь.

– А если бы все, что она говорила о себе и своей матери, оказалось правдой, как думаешь, что порассказали бы о ней люди? Неужели всерьез надеешься, что они ограничились бы кратким «да» на вопрос, жила ли она там, и смолчали бы о том, чего ты пока не знаешь, но так жаждешь узнать? Нет, если уж ее мать и впрямь была такой, как о ней говорила Мэлди, то те людишки в порыве праведного негодования наверняка отравили бы слух твоего посланника ядовитыми сплетнями о непристойном поведении некоторых односельчан. Ты же сам знаешь, на что способны деревенские. Так что, возможно, Мэлди просто не желает, чтобы ты узнал уродливую истину или чтобы до тебя дошли лживые наветы.

Балфур вздохнул и кивнул:

– Я тоже размышлял о чем-то подобном, но мне необходимы доказательства. Ты что действительно полагаешь, что мне нравилось держать ее под замком? Или что я мечтал, чтобы она оказалась прислужницей Битона, засланной сюда, чтобы навредить нам? Нет, Найджел. Это последнее, чего бы я хотел, и все же мне пришлось задуматься об этом. В битве с Битоном мы потеряли лучших воинов из-за коварства врага. И я не мог допустить, чтобы все повторилось просто потому, что я не обратил внимания на тревожные признаки. Как не мог и уповать на то, что, доверяя Мэлди, поступаю правильно.

– Паренек, ты готов слепо верить этой девушке потому, что она спасла тебе жизнь, – мягко добавил Джеймс.

– Не только я в долгу перед ней. Ведь она спасла жизнь не мне одному. Некоторые из наших мужчин, не будь ее, очень быстро отошли бы в мир иной из-за тяжести своих ран или же, как мы теперь знаем, благодаря воистину смертоносному врачеванию Гризель. Мэлди же исцелила даже самых безнадежных, – с нажимом произнес Найджел. – Она работала не покладая рук, до полного изнеможения, стараясь помочь каждому страждущему, стремясь победить их хвори и залечить раны. Как ты вообще мог подумать, что, проявляя к твоим людям подобное сострадание, она может служить Битону?

– Нет смысла обсуждать это дальше, – подытожил Балфур. – Так мы никогда не придем к согласию. Как бы то ни было, виновна она или нет, но сейчас там, в ночи, Мэлди совсем одна и без еды.

– А ты уверен, что она не захватила с собой чего-нибудь?

– Да, потому что у Мэлди не было никакой возможности собрать припасы в дорогу, к тому же не думаю, что она рискнула бы задержаться в замке только ради того, чтобы раздобыть что-нибудь съестное, когда ей удалось, наконец, ступить за порог этой комнаты.

– А это означает, что она уже далеко отсюда. Итак, какова же настоящая причина твоего беспокойства о том, сумеем ли мы поймать ее?

– Поскольку пока у меня нет уверенности, что она не служит Битону, я не могу позволить ей оставаться на свободе – Мэлди обладает ценными сведениями о клане и Донкойле. Если она передаст их Битону, то мы не только проиграем решающее сражение, но и утратим возможность освободить Эрика и, вполне возможно, потеряем наши земли. Пока все это не закончится и Эрик не вернется благополучно домой, я хочу знать, что Мэлди находится в пределах досягаемости, что ее надежно охраняют и у нее нет ни единого шанса перекинуться с этим ублюдком Битоном хотя бы словечком.

– Что же, значит, мы снарядим людей на поиски, но не станем отправляться прямо сейчас, – произнес Джеймс, взглянув на угрюмо молчащего Найджела. – Лучше дождемся рассвета, а потом уже кинемся нагонять беглянку.

– Только пообещайте, что не причините ей вреда, – обеспокоенно попросил Найджел, переводя взгляд с Джеймса на Балфура и обратно.

– Я бы никогда не навредил Мэлди, – клятвенно заверил брата Балфур. – И несмотря на то что мы объявим на нее охоту, все будут предупреждены, что Мэлди не должно быть нанесено не то что раны, а даже маленького синяка.

– Хорошо, тогда иди, найди ее и привези назад, но, поверь, в конце концов выяснится, что она ни в чем не виновата, а ты снова окажешься в дураках.

Балфур прислонился к каменному парапету, вглядываясь в ночное небо и с нетерпением ожидая восхода. С момента побега Мэлди он почти ничего не ел, а за прошедшую ночь так и не сомкнул глаз. Его душевные переживания сплелись в слишком тугой клубок, чтобы он мог хоть немного расслабиться. Его раздирал страх не только из-за того, что Битон вскоре может завладеть сведениями, достаточными, чтобы нанести сокрушительный удар по Мюрреям, но и из-за Мэлди, которая скиталась где-то там, в непроглядной тьме, совсем одна, без еды, воды, теплого одеяла, лишившись надежной защиты и покровительства. Даже сейчас мужчина никак не мог решить для себя, виновна она или нет.

Но больше всего Балфура мучило то, что даже если он найдет Мэлди и вернет обратно в Донкойл, то вряд ли ему удастся удержать ее здесь надолго. Если Мэлди окажется невиновна, то выдвинутые им обвинения наверняка уже убили в девушке любое чувство, которое она испытывала к нему раньше. Ведь Мэлди очень гордая женщина, а он заставил ее почувствовать себя распоследней предательницей и дал понять, что заподозрил ее в том, что она использует свое тело, дабы выведать секреты врага. А это ставит ее лишь чуть выше самой последней продажной девки. Если же вина ее будет доказана, то он никогда уже не сможет ей доверять и сам не позволит задержаться здесь надолго, боясь снова поддаться искушению.

– Эй, приятель, пора бы уж перестать забивать голову, часами изводя себя вопросами, на которые не можешь найти ответов, – придвинувшись поближе к Балфуру, произнес Джеймс, зевнул и, почесав живот, продолжил: – Ты ведь сегодня так и не ложился?

– Нет. Я мерил шагами спальню и бездумно блуждал взглядом по стенам. А теперь вот всматриваюсь в ночной небосвод и проклинаю солнце за то, что сегодня оно явно не торопится взойти.

Джеймс рассмеялся и покачал головой:

– Тебе бы следовало хорошенько отдохнуть, потому что завтра всех нас ждет трудный день.

– Что верно, то верно. На моих землях есть где спрятаться, а Мэлди такая крошка. Скорее всего, ее не так просто будет отыскать.

– Ну да, все так. К тому же нам наверняка предстоит нелегкая схватка.

– Почему?

– Почему? Хмм… В эту ночь твои мысли явно далеки от того, как спасти свой клан или вызволить брата. – Джеймс потянулся и ободряюще похлопал Балфура по плечу, разглядев на лице лэрда виноватый румянец. – Только прошу, не сочти мои слова за упрек. Я прекрасно понимаю, что такая хорошенькая девушка может полностью завладеть мыслями мужчины.

– Угу, так и есть. Хотя сомневаюсь, что сейчас смог бы вспомнить хоть половину из этих мыслей. Да и вообще, имеют ли смысл все мои думы, раз чувства в полном смятении? Она сбежала потому, что виновна или потому, что просто разозлилась на меня? Она отправилась прямиком к Битону или куда-то еще, например, к своей родне, о которой так ничего нам и не рассказала? Стоит ли мне вырвать ее из сердца, убеждая себя в том, что она хуже любой продажной девки, раз готова лечь с врагом лишь бы разузнать о его планах, или это мне теперь не видать прощенья, поскольку Мэлди не захочет даже имени моего слышать из-за нанесенного ей оскорбления? Столько вопросов и ни одного ответа, так как до сих пор неизвестно главное – действительно ли она приспешница Битона.

– То-то и оно. Знать ответ на этот вопрос и впрямь для нас сейчас самое важное. Но докопаться до правды нет никакой возможности, а ждать, пока все прояснится, мы не можем. Да, мы организуем поиски, хотя они будут не долгими. И, несмотря на то что многие из наших мужчин примут участие в охоте на беглянку, мы должны быть готовы выступить в поход на Дублинн.

– Найджел еще не готов участвовать в битве.

– Но уже в состоянии втащить свою симпатичную задницу в седло и быть рядом с тобой, чтобы помочь хотя бы советом. Конечно, ему бы стоило остаться в замке, но я склонен позволить ему отправиться с нами, поскольку он заявил, что останется здесь, только если мы привяжем его к кровати. Поразмысли, паренек. Если наша крошка отправилась прямиком к Битону, то очень скоро этой вражине станет известно обо всех наших планах. Мы должны выступить против него уже завтра, с первыми же лучами солнца, только тогда у нас будет хоть какой-то шанс застать его врасплох. Правда, я предпочел бы отправиться еще сегодня до восхода солнца, но не уверен, что мы сумеем так быстро подготовиться.

Балфур выпрямился и резко отпрянул от стены. Джеймс совершенно прав. У них совсем не осталось времени на разработку нового плана или подготовку к нападению. Если они хоть немного промедлят, то придется начинать все сначала. Ведь если Мэлди пришла сюда в надежде стать глазами и ушами Битона, то уже сегодня к вечеру врагу будет известно все – или почти все – об их военных планах. Балфур отдавал себе отчет в том, что был безрассудно доверчив и слишком многое рассказал девушке, прежде чем на его душу лег тяжкий груз сомнений в ее верности клану. Осмыслив это, лэрд нахмурился и озвучил мысль, порожденную измученным разумом:

– Да, но мы ведь еще не готовы выступить против Битона.

Джеймс взглянул на него и, устало зевнув, произнес:

– Я понимаю, что тебе очень не хочется верить в виновность девушки, но ты обязан по крайней мере рассмотреть такую вероятность. И если мы не поторопимся, то дадим Битону преимущество во времени, и уж он-то не упустит возможности воспользоваться добытыми Мэлди сведениями. А поскольку ему станут известны все наши планы, то он попросту разгромит нас.

– В прошлый раз мы потеряли почти всех наших людей при попытке штурмовать его чертов замок. И даже если он ничего не предпримет, ему достаточно будет просто закрыть ворота, потому что у него хватит людей, чтобы сдерживать наши ат

убрать рекламу



аки. В худшем случае попытка пробиться сквозь стены Дублинна будет стоить нам всем жизни, а в лучшем – нас останется так мало, что Битону не составит никакого труда явиться сюда и захватить Донкойл.

– Ну, может, ты и прав. – Джеймс состроил кислую гримасу и резким движением руки взлохматил седые волосы. – Итак, как же мы поступим?

– Подождем и составим новый план. Кажется, мне кое-что пришло в голову. Может, я и чертовски устал, но, по-моему, идея весьма недурна. Мэлди как-то поделилась со мной кое-чем…

– Тебе бы не стоило верить тому, что она тебе когда-то наболтала или, вернее, вообще верить ее словам.

– Я это понимаю, но она сказала это не нарочно, а наряду со многими другими рассказами о Дублинне. Как-то Мэлди упомянула об одном смешном случае, который приключился с ней там в один из рыночных дней. И я, в самом деле, не думаю, что, говоря об этом, она стремилась обмануть меня. Это был обычный, ничем не примечательный разговор. Кстати, как раз через три дня в Дублинне базарный день.

– А нам-то какой с этого прок?

– Прежде всего мы получим столь необходимые нам дополнительные три дня на подготовку и одновременно выбьем из колеи Битона. Как только Мэлди расскажет ему о том, что попала под подозрение, он наверняка подумает, что мы не станем мешкать. А вот когда так и не увидит нас штурмующими ворота его замка, то, возможно, и призадумается, насколько верна была доставленная ему информация, и решит, что Мэлди, вероятно, неверно поняла услышанное. Ведь Битон вряд ли пребывает в уверенности, что женщины обладают острым умом. И еще обрати внимание, что по рыночным дням к замку стекается большое количество пришлого люда, и в основном это чужаки, – доверительно добавил Балфур и одобрительно кивнул, увидев проблеск понимания в глазах Джеймса.

Джеймс приглушенно чертыхнулся и с минуту обдумывал услышанное, вышагивая вдоль стены, бормоча что-то себе под нос и одновременно потирая подбородок.

– То есть ты хочешь сказать, что, воспользовавшись подвернувшимся случаем, наши люди могли бы проникнуть в Дублинн или по крайней мере в деревню и на призамковые земли, не вызвав у Битона подозрений?

– Значит, ты согласен, что моя задумка неплоха и заслуживает того, чтобы поразмыслить над ней как следует? Ведь чтобы осуществить наш план, надо пробраться во вражеский стан.

– О да. И эта идея куда лучше нашего старого плана. А теперь пора отправляться, чтобы с божьей помощью постараться отыскать и перехватить нашу беглянку. Ведь твоя новая затея сработает еще лучше, если Мэлди так и не сумеет добраться до Дублинна и предупредить Битона о готовящемся нападении. Так у него не будет причин усиливать наблюдение за нами и приводить гарнизон своего замка в боевую готовность.

– Ты нашел ее? – требовательно спросил Найджел, усаживаясь на постели, как только Балфур вошел к нему в комнату.

Балфур налил кружку сидра и, отпив, отрывисто бросил:

– Люди, которых я отправил на поиски, видели ее.

– Что значит – видели?

– Только то, что я сказал. Ее видели, она направлялась прямиком в Дублинн.

– Нет. – Найджел решительно потряс головой. – Нет, я не хочу верить в это.

– Думаешь, я хочу? – рявкнул Балфур, а затем сделал еще один глоток в попытке унять бушующие чувства.

– Ты уже поверил! Или, может, скажешь, что не хотел держать ее под замком?

Балфур вздохнул и покачал головой, присев на краешек кровати Найджела.

– Не могу понять: ты так говоришь потому, что совсем не слушаешь меня или просто не хочешь услышать? Да пойми же, наконец, что я поступил так, как велел долг. Так или иначе, но Битону стал известен наш маленький секрет, а поскольку Гризель к тому времени уже была не в состоянии выболтать хоть что-нибудь, значит, это сделал кто-то другой. А единственным «другим» была наша Мэлди... ну, во всяком случае, она больше всех подпадала под подозрение. Я просто не имею права слепо доверять ей, и неважно, сколь нежные чувства я к ней испытываю. В душе я молюсь, чтобы она оказалась невиновна. Но если все же мои подозрения получат подтверждение, уверяю тебя, что это не доставит мне никакого удовольствия.

– Нет, она не может быть на стороне Битона, – продолжал упираться Найджел.

– Но она шла прямо в Дублинн. Трое моих людей своими глазами видели ее. А остальные отыскали следы, прослеживающие весь ее путь. Она сбежала отсюда и направилась короткой дорогой в Дублинн. Что еще это может значить?

– Я не знаю, – отрывисто бросил Найджел, – но чувствую, что она не имеет никакого отношения к разоблачению нашего осведомителя. В ней слишком много доброты.

– Я тоже так думал.

– Наверняка есть какое-то объяснение. Да, пусть все выглядит так, будто она прислуживает Битону, но мы не знаем, как давно или почему. И пока я не выясню всех причин, ни за что не поверю... нет, я просто отказываюсь верить, что женщина, вытащившая меня с того света, может поступить даже хуже продажной девки.

Слова брата заставили Балфура вздрогнуть, и это притом, что он уже думал об этом сам, когда мужчины, отправленные на поиски, вернулись и рассказали обо всем, что увидели. А было это три часа назад. Все это время он пытался успокоиться и взять себя в руки, чтобы предстать перед Найджелом с дурными вестями. Он не ожидал, что брат проявит такую непреклонность и просто-напросто откажется поверить в случившееся. И это сделало разговор еще более тяжелым, поскольку, слушая яростные возражения, Балфур и сам отчаянно хотел верить в правоту Найджела.

– Я бы и хотел согласиться с тобой, брат, но не думаю, что это было бы мудро. Мне и так тяжело сознавать, каким дураком я себя выставил. И я больше не намерен цепляться за призрачную надежду, чтобы показать себя перед всеми еще большим глупцом.

– Она любит тебя, Балфур. Я уверен в этом.

– Нет. – Он вскочил на ноги и начал вышагивать по комнате.

Боль, охватившая Балфура сейчас, была сродни той, что обожгла его, когда вернувшиеся мужчины рассказали, где они видели Мэлди. Эта боль все еще рвала на части его израненное сердце, словно безжалостный стервятник. Он знал, что если поверит в это, то боль от предательства может полностью уничтожить его. Он не хотел говорить о Мэлди, не хотел допускать даже малейшей возможности, что она все-таки невиновна. Он не хотел даже думать о ней, хотя сомневался, что такое вообще возможно. Одной частью души он истово ненавидел Мэлди, ненавидел за то, что по ее вине выставил себя идиотом, ненавидел за предательство, но особенно за то, что, как мальчишка, влюбился в нее. О да! Он все еще любил ее, но страстно желал запрятать это чувство так глубоко, чтобы оно уже никогда не смогло вырваться обратно и вновь ослепить его.

– Я предпочел бы обсудить предстоящую битву, – произнес он наконец.

– Ты все еще собираешься сражаться? Подожди, позволь сказать. – Найджел поднял руку в упреждающем жесте, когда Балфур начал говорить. – Хотя я и не хочу верить в предательство Мэлди, но наш разговор, по крайней мере, заставил меня увидеть разумность твоих доводов. Ты прав, вероятность предательства действительно есть, и нельзя сбрасывать это со счетов. Если она приспешница Битона, то прямо сейчас наверняка пересказывает ему все наши планы. И если ты выступишь против Битона, то, скорее всего, погубишь и себя, и весь клан в бесполезном сражении, поскольку ему заранее будут известны все твои действия, и он уж точно постарается противостоять им.

– Он готов к тому, что я замышлял раньше, но не к тому, что собираюсь предпринять теперь.

– Есть план?

– Да, и Джеймс считает, что мы вполне можем одержать победу.

– У меня есть еще хоть пара дней, чтобы набраться сил для тяжелой дороги?

– Три. То есть если вести отсчет уже с этого момента, то мы выступаем утром третьего дня. – Балфур слабо улыбнулся, подумав, что он все-таки способен испытывать радость от хитроумного замысла, несмотря на распирающую грудь боль. – Мы собираемся посетить ярмарку, Найджел.

Балфуру понадобился больше часа, чтобы растолковать Найджелу все детали, хотя в конечном итоге неприкрытый энтузиазм брата по поводу их нового плана изрядно его порадовал. Поэтому, направляясь в главный зал, он был уже куда более уверен в успешном исходе дела. Единственным темным облачком, омрачавшим горизонт грядущей победы, являлось то, что Мэлди находилась сейчас где-то в Дублинне. Балфур молил небеса о том, чтобы не повстречать ее там в день сражения. Для всех было бы лучше, если она сбежит куда подальше и никогда больше не вернется.

– Ну что? Найджел, небось, снова не пожелал уверовать в виновность своей спасительницы, – утвердительно заявил Джеймс, когда Балфур уселся подле него и положил себе немного еды.

– Нет, не пожелал. Тебя это удивляет? – спокойно спросил Балфур.

– Не так, как должно было бы. – Джеймс покачал головой. – Хотя я надеялся, что хоть теперь парень проявит благоразумие. Он жутко злится на тебя и никак не может смириться с тем, как ты обошелся с девушкой.

– О, теперь он более чем согласен с предпринятыми мною мерами и, сказать по правде, согласился, что сейчас нам, как никогда, надо соблюдать осторожность и что далеко не всегда следует доверять лишь одному внутреннему чутью. Думаю, сейчас он надеется только на то, что для подобного поведения у Мэлди нашелся достаточно серьезный повод, который позволил бы ему простить ее.

– А ты тоже на это надеешься?

– Не знаю. Может быть. Сейчас я пытаюсь по возможности вообще не думать о Мэлди, хотя это ужасно трудно. Одна мысль о ней вызывает во мне бешеную ярость, напоминая о том, что она лишь играла моими чувствами, сделав из меня посмешище.

– Хмм… Вот что я скажу тебе напоследок. Прежде чем с головой кидаться в битву, постарайся усмирить гнев. Вполне вероятно, что ты столкнешься с Мэлди в Дублинне, и с твоей стороны было бы крайне неблагоразумно поддаться безрассудной ярости. Мало того что это наверняка отвлечет тебя от битвы, подвергнув смертельному риску, но ты ведь можешь натворит

убрать рекламу



ь того, о чем позже будешь горько сожалеть.

– Ты никак тоже собрался убеждать меня, что у Мэлди имелись серьезные основания?

– Вполне могли быть. Да, она сбежала в Дублинн, но мы пока точно не знаем, почему она так поступила. А я бы не хотел, чтобы ты судил сгоряча. Если ты хоть немного поразмыслишь, то, может, и найдешь крохотное оправдание, хоть что-то, что позволит тебе простить ее и не впасть в исступленное бешенство, если судьбе будет угодно столкнуть вас в Дублинне.

– А… я понял. Ты опасаешься, что, лишь завидев подол ее юбки, я побегу следом, бросив своих людей. Потому что буду преисполнен решимости настичь и схватить негодную девчонку и попытаться отыграться за попранное тщеславие и ущемленную мужскую гордость.

Джеймс небрежно передернул плечами, улыбаясь легкому сарказму в голосе Балфура.

– Да, что-то вроде того.

– О! Тебе не стоит об этом беспокоиться. Я не настолько глуп и даже теперь прекрасно сознаю, что никогда не смог бы и волоса тронуть на ее упрямой хорошенькой головке. Я тоже надеюсь, что у Мэлди достанет и ума и природной изворотливости, – а их, на мой взгляд, у нее предостаточно, – чтобы затаиться и быстренько сбежать оттуда, как только начнется заварушка.

– Возвращаясь к разговору о предстоящей битве: что Найджел думает о нашем новом плане?

– Он тоже счел его весьма недурным, о чем не преминул сообщить, так что я покинул его комнату, вполне уверившись в будущем успехе.

– Надеюсь, не слишком. Не устаю молить бога усмирить твою самоуверенность, – насмешливо протянул Джеймс.

Балфур тихо рассмеялся:

– А еще мое безрассудство. А если без шуток, то впервые за эти долгие тринадцать лет я чувствую, что нам представился случай положить конец этой кровавой вражде.

– Ну, по крайней мере, хоть что-то хорошее получится из этой неразберихи. Это, да еще возможность вернуть домой юного Эрика.

– Угу. – Это все, что смог выдавить в ответ Балфур. Он снова обратил свое внимание на еду, а затем переключился на обсуждение деталей предстоящего сражения.

Только оставшись в уединении своей спальни, Балфур позволил себе подумать о Мэлди. В действительности выбора у него почти не было, поскольку дерзкая девчонка вторгалась в его мысли столь же нахально, как некогда возникла перед ним на дублиннской дороге. Балфур тяжело опустился на край ложа и спрятал лицо в ладонях.

Балфур чувствовал себя так, словно потерял близкого родственника. А самое странное, что ему казалось, будто он оплакивает саму Мэлди, поскольку женщины, за которую он ее принимал, на самом деле никогда не существовало. Все было ложью с самого начала. Балфура просто держали за простачка и, в конечном счете, выставили на посмешище из-за излишней доверчивости. Ведь ясно же, что любовь всей его жизни оказалась не более чем высококлассной продажной девкой, подосланной Битоном, чтобы одурачить наивного лэрда, разыграв великолепное в своем коварстве представление.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Мэлди тихо чертыхалась, ощутив, как в нежную плоть впиваются острые колючки, которых в изобилии хватало в густых зарослях ежевики, где она сейчас пряталась. Уже наступил полдень, а она так и не добралась до деревни, раскинувшейся у стен Дублинна.

Мэлди посмотрела в сторону Дублинна, напряженно вглядываясь вперед, и заметила просвет среди деревьев, означавший, что до опушки леса осталось не более нескольких ярдов. Деревья вплотную подступали к дальнему краю деревни. Чутье подсказывало Мэлди, что Мюрреи не пойдут дальше, как бы им ни хотелось изловить ее. Преследователи и так уже сильно рисковали быть замеченными людьми Битона, а подойди они еще ближе, и этот риск стал бы чистым самоубийством. Поэтому Мэлди здраво рассудила, что если сумеет добраться до первой полосы деревьев, то будет в безопасности.

Некоторое время Мэлди пристально наблюдала за тремя воинами, из-за которых ей только что пришлось, скрючившись в три погибели, нырнуть в колючие заросли, ставшие для нее чрезвычайно неудобным убежищем. Мужчины, прочесывая лес, продвинулись чуть дальше, но затем вернулись назад, словно наткнувшись на невидимую стену. Тогда Мэлди и поняла, что это та черта, дальше которой они не пойдут. Как можно осторожнее девушка начала пробираться к выходу из своего тайника сквозь негостеприимные ежевичные заросли. Она могла бы проделать это быстро, если бы Мюрреи хоть минутку не смотрели в ее сторону.

Ну, и, кроме того, следовало признать, что в этом плане была пара недостатков. Во-первых, ей ни за что не обогнать лошадь, а если бы они, наплевав на осторожность, все-таки рискнули продолжить погоню на открытой местности, то у нее не осталось бы ни единой возможности сбежать. Ну, а во-вторых, любому мало-мальски меткому лучнику ничего не стоило подстрелить ее, хотя Мэлди и не верилось, что Балфур мог отдать такой приказ. Однако, притаившись за густой стеной зелени в ожидании подходящего момента для рывка, Мэлди вдруг подумала, что в последнее время поступки Балфура были столь неоднозначны, что она уже не испытывала уверенности в его особом расположении к себе. И в довершении всего ей просто не хотелось, чтобы люди Мюррея видели, как она стремглав несется к Дублинну. Преследователи лишь подозревали, что она отправляется именно в замок Битона, но еще не были уверены до конца. Они могли наткнуться на нее в любой момент, хотя до некоторых пор сама Мэлди пребывала в уверенности, что хорошо запутала следы.

«Но стоит им только найти меня, как у них тут же появится бесспорное доказательство, оправдывающее подозрительность Балфура», – печально подумала беглянка.

Она постаралась загнать эту мысль подальше, напомнив себе, что вскоре сможет доказать неправоту Балфура, и, резко выпрямившись, помчалась со всех ног, ловко лавируя среди деревьев.

Тут же лесную тишину рассек яростный вопль – ее заметили! Мэлди казалось, что ее бедное сердечко колотится где-то в горле. Несколько кратких мгновений за ее спиной раздавался гулкий стук копыт, и Мэлди в голову закралась мысль, что она сильно просчиталась, и Мюрреи готовы рискнуть всем, только бы изловить ее. Затем раздался еще один грубый окрик, и звук погони стих. Мэлди ждала, что в любое мгновение ей между лопаток войдет смертельный холод металлического наконечника стрелы, но так и не дождалась. Только один раз она позволила себе маленькую передышку, когда легкие уже жгло огнем, обессилено привалилась к стволу дерева в попытке отдышаться. Мэлди оглянулась назад, на Мюрреев. Одно долгое безмолвное мгновение охотники и жертва напряженно смотрели друг на друга. Затем мужчины резко развернули лошадей и ускакали в сторону Донкойла.

– Назад, к Балфуру, – прошептала она, на пару секунд припав к грубой коре дерева.

У Мэлди совсем не осталось сил, а ведь она была в самом начале своего безумного приключения. Ей еще только предстояло отыскать место, где держат Эрика, исхитрившись не вызвать ни у кого подозрений. А потом сбежать оттуда вместе с мальчиком и вернуться целыми и невредимыми назад в Донкойл, да так, чтобы их не поймали по дороге. Уже подходя к деревне, Мэлди вдруг подумала, что у нее, верно, помутился рассудок, раз она решила доказать свою невиновность столь мудреным способом.

– Девонька, что с тобой приключилось?

Мэлди вымученно улыбнулась невысокой седовласой женщине, которая изумленно наблюдала за ее приближением, замерев в низком дверном проеме крохотной глинобитной хижины. Элинор Битон была явно потрясена столь потрепанным видом гостьи, хотя добрые светло-серые глаза смотрели на девушку без малейшего намека на осуждение. Лишь тревога отражалась на добром морщинистом лице, когда женщина решительно втащила девушку внутрь. И хотя сейчас Мэлди нуждалась в помощи Элинор, она чувствовала себя подлой предательницей, потому что вскоре намеревалась поспособствовать смерти ее лэрда и тем самым ввергнуть размеренное незатейливое существование Элинор в полный хаос.

Помогая Мэлди привести себя в порядок и переодеться в платье, которое девушка оставила здесь в прошлый раз, когда решила покинуть Дублинн, Элинор без устали изливала на девушку поток красноречия. К тому времени как Элинор усадила гостью за маленький, но чисто выскобленный стол, Мэлди уверилась, что теперь в курсе всех, даже самых незначительных, сплетен о Дублинне и его обитателях. Но как только Элинор уселась напротив и, положив на стол сцепленные в «замок» натруженные руки, выжидающе уставилась на девушку поблескивающими от предвкушения глазками, Мэлди не смогла удержаться от понимающей улыбки.

– Вас, верно, распирает от любопытства и не терпится выспросить меня обо всем? – лукаво улыбаясь, спросила Мэлди миниатюрную собеседницу.

Элинор усмехнулась в ответ и энергично кивнула:

– А то как же, но еще я чувствую, что тебе и самой хочется мне все рассказать.

Неспешно пережевывая нехитрую снедь, предложенную Элинор, Мэлди пыталась привести мысли в порядок.

– Жаль, что тогда мне пришлось уйти отсюда в такой спешке, что я даже не успела поблагодарить вас за все.

– Что еще ты могла сделать, милая, когда те мужчины гнались за тобой с азартом гончей, учуявшей зайца?

– Вы это знали?

– Ну конечно. Мои глаза хоть и стары, но все еще хорошо видят и многое подмечают. Вот только боюсь, что, куда бы ты ни отправилась тогда, там тебе было бы куда безопаснее, чем в этой юдоли печали. – Элинор скорбно покачала головой. – Дела-то здесь идут все хуже и хуже. Я грешным делом подумываю, уж не сошел ли наш лэрд с ума. Может, эта злая хворь, что давно точит его тело, теперь принялась и за голову, лишив лэрда последних остатков здравомыслия.

– А я даже не знала, что он болен.

– Эх, девонька. Он-то, понятно, старался держать хворь ото всех в секрете. Этот человек боится даже тех, кто ж

убрать рекламу



ивет рядом с ним, и не без причин. Слишком уж много людей желают ему смерти.

Мэлди задумалась: откуда бы Найджел мог узнать о болезни Битона, раз уж это держали в такой тайне? Хотя, возможно, ей лучше этого и не знать, поскольку наверняка здесь не обошлось без женщины.

– Что же такого натворил ваш лэрд?

– Выкрал мальчишку из клана Мюрреев. Будто недостаточно того, что много лет назад он его еще беспомощным младенцем бросил умирать от голода. Мюрреи уже пытались вызволить мальца, но, увы, потерпели неудачу. – Горькие слезы навернулись на глаза Элинор. – В тот черный день я потеряла моего любимого Роберта.

– О, Элинор. – Мэлди наклонилась и накрыла ладонью сжатые руки женщины. – Мне так жаль. Он был таким хорошим, добрым человеком. Это Мюрреи?

– Нет. Его убили люди Битона. Только подлые наемники, которыми наш лэрд окружил себя, не могут отличить Битона от Мюррея. Мой муж увидел, что Мюрреи отступили, и как раз направлялся назад к нашему маленькому убежищу, чтобы сказать мне, что опасность миновала, когда один из этих поганых псов заметил его. Они убили его так быстро, что никто из жителей деревни не смог остановить их. Мой бедный Роберт был старым и хромым, у него даже меча не было, а они все равно не пощадили его. Я прокляла их всех. Знаешь, нам всегда говорили, что Мюрреи наши враги и что они бессердечные ублюдки, жаждущие отобрать все наше добро и не оставляющие никого в живых, но мне не верится, что они и вправду убили бы моего милого Роберта.

– Нет, никогда.

Мэлди поняла, что проявила излишнюю горячность, потому что Элинор внезапно прищурила глаза и испытующе посмотрела девушке в лицо.

– Девонька, да ты ведь знаешь этих самых Мюрреев, не так ли?

– Теперь я со всей уверенностью могу ответить на этот вопрос: нет, не знаю. Сама я из рода Киркэлди, хотя вряд ли кто-нибудь из них готов признать родство с ребенком, рожденным вне законного брака. Но вам не стоит опасаться, что предоставив мне кров, вы укрываете врага.

Элинор пожала худенькими плечами:

– Меня не это заботит, милая, просто, случись так, и мне пришлось бы подвергнуть опасности и себя, и свою семью. Наш лэрд, обнаружив шпиона Мюррея, сначала долго пытал его, а потом зверски убил. С той поры он повесил еще двоих только за то, что и их заподозрил в связи с Мюрреями. Так что теперь даже за косой взгляд на нашего лэрда, тебя могут вздернуть или, не дай Бог, подвергнуть мучительной смерти, как того страдальца из клана Мюрреев. Некоторые из местных божатся, что слышали его мучительные крики по ночам, – с дрожью в голосе произнесла Элинор и потерла жилистые руки. – Так что, девонька, не в добрый час ты решила вернуться. Черные тучи сгущаются над нами да охочие до крови стервятники кружат вокруг. Могу поклясться, что наш лэрд с каждым произнесенным словом, которое с легкостью извергает его гниющая пасть, наживает себе все новых недругов. А теперь еще эта безумная затея. Это ж надо, назвать своим наследником мальчишку, от которого он сам отказался несколько лет назад, вышвырнув, словно требуху, годную только на корм собакам! Тогда-то он повсюду раструбил, что его жена, мол, изменяла ему со стариком Мюрреем и что родившийся у нее младенец – ублюдок, годный лишь на то, чтобы скормить его диким тварям, рыскающим в окрестных лесах. А теперь мы все думаем, что бедный парнишка и есть его единственный наследник. И знаешь что? Я абсолютно уверена, что это несчастное дитя не проживет и дня после смерти нашего лэрда.

– Что же он сделал с мальчиком? – спросила Мэлди, изо всех сил стараясь, чтобы в голосе не прозвучало явной заинтересованности.

– Сорча, что работает на кухне при сторожевой башне, сказала, что паренек уж больно дерзил Битону, ну тот и бросил его в темницу до тех пор, пока малец, мол, не одумается, – тут голос Элинор понизился до изумленного шепота, – она даже сказала, что мальчик в открытую посмеялся над Битоном, когда тот попытался назвать его своим сыном, заявив, что скорее уж позволит назвать себя отродьем дьявола. Ну, этого Битон стерпеть не смог и сказал что-то оскорбительное насчет отца нынешнего лэрда Мюррея, тут-то мальчишка не выдержал и набросился на Битона. Боюсь, парнишке сильно досталось после этого.

Мэлди мысленно застонала. Да, поведение Эрика пока не слишком обнадеживало, заставляя опасаться того, как мальчик воспримет новость, что, вполне вероятно, он и правда сын Битона.

– Но с мальчиком все в порядке?

– Да. Зачем Битону покалеченный или и вовсе мертвый наследник? Нет, пока что парнишку пытаются лишь усмирить да приручить. А почему ты так им интересуешься?

Мэлди пожала плечами и чересчур оживлено принялась отрезать аккуратный кусочек от ломтя твердого сыра, лежащего на столе.

– Ну, раз нельзя помочь, то можно хоть посочувствовать мальчику.

– Я хоть и стара, девонька, но мой ум еще остер. Да и нюх у меня такой, что любую ложь, особенно если она у меня под самым носом, в один миг учую. – Элинор быстро подняла руку, увидев, что Мэлди собирается что-то сказать. – Нет, не говори ничего. Просто ответь на маленький вопрос: не пора ли мне наведаться в мое маленькое тайное убежище и убедиться, что в нем по-прежнему удобно и безопасно?

– Да, пора, – ответила Мэлди и печально улыбнулась. – Я все же рискну и открою вам кое-что. Удостоверьтесь, что все те, кому вы доверяете и о ком заботитесь, готовы схорониться в надежном месте при первых же звуках набата. Запомните, при первых же сигналах тревоги.

– Что, Мюрреи снова попытаются отбить своего парнишку?

Мэлди кисло улыбнулась:

– Думаю, вам не стоит знать об этом.

Элинор захихикала:

– Может, и так, но, как ты знаешь, я просто жуть как любопытна и потому, скажу откровенно, все же хотела бы услышать об этом. Но прошу тебя, милая, не обращая внимания на глупую старуху. А если я сильно надоем тебе расспросами, так говори прямо – ведь порой намного безопаснее ничего не знать.

– Хорошо, потому что я очень хочу, чтобы вы остались живы и находились в безопасности. Но теперь моя очередь задать вам один вопрос, но можете не отвечать, если опасаетесь, что это навлечет на вас беду. Где в Дублинне находится темница? В последний раз, когда я была в замке, мне так и не удалось разыскать ее.

– Хмм… Вход туда расположен в одной из стен главного зала, как раз под огромным щитом с изображением свирепого вепря.

– Как символично, – насмешливо протянула Мэлди, и Элинор, не удержавшись, фыркнула.

Внезапно женщина взяла руки Мэлди в свои и мягко сжала.

– Будь осторожна, милая. Очень-очень осторожна. Ты смелая девушка, куда храбрее любого из тех, кого мне довелось повстречать в своей жизни, – а надо сказать, немало я повидала храбрецов на своем веку, – но даже твоя отвага не сможет остановить острый меч или тяжелый кулак. А потому старайся быть неприметной: ходи медленно, голову склони пониже, будь немногословна и ни в коем случае не смотри стражникам прямо в глаза.

Час спустя, приблизившись к воротам Дублинна, Мэлди еще раз мысленно повторила совет Элинор. Даже прекрасно понимая, что это очень ценный совет, Мэлди не была уверена, что у нее достанет мудрости воспользоваться им, так как подобное смирение было ей совершенно несвойственно. Элинор учила ее быть тихой, скромной, неприметной, то есть тому, чего Мэлди никогда раньше не делала.

Не смотреть людям в глаза? Да она не постеснялась бы даже плюнуть в них, если бы кто-то того заслуживал. Склонить голову? Да она и сделала-то так всего однажды, еще в детстве, когда услышала поток оскорбительной брани, из которой и поняла, чем в действительности зарабатывала на жизнь ее мать, и после уж никогда и ни перед кем не склоняла головы. Да и, сколько Мэлди себя помнила, с немногословностью у нее всегда были сложности, особенно когда она чувствовала, что просто не имеет права смолчать. Элинор – милая женщина, которая, тревожась о ней, дала весьма дельный совет, но Мэлди всерьез опасалась, что ей удастся следовать ему лишь в той части, где говорилось о медленной походке.

– Ба! Да это ж моя прелестная малютка. Где же ты все это время пряталась от меня?

Мэлди тихо чертыхнулась, заслышав за спиной знакомый противный и скрипучий голос. И тут же заскорузлая грязная рука с толстыми пальцами, крепко ухватив за запястье, резко развернула Мэлди ради сомнительного удовольствия лицезреть того, кому эта рука принадлежала. Мэлди в который уже раз подумала, что Битону, верно, удалось разыскать самого уродливого и приземистого мужчину во всей Шотландии. Обычно Мэлди не имела привычки судить человека только по внешности, но на своем печальном опыте она убедилась, что этот человек уродлив целиком: как телесно, так и духовно. Во многом именно из-за него ей пришлось спешно покинуть Дублинн раньше, чем она намеревалась первоначально.

– Я ведь целительница, – тихо ответила Мэлди. – Я появляюсь там, где нужна моя помощь, и зачастую требуется немало времени, чтобы усмирить недуг.

– А я уж было подумал, не бегаешь ли ты от меня?

– Нет, я ни от кого не бегаю, – ответила Мэлди и внутренне поежилась, когда он настойчиво провел пальцами вверх и вниз по ее руке.

– О-хо, смелая девушка. Мне нравится, когда в моих женщинах есть чуточку огня.

Мэлди попыталась высвободить руку, но мужчина лишь сильнее стиснул пальцы и похабно осклабился, выставляя на всеобщее обозрение дурно пахнущий рот с обломанными, гниющими зубами.

– У меня нет времени любезничать с вами, сэр. Я прибыла в Дублинн в надежде, что кому-то могут потребоваться мои навыки во врачевании.

– Как удачно. Они как раз требуются мне, – решительно произнесла остроносая женщина и попыталась оттеснить мужчину от девушки, но тот, казалось, был вовсе не намерен отпускать добычу. Тогда, сжав руку в кулак, женщина с силой ударила грубияна по широкому запястью. Мужчина взревел от боли и мгновенно разжал пальцы, освободив руку Мэлди. Затем он окинул заступницу тем особым взглядом, от которого Мэлди всегда кидало в дрожь, и, разв

убрать рекламу



ернувшись, пошел прочь. Мэлди лишь понадеялась, что у этой женщины есть кому за нее постоять.

– Не думаю, что с вашей стороны было умно так сильно злить его, – пробормотала, Мэлди, чувствуя настоятельную потребность предупредить высокую худую женщину о возможной опасности.

– Джордж ничего мне не сделает, если только не поймает в каком-нибудь темном углу, а я уверена, что такого никогда не случится. Для этого он слишком боится моего мужа, – заявила ее неожиданная спасительница. – Я Мэри, госпожа Киркэлди.

Мэлди взяла ее за руку:

– Для чего вам понадобилась моя помощь?

– Мой сынок что-то приболел, – сказала Мэри и быстро повела Мэлди в сторону сторожевой башни.

Целительница подробно расспрашивала женщину, пока они пробирались к задней части донжона. Слушая объяснения обеспокоенной матери, Мэлди поняла, что у ребенка было что-то посерьезнее, чем легкая лихорадка да небольшие колики в животе, и испытала некоторое постыдное облегчение. Ведь необходимость еще раз проведать занедужившего малыша позволила бы ей, не вызывая подозрений, снова прийти сюда, а затем так же незаметно покинуть сторожевую башню. Однако Мэлди понимала, что ей не следует слишком уж пугать и без того встревоженную мать, осматривая ребенка так, словно тот при смерти. Все, что ей нужно, – окинуть главный зал парой внимательных взглядов, чтобы понять, как и когда ей будет удобнее всего осуществить задуманное и проскользнуть на потайную лестницу, ведущую в темницу. Если уж не удастся сразу же освободить Эрика, то, по крайней мере, она хоть сумеет проведать его.

Маленький сын Мэри лежал в крохотном алькове позади огромной кухни. Мэлди дала ему лекарство и постаралась убаюкать, по опыту зная, что глубокий сон лучше любого снадобья лечит недомогание. Однако случалось и так, что больному бывало достаточно выпить и одну ложку лекарства, чтобы почувствовать себя лучше, уверовав в полное исцеление. Сейчас, похоже, был тот самый случай. Боли в животе малыша быстро утихли. Мэри с сыном смотрели на молодую целительницу с выражением неприкрытого восхищения на лицах, чем вызывали у нее чувство неловкости, так как Мэлди считала, что беззастенчиво воспользовалась их доверчивостью, чтобы выполнить задуманное. Девушка клятвенно пообещала себе, что, как только все тут хорошенько разузнает, обязательно найдет повод отослать Мэри с ребенком в деревню к Элинор. Ведь, когда начнется битва, им куда безопаснее будет находиться подальше отсюда.

Мэри в благодарность за выздоровление сынишки снабдила девушку вкусной едой из обширных кладовых Битона, после чего Мэлди направилась прочь из кухни, останавливаясь буквально на каждом шагу. Многие обитатели замка здоровались с ней, некоторые снова и снова благодарили за то, что она когда-то исцелила их недуги или раны, другие просто хотели поболтать с кем-то, побывавшем за пределами Дублинна. Еще в свой первый визит в замок Мэлди сообразила, что здесь все воспринимали ее лишь как знахарку или просто еще одну женщину, а потому не видели в ней никакой угрозы для себя, позволяя свободно расхаживать по территории замка и вокруг сторожевой башни. Поэтому сейчас Мэлди просто кипела от возмущения из-за того, что в прошлый раз ей пришлось в спешке уносить отсюда ноги по вине неких тупоголовых похотливых самцов, и поэтому не удалось тогда выяснить все, что необходимо. Но теперь все было иначе. На этот раз она не намерена покидать замок до тех пор, пока не отыщет Эрика и не вызволит его из лап Битона.

Мэлди, завидев, что одна молоденькая служанка направилась в главный зал с огромным блюдом, нагруженным едой, предложила той свою помощь, что было воспринято с благодарностью. Вполуха слушая болтовню девочки, Мэлди внимательно оглядывала просторное помещение. Она заметила, что, как только на столах появилась еда, зал быстро заполнился людьми. Судя по всему, перед трапезой и во время нее не стоило даже и пытаться незаметно пробраться в темницу.

Всю обратную дорогу из замка до дома Элинор Мэлди ощущала себя совершенно разбитой. Дело, которое она задумала, было непростым и опасным, а вероятность благополучного исхода, прямо скажем, невелика.

«Но сейчас не время предаваться жалости к себе», – одернула себя девушка и, решительно расправив плечи, задвинула подальше мысли о возможном провале. Эрик в опасности, да к тому же вполне может оказаться ее сводным братом. Если Балфур действительно счел ее приспешницей Битона, то наверняка решил, что она пересказала своему хозяину все, что сумела разузнать у Мюрреев о планах сражения, и потому, несомненно, изменит их. А это означало, что теперь ей оставалось лишь гадать, когда, как или куда Балфур и его люди явятся за мальчиком. Элинор говорила, что Битон не желал причинять Эрику особого вреда или уж тем более убивать, но еще она посетовала, что их лэрд с некоторых пор был явно не в своем уме. Мэлди просто не могла допустить, чтобы судьба бедного мальчика зависела от Битона. Да к тому же ей по-прежнему хотелось доказать свою невиновность.

– Девонька, а я уж было начала волноваться, – донесся до девушки звонкий голос Элинор, которая, появившись на пороге хижины, отвлекла Мэлди от грустных мыслей.

– Все в порядке, Элинор, – ответила Мэлди. – Мне пришлось задержаться, чтобы подлечить одного малыша. У него были колики в животике да легкая простуда, – продолжала оправдываться девушка, пока старушка, ухватив ее за руку, легкими, но настойчивыми тычками, стала подталкивать внутрь хижины.

Элинор все еще согласно кивала, быстро накрывая стол к ужину.

– Ты можешь исцелять наложением рук, милая. Видно, сам Господь благословил тебя этим даром.

– Мне уже говорили об этом. – Мэлди поставила на стол небольшую полотняную сумку с едой, которую ей передала Мэри. – Это гостинцы в благодарность от матери мальчика.

Мэлди тепло улыбнулась, заметив искреннюю радость, с которой Элинор смотрела на головку ароматного сыра и приличный кусок ветчины. Кладовые Битона были настолько переполнены деликатесами, что лэрд мог закатывать пиры хоть каждую ночь в течение многих месяцев прежде, чем запасы оскудеют. Мэлди подозревала, что большинство хранившейся там снеди просто портилось. Битон, должно быть, сильно опасался умереть с голоду в случае, если бы замок вдруг попал в долгую осаду, но все же Мэлди считала, что с его стороны просто преступно позволять всей этой великолепной еде гнить вместо того, отдать ее своим людям.

– Ну что? Ты выяснила, как там обходятся с мальчиком? – спросила Элинор после того, как бережно убрала принесенные Мэлди продукты в небольшой сундучок возле ниши, служившей гостье спальней.

– Его все еще держат в темнице, из-за того что парнишка отказывается признать Битона своим отцом и отречься от Мюрреев – как там Битон их назвал? – а, да, подлых тварей, воров, прелюбодеев и ублюдков.

Элинор рассмеялась и кивнула:

– Да, я слышала это однажды. Вот, что я скажу тебе, милая: ему бы следовало хорошенько подумать, прежде чем тыкать своим грязным пальцем в тех, чьи деяния он считает куда менее благочестивыми, нежели собственные. Некогда Битон имел гнусную привычку оставлять свое семя в утробе любой бедняжки, которую был в состоянии догнать. А сейчас-то, думаю, его гнилой стручок уже не работает, как должно.

– Элинор! – Мэлди даже поперхнулась от удивления, совершенно ошарашенная столь откровенным высказыванием пожилой женщины.

– Но это так. Чего ж скрывать. Многие думают, что хворь, пожирающая его изнутри, – божья кара. А я вот никак в толк не возьму, чего ж тебя-то не позвали осмотреть его? Он ведь перепробовал столько омерзительно пахнущих мазей да бальзамов в тщетной попытке замедлить или вылечить свой недуг. Ему уже должны были донести, что в замке снова появилась целительница. Неужто лэрд не захотел позвать тебя – хоть ради того, чтобы узнать, нет ли у тебя снадобья, какого он еще не испробовал?

– Нет, он вообще никогда не требовал меня к себе. Ни разу. Ни в мой прошлый приезд, ни в нынешний. Может, никому и в голову не пришло рассказать ему обо мне, а может, он и сам, один раз взглянув на меня, решил, что на целительницу я мало похожу. Знаешь, Элинор, в последнее время я частенько испытываю трудности из-за этого, – тихо пробормотала Мэлди, вспомнив о Балфуре, чтобы тут же изгнать его из своих мыслей.

– Хмм, ты и вправду не больно-то ты похожа на взрослую, девонька, скорее уж, на милое дитя. Очень уж ты маленькая да тоненькая, как тростиночка. Ты уж прости людям, если порой они сомневаются, что своему искусству ты училась многие годы.

– Я понимаю. Хотя по-прежнему много путешествую, чтобы узнать что-то новое. – Она потянулась и встала из-за стола. – Думаю, мне пора спать. Слишком устала. Путь сюда был не из легких и вымотал меня больше, чем я думала.

Мэлди была потрясена, когда Элинор внезапно поднялась следом и крепко ухватилась за нее, прижавшись всем телом. Девушка успокаивающе погладила пожилую женщину по спине и вдруг почувствовала, что та охвачена сильным страхом. Это чувство было столь сильно, что во много раз превосходило даже боль от потери ее любимого Роберта.

– Что случилось? Чего ты испугалась? – спросила Мэлди.

Элинор немного отстранилась и сказала со слабой улыбкой:

– Тебя не обманешь. Ты всегда знаешь, что я чувствую, девонька. Думается мне, Господь наградил тебя не только даром исцелять недужных одним лишь прикосновением руки, но и способностью заглянуть человеку прямо в сердце.

– Да, мне тоже порой кажется, что я способна угадывать чувства других людей. Хотя, как оказалось, это умение не слишком-то помогает узнать правду, но ты так и не ответила на мой вопрос. Ты напугана, Элинор, сильно напугана. Почему? Ты что-то услышала, какие-то дурные вести встревожили тебя? Может, я смогу чем-то помочь?

– Нет, все мои опасения из-за того, что ты собираешься сделать.

Мэлди напряженно замерла, понимая, что страх, который она почувствовала теперь, исходил от нее самой. А она-то наивно полагала, что вела себя осмотрительно, т

убрать рекламу



щательно выверяя каждый шаг, каждое слово, чтобы даже намеком не выдать задуманного. Так или иначе, но Элинор что-то заподозрила, а если заметила она, то и для кого-то другого догадаться не составит труда.

– А что такого я собираюсь сделать? Не понимаю, о чем ты.

– Ты, конечно, не должна мне ни о чем рассказывать и, Бога ради, прекрати уже вздрагивать от каждого шороха. Я почти ничего не знаю, просто вижу, что, в чем бы не заключалась причина твоего возвращения, это как-то связано с тем бедным мальчиком, которого Битон держит взаперти. Поступай как знаешь, милая, и будь уверена: я не выдам тебя ни словом, ни делом. Все, чего я прошу, – будь осторожна.

– Я всегда осторожна, Элинор, – мягко ответила Мэлди.

– О нет, уверена, ты так говоришь, только чтобы успокоить меня. Будь очень осторожна. У меня какое-то нехорошее предчувствие. Этот год и так принес мне слишком много горя, забрав моего любимого Роберта. Прошу тебя, береги себя, я… я просто не вынесу, если потеряю еще и тебя. Ты мне дорога, словно родное дитя.

Мэлди глубоко тронули эти слова, и она крепко обняла Элинор. Девушка любила эту сухонькую старушку и была рада узнать, что и та тоже искренне тревожилась за нее. Немного печально сознавать, что за столь короткое знакомство между ними установилась прочная связь, которой у Мэлди так и не возникло с родной матерью. А причина в добром сердце Элинор. Она умела заботиться о людях, даже о молодой женщине, появившейся на пороге ее дома в изодранной и грязной одежде, падающей с ног от усталости и без единой монетки в карманах.

А вот Маргарет Киркэлди не заботилась ни о ком, даже о собственной дочери. Мэлди долго шла к осознанию этой горькой истины, принять ее было слишком тяжело, хотя в конце концов ей пришлось сделать это. Если у матери и оставались какие-то чувства, то все они без остатка были отданы мелькавшим в ее жизни мужчинам, которые так подло поступали с ней. Однако теперь Мэлди начала сомневаться: а было ли вообще в жизни матери время, когда та проливала слезы из-за любви к бессердечному любовнику? Потому что единственное, чего всегда страстно жаждала Маргарет, единственное, что доставляло ей удовольствие и радость, – это внимание мужчин, их лесть и подарки.

Сколько Мэлди себя помнила, Маргарет всегда была раздражительна и озлоблена, в каждом ее поступке ощущался оттенок горечи, первые семена которой, несомненно, посеял Битон. Ее молодость быстро прошла, здоровье было подорвано, а красота поблекла, угодливых кавалеров все чаще заменяли грубые простые вилланы с похотливым зудом в паху да парой мелких монет в кармане. Вот тогда эта горечь и переросла в глубокую и беспощадную ненависть, полностью завладевшую сердцем Маргарет. Мэлди уже не раз спрашивала себя, чем на самом деле руководствовалась мать, посылая дочь убить Битона: желанием отомстить за поруганную честь или уязвленным тщеславием?

Девушка поспешно отрешилась от грустных мыслей и, поцеловав Элинор в щеку, прошла к своему нехитрому ложу. Ее мать, может, и совершила множество ошибок после того, как Битон бросил ее, но именно Уильям Битон толкнул ее на путь позора и лишений. Не обольсти он юную Маргарет, когда та находилась так далеко от своей семьи, и она вполне могла бы стать женой какого-нибудь лэрда, претерпев свою долю страданий в освященном церковью благочестивом союзе. Все ее дети были бы законнорожденными, и Маргарет никогда бы не пришлось торговать своим телом ради того, чтобы не умереть с голоду.

С одной стороны, Мэлди очень хотела во всем признаться Элинор. Видит бог, как же она нуждалась в друге, с которым могла бы поговорить, обсудить все, начиная с постоянно растущих сомнений в причинах, по которым мать толкала ее на путь кровавой мести, и заканчивая тревогами за юного Эрика. Мэлди хорошо понимала, что Элинор непременно выслушает ее с сочувствием, и поэтому искушение, с которым ей приходилось бороться, было особенно велико. Ведь Мэлди хотелось, чтобы Элинор осталась в стороне и могла честно заявить, что ничего не знала о намерениях гостьи, если хоть что-то пойдет не так, если люди Битона схватят мстительницу при попытке спасти Эрика или выполнить данную матери клятву.

Она устала, а измученное тело так немилосердно ныло, что Мэлди забылась глубоким сном, едва опустившись на топчан. Девушка понимала, что грядущий рассвет отметит рождение важного дня. Она никак не могла отделаться от ощущения, что завтрашний день станет для нее поворотным. Вот только Мэлди пока не была уверена, что это будет: схватка с Битоном, или вызволение Эрика, или, быть может, все вместе. Смежив веки, девушка молилась, чтобы ее способность проникать в суть вещей не оставила ее на этот раз и дала хоть какой-нибудь намек на то, что ее ждет: сладкий вкус победы или горечь поражения.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

В просторном помещении большой кухни Дублинна было жарко, застоявшийся воздух пропитался запахами готовящихся блюд и давно немытых тел. Мэлди промокнула испарину со лба маленького сынишки Мэри и озабоченно нахмурилась. Она-то надеялась, что ребенку к утру станет намного лучше. Хотя болезнь малыша Томаса не была такой уж тяжелой, здесь его здоровье подвергалось реальной опасности, а выздоровление грозило затянуться, если оставить мальчика в столь жутких условиях. Мэлди и так про себя уже решила обязательно отослать Мэри с сыном в деревню ради их же безопасности, да и Элинор была более чем рада принять их в своем уютном маленьком жилище. А теперь у целительницы появилась возможность без лишних вопросов со стороны Мэри просить ту уехать на время из замка, сказав, не кривя душой, что переезд необходим для выздоровления мальчика.

– Он ведь не умрет, правда? – прошептала несчастная мать, заламывая в волнении руки и со слезами на глазах глядя на своего сына. – Он мой единственный ребенок. Господь уже прибрал троих моих малышей. И я молю Всевышнего не забирать у меня и это дитя.

– Нет, он не умрет, – заверила Мэлди. – Прости, если мой хмурый вид так встревожил тебя. Опасения вызывает не то, что он медленно выздоравливает, а те условия, в которых ему приходится это делать. Тебе бы следовало унести сына отсюда подальше, а то он задыхается от духоты, жары и ужасающей вони.

– Но куда же я могу его перенести? Ведь я и сама тут кручусь с утра до ночи.

– В деревне поблизости живет моя подруга, Элинор Битон, та, что недавно овдовела.

– Я знаю ее. Не слишком хорошо, но пару раз мне доводилось перекинуться с ней словечком.

– Она согласна приютить вас обоих, пока ребенок окончательно не поправится. У нее добротный и чистый домик с маленьким садом, где мальчик сможет гулять, если Господь благословит нас погожими деньками да теплым солнышком.

– О, это было бы просто чудесно и так милосердно с ее стороны, – ответила Мэри и легким ласкающим движением пригладила мягкие каштановые завитки на головке сына. – Ты уверена, что она и вправду согласна принять нас?

– Конечно, уверена, – заверила ее Мэлди. – Так что забирай отсюда своего парнишку так быстро, как только сможешь, и обещаю тебе, что уже очень скоро он будет радовать тебя здоровым и счастливым видом.

Мэлди довольно улыбнулась, увидев, что женщина тотчас же подхватила ребенка на руки и, пробормотав краткие слова благодарности, заторопилась прочь. Было ясно, что благополучие единственного ребенка для нее значило намного больше, чем все те обязанности, что она выполняла в замке. Отрадно было видеть столь сильную материнскую любовь, и Мэлди даже устыдилась, почувствовав легкий укол зависти. Но как только жар и зловоние кухни остались позади, девушка мысленно выбранила себя за столь неуместную детскую ревность, да и вообще теперь уже слишком поздно горевать о том, чего она по милости матери была лишена в детстве.

Заметив Джорджа у дверей главного зала, Мэлди тихо чертыхнулась и вжалась в узкую затененную нишу в стене под лестницей. Казалось, он нарочно выслеживает ее, внезапно выныривая из каждого темного угла с того самого момента, как она вошла в донжон. И теперь, спустя два утомительно долгих часа, потраченных только на то, чтобы ускользнуть от его назойливого внимания, Мэлди испытывала сильное желание хорошенько огреть его чем-нибудь.

Неожиданно слева от себя она услышала мягкий низкий голос:

– С чего это ты жмешься по углам, девонька?

Мэлди снова мысленно выругалась и обернулась к мужчине, который, ссутулившись, небрежно привалился к стене напротив нее.

«На него, по крайней мере, хоть приятно посмотреть», – подумала она.

Высокий, худощавый, с длинными каштановыми волосами и мягкими карими глазами, он почему-то напомнил ей о Балфуре. Но несмотря на это, Мэлди чувствовала быстро растущую неприязнь ко всем мужчинам без исключения. Ей предстояло выполнить одно очень важное дело, а дюжие мужчины словно сговорились мешать ей в этом на каждом шагу. Да, в Дублинне наблюдалась явная нехватка женщин, причем любых: как хорошеньких так и не очень.

– Я прячусь от вон того зловонного огра{9}, по недоразумению считающегося человеком, – пренебрежительно буркнула девушка и кивнула в сторону Джорджа.

– А-а, Джордж. Что ж, он и впрямь серьезное испытание как для взора, так и для обоняния. Кстати, меня зовут Дуглас, – спокойно проговорил мужчина.

– А меня Мэлди, – осторожно ответила на приветствие девушка. – Ты, вероятно, ждешь, что теперь я скажу пару милых любезностей, прибавив, как ужасно рада знакомству? Увы, сегодня я просто не в силах больше лгать. Хотя я нахожусь здесь всего ничего, чуть больше одного дня, но и то уже смертельно устала от мужчин, необходимости постоянно льстить и глупо улыбаться.

Дуглас добродушно усмехнулся, но не ушел, явно пропустив мимо ушей завуалированную просьбу оставить ее в покое, и

убрать рекламу



, весело хохотнув, заявил:

– По-моему, я еще не льстил тебе.

Мэлди удивленно рассмеялась:

– И вот так запросто, несколькими словами, ты нанес смертельный удар по моему бедному маленькому тщеславию. – Она оглянулась на Джорджа и с досадой пробормотала: – Бог мой, да неужто ему совсем нечем заняться?

– Ну, он может реветь, словно медведь, и махать мечом всякий раз, когда нашему лэрду мнится, что ему кто-то угрожает.

– Ах да, ваш лэрд. Его я тоже пока не имела чести видеть. Ни в прошлый раз, когда была в ваших краях, ни в этот.

– Он нечасто показывается людям на глаза. Впрочем, мне думается, так даже лучше.

– О! Так он все-таки болен. Об этом многие шушукаются украдкой. Может, я смогу чем-то помочь ему. Я ведь целительница.

Дуглас кивнул:

– Я слышал об этом. Да к тому же умелая, как мне говорили. Но нашего господина уже не вылечить, милая. Одно утешает – это не проказа, хотя я за всю жизнь не встречал никого, кто бы выглядел ужаснее, чем он. – Он скривился: – А тем бедолагам, которым не посчастливилось иметь крепкие желудки, хватает одного взгляда на нашего лэрда, чтобы их вывернуло наизнанку, настолько отвратительно выглядит его кожа. Временами у господина случаются кратковременные улучшения. Но коварная болезнь всегда возвращается, и тогда его страдания удваиваются. Он выглядит так, словно гниет изнутри. Так что, полагаю, ему уже недолго осталось. Правда, оглядываясь назад, следует признать, что никто даже не предполагал, что он сможет протянуть так долго.

– Сколько же времени он хворает?

– Да уж три года минуло.

– Что ж, может, у него просто какой-то кожный недуг. – Она слегка улыбнулась, заметив, что глаза собеседника расширились от изумления. – Ими страдают не только прокаженные, хотя, полагаю, их хвори есть нечто гораздо большее, нежели муки плоти. Уж поверьте на слово, мне доводилось видеть по-настоящему омерзительные кожные болезни. Да и потом, если бы ваш господин был мучим каким-нибудь неизлечимым недугом, то, полагаю, уже давно бы преставился.

Мэлди почувствовала небольшое облегчение и на одно мгновение испугалась, внезапно осознав, что какая-то глупая, безрассудная часть ее души действительно жаждет позаботиться об ужасном Битоне. Поглубже заглянув в свое сердце, Мэлди поняла, что хотя и испытывала стойкое отвращение к намерению убить человека, но вовсе не их родство было тому причиной. Облегчение, которое она испытала, было вызвано, скорее, тем, что она могла сдержать данную матери клятву, не убивая нечестивца, который и так уже стоял одной ногой в могиле и наверняка слишком ослаб, чтобы защитить себя от кого бы то ни было. С того самого момента как Мэлди невольно услышала пересуды о тяжелой болезни Битона, она беспокоилась, что ей предстоит сделать нелегкий выбор: убить человека чуть ли не на смертном одре или нарушить клятву, данную умирающей матери.

– С чего бы тебя так заинтересовало здоровье нашего лэрда? – вдруг спросил Дуглас.

– Я целительница. Вот ты воин, не так ли? Но разве твой интерес возбуждает лишь то оружие, которым ты сражался или владел?

– Нет, конечно, но и ты пойми меня правильно, милая. Сейчас не лучшее время для расспросов о Дублинне, даже если они исходят от такой красивой крошки, как ты. – Тут он кивнул в сторону входа в большой зал: – Смотри-ка, похоже, твой страстный воздыхатель уже уходит.

Она кивнула и поспешно отошла, а когда оглянулась, нового знакомого уже и след простыл. Мужчина словно растворился в полумраке, скрывшись с глаз так быстро, что впору было задуматься, а видела ли она его вообще. Мэлди даже вздрогнула от столь прихотливой игры своего ума. А вот предостережение Дугласа о ее излишнем любопытстве, пришлось более чем кстати. Хотя в его голосе девушка ни разу не уловила угрожающих ноток, но взяла это себе на заметку. У Дугласа, может, и не было намерения вредить ей лишь из-за пары нескромных вопросов, но вот остальные обитатели замка могли оказаться настроенными отнюдь не столь благодушно.

Когда она приблизилась к массивным дверям главного зала и заглянула внутрь, ее сердце, казалось, пустилось вскачь от смешанного чувства надежды и предвкушения. Большой зал выглядел довольно мрачно, так как все окна были тщательно занавешены тяжелой плотной тканью. А еще он был совершенно пуст. Мэлди просто не могла поверить в свою удачу и без промедления скользнула внутрь.

В течение долгих часов она упражнялась, придумывая правдоподобное объяснение на случай, если кто-нибудь спросит, что она делает на лестнице, ведущей к темнице замка, но, как оказалось, ей не суждено было воспользоваться придуманными отговорками.

Только коснувшись задвижки на двери, ведущей на потайную лестницу, ступени которой подходили прямо к темнице Эрика, Мэлди поняла, что допустила непростительную ошибку. В таком огромном зале множество темных уголков, и, прежде чем радоваться неожиданной удаче, ей бы следовало осмотреть их все повнимательнее. Легкий шепоток, донесшийся до ее слуха, стал предвестником серьезных неприятностей, в которые она, похоже, влипла, так как темное помещение вдруг наполнилось светом, стоило кому-то сдернуть с одного из окон тяжелую ткань.

– А… крошка-знахарка из деревни, – раздался из глубины зала протяжный низкий хрипловатый голос. – Что-то не припомню, чтобы я позволял тебе навещать моих узников или лечить их.

Мэлди очень медленно повернулась и обвела взглядом главный зал. Из одного по-прежнему плохо освещенного угла выступил высокий худощавый мужчина и направился прямо к ней. На шаг позади следовал другой – ростом повыше и еще более худой и жилистый, но, окинув его фигуру беглым взглядом и уделив особое внимание чертам лица, Мэлди утратила к нему всякий интерес. А вот уверенные движения и властные манеры первого мужчины позволили девушке предположить, что это и был сэр Уильям Битон собственной персоной.

Как только мужчина приблизился и остановился прямо перед ней, Мэлди подумала, что полученное от матери описание внешности коварного соблазнителя теперь было почти бесполезным. Ведь Маргарет помнила мужчину таким, каким он выглядел двадцать лет назад, а возраст Битона явно не красил. Мэлди понимала, что частично он выглядел такой уродливой развалиной из-за болезни: его кожа была испещрена гнойными нарывами и сочащимися сукровицей мелкими язвочками, да к тому же усыпана подсохшими струпьями, так стянувшими оставшиеся нетронутыми участки, что они словно светились нездоровым призрачным блеском. Красивые голубые глаза, которые, по словам матери, некогда пленяли женские сердца, сейчас почти полностью скрылись под воспаленными обвисшими веками, да к тому же постоянно слезились. От густых блестящих каштановых кудрей, которые мать порой упоминала, томно вздыхая, теперь осталось не больше, чем пара свалявшихся совершенно седых пучков, торчащих во все стороны на почти лысом черепе, придавая мужчине еще более отталкивающий и жалкий вид.

Только телосложением Битон остался прежним, таким, каким его запомнила мать, – удивительное сочетание силы и грации хищника. По всей видимости, какой бы недуг ни мучил лэрда, страдала пока лишь его кожа, но не плоть. Хотя Мэлди и подозревала, что во время обострений болезнь причиняла мужчине сильные страдания, вплоть до полного упадка сил, если ему становилось хуже. Вот во время этих-то приступов его тело, вероятно, и скрючивало, как об этом упоминала Элинор. Так что, возможно, старушка была права, говоря, что Битон будто бы гнил изнутри, а все то зло, которым насквозь пропиталась его черная душонка, рвалось наружу словно для того, чтобы любой, кто видел лэрда, мог понять, что за мерзкий человек стоит перед ним. Мэлди лишь сожалела, что ей не представилось случая увидеть Битона раньше, а не теперь, когда она была так близка к тому, чтобы вызволить Эрика.

– Я слышала, что юношу, которого содержат внизу, подвергли наказанию, – смиренно ответила Мэлди, изо всех сил стараясь, чтобы голос звучал спокойно и размеренно, ни в коем случае не выдав бушевавших в ней злости и ненависти. – У него могли остаться мелкие раны или синяки, вот я и подумала, что мне стоит взглянуть. Может, нужно смазать ранки заживляющим бальзамом.

– Ну надо же. Прямо сама доброта. – Он наклонился к ней поближе и нахмурился: – Кто ты, девушка?

– Мэлди Киркэлди. – Она старалась не дышать, пока он говорил, потому что зловоние от гниющих зубов вызывало рвотные позывы.

– Зачем ты здесь?

– Я всего лишь целительница, мой господин. Как и странствующие менестрели, я бываю то тут, то там и лечу людей от разных хворей. Таково мое ремесло. Как бродячие музыканты услаждают слух, привнося мир и покой в беспокойные сердца своей музыкой, так и я усмиряю телесные немочи целебными мазями и отварами.

– Хмм… никогда не любил хныканье этих жалких комедиантов. Киркэлди? Помнится, я где-то уже слышал это имя прежде. Откуда ты?

Гнев скрутил все внутренности Мэлди в тугой узел. Это ж надо, распутник даже не считал нужным помнить, из какого клана происходила женщина, которую он обольстил и бросил. Маргарет всегда помнила о нем, а вот Битона, кажется, забыл о ней в ту же минуту, как узнал, что она разрешилась девочкой.

– Из тех Киркэлди, что из Данди, – напряженно ответила Мэлди, понимая, что ее голос уже окрашен первыми признаками едва сдерживаемой ярости, но больше она не могла держать себя в руках, и это явно не прошло незамеченным. Спутник Битона напрягся и теперь, прищурившись, пристально ее разглядывал.

Вполне возможно, что ее родовое имя показалось знакомым этому странному человеку. Очевидно, он является правой рукой Битона. И если состоял при нем достаточно давно, то вполне мог помнить о прошлом своего господина, даже больше его самого. В этом не было бы ничего странного, ведь обязанность доверенного лица, занимающего столь высокое положение, – знать всех врагов своего лэрда поименно, а еще лучше – лицо. Ведь случалось, что человек, которого и всерьез-то не воспринимали, принимая за мелкую сошку, мог оказаться смерт

убрать рекламу



ельным врагом. Мэлди вдруг вспомнился давний разговор с матерью, в котором та упомянула об очень худом мужчине с вытянутым лицом, который повсюду, словно тень, следовал за Битоном. Теперь Мэлди была уверена, что тогда Маргарет имела в виду именно этого человека.

Она подумала, что время и опыт сделали его еще более опасным и осторожным, а посему снова постаралась обуздать свой гнев, наконец-то вняв увещеваниям здравого смысла. Мэлди не без оснований подозревала, что в лучшем случае упустила возможность проникнуть вниз и увидеться с Эриком лишь на сегодня, а в худшем – навсегда. И теперь для нее первоочередная задача – целой и невредимой выбраться из зала, не возбудив против себя еще больших подозрений. Однако бросив быстрый взгляд в лицо молчаливого спутника Битона, девушка поняла, что и для этого, вероятно, уже слишком поздно. Из-за беспечной потери самообладания, – когда Мэлди не сумела скрыть от внимательных глаз вспышку клокочущей внутри ярости, – придется изрядно потрудиться, чтобы не усугубить положения и не натворить чего-нибудь такого, за что ее могли бы попросту казнить.

– Я ведь был как-то в Данди, не припомнишь, Калум? – произнес Битон, адресовав вопрос мужчине за своей спиной и по-прежнему не сводя пристального взгляда с Мэлди. – Постой-ка… несколько лет назад?

– Да, мой господин, – ответил Калум неожиданно грубым и низким голосом, просто не верилось, что такой звук может исходить из этой узкой и впалой груди. – Двадцать лет назад, а может, и того раньше. Вы еще там ненадолго задерживались из-за одной сладкой крошки.

– Ах да, – задумчиво протянул Битон и препротивно улыбнулся Мэлди. – Стало быть, ты одна из моих ублюдков?

Мэлди не видела смысла и дальше скрывать правду, потому что стало ясно, что Калум точно знал, кто она такая.

– Да, меня произвела на свет Маргарет Киркэлди, девушка благородного происхождения, которую вы сначала обольстили, а затем бросили.

– Маргарет? Я знал слишком многих Маргарет в своей жизни. Но чем дольше смотрю на тебя, тем больше начинаю припоминать. Как я подозреваю, вы с матерью очень похожи, оттого-то вы обе и перемешались у меня в голове. Но все же воспоминания слишком бледны и смутны – мне так и не встретилось женщины, которая была бы достойна большего, нежели одной горячей ночки да скорого прощания.

Мэлди пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не ударить его по лицу за оскорбительную насмешку. Мэлди прекрасно сознавала, что, учитывая в сколь плачевном состоянии находилась его кожа, даже малейшее касание способно причинить ему сильную муку, но тем не менее всем сердцем жаждала причинять эту боль. Она даже не предполагала, что вообще может быть настолько переполнена злобой и ненавистью. Тоненький внутренний голосок настойчиво твердил, что это животное просто не заслуживает столь сильных чувств и что единственным человеком, который пострадает от противостояния с Битоном, будет она сама, но Мэлди не желала прислушиваться к голосу рассудка. Такая сильная ярость и явная ожесточенность мыслей тревожили и ошеломляли, но ничуть не привносили покоя в смятенную душу. Мать хотела, чтобы обидчик просто исчез с лица земли, а вот сама Мэлди – чтобы перед смертью он испытал все муки ада.

– Это слова развратника, думающего лишь тем, что между ногами. Из-за скудоумия таких глупцов обычно ожидает печальная участь.

Калум шагнул было к ней с намерением ударить, но Битон резким движением руки остановил его.

– Ты явилась просить денег? Надеялась набить свой тощий кошелек звонкой монетой просто потому, что нас связывают узы крови?

– Да я не прикоснулась бы к твоим поганым деньгам, даже если бы от меня остались только кожа да кости, а чтобы не подохнуть с голоду пришлось бы ползать на брюхе по сточным канавам в надежде отыскать хоть какую-нибудь еду. Да в твоих сундуках просто не найдется столько денег, чтобы расплатиться за все твои преступления.

– О, тут ты ошибаешься. Их у меня предостаточно. Имея деньги, можно решить большинство проблем и преодолеть любые преграды.

– Только не в этот раз.

– Нет? А вот твоя мать была более чем рада принять от меня деньги, впрочем, как и большинство шлюх.

– Моя мать не была шлюхой, когда ты вознамерился соблазнить ее, глупышку, вдали от семьи. Ты просто погубил ее. Ты лгал, манил пустыми обещаниями, которые и не думал выполнять, а потом бросил ее, обесчещенную и без единого пенни в кармане, когда она не сумела родить сына, которого ты так жаждал.

Битон покачал головой. Мэлди подумала, что ему не следовало этого делать, поскольку от резкого движения остатки седых свалявшихся волос взметнулись вверх, а затем опали в беспорядке, прилипая к поврежденной коже головы самым уродливым образом. Мэлди была едва ли не рада видеть, насколько безобразным он теперь выглядел. Более того, она считала это справедливым возмездием за все его грехи, да к тому же болезнь помогала девушке держаться отстраненно, воспринимая Битона не как родного отца, а просто как больного старика. Ведь за исключением мерзкого нрава стоящий перед ней человек уже давно не напоминал того мужчину, которого так часто описывала ей мать, того интересного мужчину, в которого Маргарет Киркэлди когда-то влюбилась, поступившись своей честью.

– О, боюсь, мне придется открыть тебе довольно неприглядную истину, девушка, - сказал вдруг мужчина.

– Поостерегись, Битон, – проговорила в ответ Мэлди ледяным, дрожащим от ярости голосом, понимая, насколько близка сейчас к полной утрате самообладания. И подумала, что если Битон продолжит и дальше унижать ее мать, она может легко позабыть о том, что еще совсем недавно хотела живой выбраться из Дублинна. – У тебя нет никакого права так говорить о моей матери. И я не позволю позорить ее память.

– Не позволишь? – мужчина издевательски рассмеялся. Смех получился каким-то надтреснутым и скрипучим, а потом и вовсе перешел в удушливый сухой кашель. – Ты… ты смеешь угрожать мне? Мое бедное сердце просто трепещет от страха.

– У тебя нет сердца. Ведь только бессердечный ублюдок мог обойтись с моей матерью столь отвратительно, как это сделал ты.

– Я поступил с ней так, как она того заслуживала. Твоя мать была девушкой с горячей кровью и легкомысленным нравом. И я не виноват, что она была так ужасающе глупа. А если она наболтала, будто не знала о том, что я женат, или не была способна отличить правду от сладких признаний, на которые столь щедры мужчины, когда их тела охватывает лихорадка страсти, то бессовестно солгала тебе.

Мэлди покачала головой, потрясенная тем, что пусть на мгновение, но поверила ему.

– Ты не говорил ей этого.

– Нет. А должен был? Но как бы то ни было, я никогда не предлагал ей замужество, а она все равно бросила свою семью и ушла со мной. О, признаю, может, она и была девицей прежде, чем впервые легла со мной, но в душе твоя мать всегда была распутницей. Она отдала мне свою девственность за пару безделушек да сладких слов. И уж поверь мне, она любила это делать. Клянусь, нечасто мне доводилось укладывать в свою постель столь алчных до плотских утех крошек. – Мужчина прищурился и еще ниже склонился к девушке, внимательно наблюдая за ее реакцией на свой рассказ. - Держу пари, она недолго горевала по мне и быстрехонько раздвинула стройные ножки перед другим мужчиной. Слишком уж ей нравилось, когда мужчина глубоко вспахивал ее жадное лоно, чтобы долго обходиться без этого. Верь чему хочешь, девушка, считай истиной лживые наветы своей матери, если это доставляет тебе радость, только знай – не я причина всех твоих несчастий. Если в чем и есть моя вина, так только в том, что показал твоей матери, что она была прирожденной шлюхой, да еще и наслаждающейся своим постыдным ремеслом.

Кинжал появился в руке Мэлди прежде, чем он закончил говорить. Она даже не помыслила о том, что была всего лишь одинокой хрупкой женщиной, вооруженной лишь небольшим кинжалом, лицом к лицу с двум препоясанными мечами рыцарям. Все, о чем она могла сейчас думать, – увидеть Битона мертвым. То, как оскорбительно он себя вел, намеренно унижая ее мать, требовало отмщения. Подобное оскорбление не могло остаться безнаказанным. Он пытался умыть руки, целиком переложив на Маргарет всю вину за то, что сотворил с ней. Той частью своего разума, что еще была способна мыслить хладнокровно, Мэлди понимала, что одним из оснований для столь сильного гнева, послужило то, что Битон просто-напросто облек в горькие, жестокие слова все, о чем она задумывалась уже давно: мысли, которые усиленно гнала от себя, и подозрения, из-за которых ощущала вину и стыд. Мэлди постаралась отрешиться от этого и, замахнувшись кинжалом, бросилась на Битона.

Она издала разочарованный вопль, поняв, что так и не смогла причинить Битону никакого вреда – он легко отбросил ее назад. Калум попытался было схватить Мэлди, но она ловко увернулась. Ее пальцы все еще крепко сжимали рукоять кинжала, когда она снова оказалась перед двумя противниками. Битон теперь казался удивленным. Калум занял позицию немного впереди господина, готовясь в любой момент принять на себя следующий удар. Мэлди поразилась такой преданности. По ее мнению, Битон явно не из тех людей, которые заслуживают подобной награды. Встретившись с немигающим взглядом черных глаз Калума, Мэлди подумала, что у их обладателя нет ни единой слабости, которой можно было бы воспользоваться.

Мэлди проиграла и понимала это. Поддавшись гневу, она снова повела себя безрассудно, не думая о последствиях, и, не вняв голосу разума, просто подарила Битону победу, в один миг лишившись всех своих преимуществ. И вот теперь ее загнали в угол. Впрочем, даже когда оба ее противника ожидали, что она снова попытается их атаковать, они точно не знали, когда или как именно она это сделает. И этого маленького эффекта неожиданности вполне могло хватить, чтобы достичь желаемого – прикончить Битона. И все же это конец. У нее только два пути: либо еще раз попытаться убить Битона, либо сдаться. И что бы она ни выбрала, ее в любом случае ожидае

убрать рекламу



т смерть.

– В тебе чувствуется мой характер, девочка, – сказал Битон. – Какая жалость, что ты не родилась мужчиной.

– О да. Я ведь не более чем еще один досадный просчет в твоих великих планах во что бы то ни стало заполучить сына. И ты всякий раз винил в этом женщин, не так ли? А тебе никогда не приходило в голову, что причина бесконечной череды неудач – ты сам? Может, твое семя было слишком слабо, чтобы зачать долгожданного наследника?

Как Мэлди и рассчитывала, ее слова привели Битона в ярость. Самой ей казалось сущим вздором принимать за глубокое оскорбление высказывание, что способность зачать дочь, а не сына – признак мужской слабости, но человек, подобный Битону, вполне мог верить в такой бред. И гнев, исказивший его черты, яснее ясного показывал, что лэрд не терпел, когда кто-то позволял себе усомниться в его мужественности.

Мэлди кружила вокруг Битона, выбирая лучшую позицию для решающего удара. Потом замахнулась, сделала резкий выпад и тут же скользнула в сторону, оставив на руке противника глубокий порез. Он осел на пол, исторгнув полный ярости и боли крик, который продолжал звучать в ушах Мэлди, даже когда Калум схватил ее. В порыве отчаяния она попыталась ранить и его, сильно, но не смертельно, просто чтобы заставить мужчину отступить и тем самым позволить ей сбежать. Но он крепко схватил ее запястье и начал выкручивать до тех пор, пока пульсирующая боль не пронзила руку Мэлди, отчего пальцы разжались сами собой и выпустили оружие. Калум слегка ослабил захват и подтолкнул девушку к Битону. В этот момент в зал вбежали стражники, привлеченные криками своего господина, и тут Мэлди ощутила, что все чувства словно в одночасье оставили ее. Она стояла совершенно опустошенная и ждала смерти, безучастно наблюдая, как Битон медленно поднялся и встал прямо перед ней.

– Ты допустила очень глупую ошибку, девушка. Можно даже сказать роковую, – отрывисто бросил Битон. Его голос звучал сурово и непреклонно, давая представление о том, каким влиятельным, сильным и беспощадным противником Битон являлся в прошлом. Теперь же он был просто жестоким.

– Я желею только о том, что мой кинжал сейчас у тебя в руке, а не погружен по самую рукоять в твое черное сердце.

– Ты смогла бы убить собственного отца?

Из-за того, как он задал этот вопрос – без малейшего намека на потрясение или ужас, так, словно ему просто одолело любопытство, – Мэлди пробрал неприятный озноб. Чувство, охватившее ее, когда она услышала этот вопрос, можно было назвать изумлением. С той минуты, как она поклялась матери убить Битона, неуместные родственные чувства заставляли Мэлди переживать из-за того, что ей предстояло лишить жизни человека, который поспособствовал ее появлению на свет. Битон же явно не считал попытку убийства родного отца чем-то из ряда вон выходящим. Девушка даже невольно заинтересовалась: а как встретил смерть его собственный родитель?

– Да. Я дала клятву моей матери, когда она, истерзанная недугом, лежала на смертном одре. Я поклялась, что тебя, наконец, постигнет справедливое возмездие, которого ты так долго избегал.

Битон слабо улыбнулся:

– Как я уже говорил, просто позор, что ты родилась женщиной.

– Твой извращенный маленький умишко думает о чем-либо, кроме сыновей и наследников?

– Мужчине нужен сын.

Мэлди покачала головой, понимая, что Битону никогда не постичь собственной жестокости. Он просто не сможет понять, сколь глубокую боль причинил женщинам, которых бессердечно использовал, и детям, которых отверг, словно ничего не стоящий мусор, просто потому, что они родились девочками. Мэлди подумала, что, не будь Битон так сильно болен, то и по сей день укладывал бы в постель каждую дурочку, которой не доставало либо здравого смысла, либо сноровки бежать от него без оглядки, а после того как на свет появлялась бы очередной неугодный младенец, безжалостно бросал. Уже за одно это Битона следовало предать смерти, но, к несчастью, Мэлди лишилась возможности покарать его так, как он того заслуживал.

– И поэтому, доведенный до отчаяния тем, что так ничего и не добился, сколь бы часто ни вспахивал свежие нивы, ты похитил сына у Мюррея. – Она горько рассмеялась отрывистым неприятным смехом. – И ты искренне думаешь, что все поверят, что он твой?

– Им придется. Его родила моя жена. И теперь-то я знаю, зачем ты так стремилась тайком пробраться вниз и повидать мальчишку. Ты прислуживаешь Мюрреям, не так ли? Скажи, эта измена – часть твоей мести?

– Просто не верится, что ты так возмущенно упрекаешь меня в предательстве. Ты, для которого измена – воздух, которым ты дышишь. Ты предавал столь часто, что это вошло у тебя в привычку. Если бы ты не был так болен, то по-прежнему бросал бы женщину за женщиной, ни капли не раскаиваясь в своих злодеяниях.

– Уж слишком много значения ты придаешь безумству мимолетной страсти. Но мои поступки недолго еще будут беспокоить тебя.

Его улыбка сделалась гнусной, Мэлди изо всех сил пыталась скрыть страх под маской спокойного отвращения.

– Да ну? Неужто ты собрался заделаться монахом?

Битон препротивно захихикал:

– Нет. Всего-то палачом. Как только минует базарный день, тебя повесят.

– А ты не думаешь, что странствующие менестрели и без моей помощи смогут повеселить твоих соплеменников?

– Думаю, мы все неплохо развлечемся, наблюдая, останешься ли ты столь же смелой духом да острой на язык, когда тугая петля затянется вокруг твоей красивой тоненькой шейки. Ну а сейчас, раз уж ты так рвалась проведать моего строптивого сына, я исполню твое желание. Калум, отведи мою кровожадную внебрачную крошку вниз и запри вместе с Эриком.

Мэлди не стала сопротивляться, когда Калум с бесстрастным выражением лица повел ее к выходу на потайную лестницу. У нее не было ни единого шанса сбежать, а потому девушка решила сойти в свою будущую темницу, сохранив некое подобие достоинства. Но в то же мгновенье, как Калум довольно бесцеремонно подтолкнул ее к крутым ступеням, убегавшим далеко вниз, в темноту, и ведшим в подземелья главной башни Дублинна, она взмолилась, чтобы Балфур не изменил своего намерение атаковать Битона в ближайшее время. Когда за ее спиной со зловещим лязгом захлопнулась тяжелая дверь мрачной и холодной темницы, девушка подумала, что если бы Балфур решил напасть на замок в этот базарный день, то ему, может, и удалось бы одержать победу над Битоном.

Дуглас выругался и отошел подальше от массивных дверей главного зала. Эта девушка, Мэлди, сразу возбудила его любопытство, и теперь он понял почему. Она явилась сюда, чтобы свести счеты с Битоном. Дуглас почти не поверил своим глазам, когда, случайно бросив взгляд в сторону зала, увидел, как она напала на Битона с ножом. Дуглас очень сожалел, что не мог слышать большую часть того, о чем они говорили, но он находился слишком далеко, и до него доносились лишь отдельные обрывки беседы. Одно из двух: либо у этой крошки были свои причины желать лэрду смерти, либо ее нанял кто-то из многочисленных врагов Битона, к которым, собственно, относился и хозяин Донкойла.

Однако, поразмыслив немного, Дуглас тотчас же, покачав головой, отмел это предположение. Балфур никогда не послал бы вместо себя женщину, чтобы та расправилась с его злейшим врагом, тем более такую хрупкую красавицу. Впрочем, Дуглас был твердо убежден, что Балфуру следовало узнать о случившемся, и как можно скорее, но передавать столь ценные сведения с гонцом по запутанной и подчас слишком медлительной цепочке союзников, созданной Балфуром и соединяющей Донкойл с Дублинном, было слишком рискованно.

Поэтому, тайно покидая Дублинн, Дуглас понимал, что теперь, так или иначе, для него настало время уехать отсюда навсегда. Как только Битон разоблачил и казнил Малкольма, здесь стало опасно задавать даже самые, казалось бы, невинные вопросы. И Дуглас небезосновательно подозревал, что сведения о произошедшем сегодня в замке станут последними, которые ему удалось разведать в Дублинне. Об этом, как и о других обрывках сведений, которые ему удалось раздобыть за последнее время и которые пока никак не удавалось переправить своим, следовало незамедлительно поставить в известность Балфура. До того как тот попытается во второй раз вызволить Эрика из плена. И, направляясь назад в Донкойл, Дуглас очень надеялся, что Мюрреи смогут найти какой-нибудь способ спасти молодую женщину, которая так отважно, но безрассудно пыталась убить Битона.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

– Дуглас? – Балфур отвлекся от чистки лошади – занятия, часто успокаивающего его не меньше, чем продолжительная, напряженная езда верхом, которой он только что предавался, – и удивленно взглянул на Джеймса. – Что он здесь делает? Его разоблачили?

– У меня не было возможности толком поговорить с ним, – ответил Джеймс, выходя с Балфуром из конюшни и направляясь к сторожевой башне. – Он недавно приехал, весь пыльный, уставший, и мечтает лишь о еде и воде. Клянусь Святым Иисусом, Балфур, парень выглядит так, словно бежал всю дорогу от Дублинна. Я приказал ему отправляться в главный зал выпить и перекусить, пока я схожу за тобой. Парнишка рвется поговорить с тобой.

Балфур тихо выругался:

– Молюсь, чтобы он не рассказал мне того, что может разрушить все наши завтрашние планы.

– Но если новости хорошие, они только приумножат возможность нашего успеха.

Они обязаны быть хорошими, ибо Балфур жаждал победы, даже незначительной. С того времени как Джеймс сообщил о похищении Эрика, казалось, молодому лэрду постоянно не везло. Его преследовали непонимание, предательство и неудачи. Несмотря на то что все еще не оправился от измены Мэлди, он наконец-то видел возможность победить Битона, но боялся, что Дуглас нарушит его планы.

Ступив на порог главного зала, Балф

убрать рекламу



ур увидел Дугласа. Сложно было не заметить этого большого видного мужчину. Дуглас расхаживал взад-вперед вдоль длинного стола, делая большие глотки из тяжелого серебряного кубка. Мужчина действительно выглядел так, будто перенес длительное и трудное путешествие. Он был покрыт грязью и пылью, казался потрепанным и уставшим, даже несмотря на явное волнение.

– Садись, Дуглас, – сказал Балфур и подвинулся на скамье, расположенной во главе стола. – Судя по твоему виду, ты уже находился.

– Я так устал, что, боюсь, если сяду, тотчас засну и не скажу того, что должен, – вымолвил Дуглас, садясь справа от Балфура, напротив Джеймса. – Я больше бежал, чем шел шагом. Чутье подсказывало мне, что осталось совсем мало времени, чтобы увидеть вас. В общем, не знаю, откуда взялась эта причуда.

– Думаешь, Битон прознал, кто ты? – спросил Джеймс.

– Ну, пока вроде все тихо, – ответил Дуглас. – Но он не мешкал, разоблачив Малкольма. Если бы Битон догадался, кто я, у меня совсем не осталось бы времени на размышления. Нет, в этом случае пришлось бы отстаивать свою жизнь.

– Да, псы Битона облаивали бы твои пятки вплоть до наших ворот, – пробормотал Джеймс.

– Итак, что же ты счел настолько важным, чтобы примчаться лично, и в такой спешке? – полюбопытствовал Балфур.

– Для начала, похоже, Битон совсем не умирает, и, если вы думаете, что скоро он испустит свой зловонный дух, вам придется ждать очень долго. – Дуглас наполнил кубок сладким сидром.

– Но ведь все говорили, что он при смерти. Если слухи повторяются с завидной частотой, разве это не означает, что в них должна быть хоть крупица правды?

– О да, но если человек, который выглядит ужаснее, чем кто-либо, кого мне доводилось видеть, до сих пор на ногах, то его болезни могут быть и не смертельными. Однажды он уже выздоровел. Я выяснил, что Битон смертельно болен около трех лет или даже дольше. Девушка, которую я там встретил, обладает исцеляющим прикосновением, и она, по-моему, уверена, что если у него смертельная болезнь, то он должен был бы умереть уже давным-давно. Она сказала, что это, возможно, какая-то кожная хворь. Наступает или улучшение, или ухудшение – такое возможно в некоторых случаях.

Хотя весть, что Битон может прожить еще многие годы – это не совсем то, что Балфур мечтал услышать, его все же больше заинтересовала девушка, о которой упомянул Дуглас.

– Ты там встретил девушку, которая может исцелять прикосновением?

– Да, красивую крохотную девчушку.

– С непослушными черными волосами и зелеными глазами?

Дуглас, нахмурившись, уставился на Балфура:

– Ты описал ее так, словно видел когда-то.

– Думаю, видел. Ее имя – Мэлди Киркэлди.

– Я не спросил, из какого она клана, но в этом имени есть что-то знакомое. Остальные знали, как ее зовут, и, возможно, я и сам слышал ее имя пару раз. Все, что она сказала мне: «Я Мэлди». Я узнал о ее исцеляющих способностях, когда она появилась в Дублинне во второй раз. Также слышал, что она остановилась в деревне, у недавно овдовевшей старухи. Любопытно, что ты знаешь ее.

– О, я ее знаю. Девушка останавливалась здесь на какое-то время, а затем вернулась к своему господину, Битону.

– Своему господину? Почему вы думаете, что Битон – ее лэрд и господин?

– Она пробыла здесь достаточно, чтобы разузнать о нас всё. Но однажды мы ее раскусили, и она быстренько улизнула в Дублинн. Мэлди оказалась на дороге между Дублинном и Донкойлом в то время, когда мы как раз отступали после проигранной битвы. Когда я говорил ей о своих подозрениях, она держала рот на замке, не отвечала на вопросы и ничего не объясняла, а затем удрала к Битону.

– И вы думаете, что она рассказала этому ублюдку все, что видела и слышала?

– Да, что же еще я должен думать?

Дуглас пожал плечами:

– Думаю, именно это. Как бы то ни было, ты ошибаешься. Девушка не имеет к Битону никакого отношения.

– Почему ты так уверен в этом? – Балфур старался не слишком надеяться, вспоминая, как отчаянно ему хотелось верить, что Мэлди не предавала его. Он страстно желал, чтобы ее поступкам нашлось другое объяснение.

– О да, я совершенно уверен. Девушка уехала в Дублинн не для того, чтобы помочь Битону, а чтобы убить его.

Балфур был так ошеломлен, что не мог вымолвить ни слова. Он заставил себя отвести взгляд от Дугласа. Посмотрев на Джеймса, он испытал некоторое облегчение, потому что тот выглядел столь же ошарашенным.

– Она сказала тебе, зачем прибыла в Дублинн? – наконец спросил Балфур. От недавнего потрясения его голос звучал несколько резче, чем обычно.

– Нет, она сделала даже больше – я собственными глазами видел, как малютка пыталась вонзить кинжал в сердце Битона.

– Но почему?

– Не знаю. Я заглядывал в двери главного зала и видел их вместе у дальней стены, но не посмел подойти ближе, поэтому смог разобрать только несколько слов. Что-то о его плохом обращении с женщинами, о предательстве и пара оскорблений, брошенных девушкой. А еще речь шла о том, что он давно должен получить по заслугам. Я спрашивал себя, кто же из его врагов подослал ее. Даже предполагал, что это мог быть и ты, но теперь думаю, что это какая-то личная месть.

Оставался единственный вопрос, который Балфур должен был задать Дугласу, но не решался, боясь услышать ответ.

– Она мертва?

– Пока нет, – ответил Дуглас и зевнул так сильно, что его тело сотрясла дрожь. – Она покушалась на лэрда. Я думал, Битон или один из его людей убьют ее прямо на месте. Мне казалось, что Калум, самая верная шавка Битона, без колебаний прирежет ее, но он этого не сделал. Как я уже говорил, было трудно что-либо услышать с того места, где я стоял. Как бы то ни было, одну вещь я разобрал достаточно четко и ясно. У Битона, очевидно, есть слабость – он любит объявлять приговор громким величественным голосом. Девушку должны повесить завтра, по окончании базарного дня. Я надеялся, что мы сможем чем-нибудь ей помочь.

– Возможно, – выдавил из себя Балфур, борясь с едва преодолимым порывом немедленно скакать в Дублинн.

– Что ж, значит, к лучшему, что я оставил ту навозную кучу. У меня есть сведения, которые могут оказаться для тебя полезными.

– Уверен, что так, но сначала смой с себя грязь и отдохни.

– Нет времени.

– Уж на пару часов так необходимого тебе сна времени хватит. Это вернет твоему уму ясность.

Как только Дуглас покинул главный зал, Балфур налил себе полный кубок крепкого вина. Потребовалось несколько глотков прежде, чем он почувствовал себя достаточно спокойно, чтобы мыслить здраво. Одна только мысль о том, как Мэлди ведут на эшафот, доводила его до отчаяния, побуждая, не колеблясь и не раздумывая, броситься спасать ее, но Балфур знал: это будет настоящим безумием. У него есть план нападения, и притом очень неплохой. Балфур легко мог использовать его и для спасения девушки.

Он внезапно выругался и тряхнул головой:

– Я же забыл спросить Дугласа, куда поместили Мэлди перед казнью.

– Ты о многом забыл спросить, но не волнуйся, – сказал Джеймс. – У нас еще есть время, чтобы дать Дугласу отдохнуть и выяснить все, что он узнал в Дублинне. Ты был прав, посоветовав ему выспаться. Он так вымотался, что мог легко забыть что-нибудь очень важное. Уставший человек не способен мыслить ясно. Кроме того, Дугласу надо восстановить силы, чтобы завтра он смог отправиться с нами.

Бальфур кивнул:

– Когда я рассказал ему о нашем плане утром выступить против Битона, он даже не намекнул, что знает что-то, способное этому помешать.

– Да, и что он, несомненно, помнил бы, несмотря на усталость.

– Хорошо. – Балфур потер затылок и скривился. – Боюсь, у меня все вылетело из головы, когда он сказал, что Битон хочет повесить Мэлди. Только я думал, что она предала меня, и тут же узнаю, что ее собираются повесить за попытку убийства. Почему Мэлди пыталась убить этого человека?

– Только она способна ответить на этот вопрос. Причин может быть множество, и мы лишь теряем время, гадая, какая же из них заставила ее схватиться за кинжал.

– Я всего лишь боюсь, что она сделала это из-за меня.

– Из-за тебя? Ты же не просил ее отправиться в Дублинн и всадить нож в Битона?

– Нет, но я обвинил ее в том, что, будучи приспешницей Битона, она предала нас. Возможно, Мэлди посчитала, что только так она может сохранить свою честь и доказать, что она невиновна.

– Эта девушка далеко не дура. Есть много менее рискованных способов доказать свою невиновность.

– Мэлди, безусловно, не дура, – слабо улыбнулся Балфур, – но и не настолько умна и безупречна, чтобы не следовать всем своим бредовым идеям и замыслам. И она никогда не действует, не обдумав все заранее самым тщательным образом

– Возможно, но это не объясняет того, почему она оставалась в Дублинне две недели до того, как приехать сюда, – заметил Джеймс. – Есть еще очень много того, в чем мы должны разобраться прежде, чем сможем поговорить с девушкой.

– Да, завтра все должно получиться. Нам надо не только освободить Эрика из лап Битона, но и Мэлди – от петли. Я лишь молюсь, чтобы они оба находились в Дублиннской башне – если начнется сражение, это самое безопасное место.

Мэлди осторожно нащупывала дорогу вдоль стены темницы, пока не коснулась края койки, и села. Еще одно мгновение ей потребовалось, чтобы глаза привыкли к тусклому свету, исходящему от одного из коптящих факелов, которые находились на лестнице. Она почувствовала присутствие Эрика раньше, чем увидела мальчика: ощутила его страх, гнев и любопытство.

– Эрик, с тобой все в порядке? – спросила она. – Битон не ранил тебя?

– Откуда ты знаешь, кто я? – полюбопытствовал мальчик, придвинувшись поближе.

– Я только что прибыла сюда из Донкойла.

– Братья прислали мне на помощь женщину? – В его голосе звучало потрясение, паренек осторожно присел возле нее. – Нет, они бы никогда так не поступили. Наверное, это козни ублюдков Битона. Он намеревается, исполь

убрать рекламу



зовав тебя, привлечь меня на свою сторону.

– Нет. Он лишь посчитал, что мне захочется увидеться с тобой перед тем, как меня повесят. – Произнеся эти слова, Мэлди задрожала, но смогла обуздать свой страх. Она должна быть сильной хотя бы ради Эрика.

Мгновение она рассматривала Эрика, в то время как он уставился на нее широко распахнутыми, полными недоверчивого потрясения глазами, явно подыскивая ответ на столь странное заявление. Безусловно, он был красив. Черты его лица, еще по-детски нежные, обещали, что со временем он станет действительно интересным мужчиной. Его волосы казались русыми, но Мэлди подозревала, что, не будь здесь так темно, они были бы значительно светлее. Глаза яркие и, как показалось Мэлди, не карие, как у братьев. По правде говоря, утонченными чертами лица Эрик совсем не походил на Мюрреев. Так же как и на Битона. Значит, эти черты достались ему от матери. При свете дня Мэлди, несомненно, было бы легче определить, является ли Эрик ее братом, но девушка понимала, что самым главным доказательством послужит родинка. Если у Эрика есть такое же родимое пятно, то можно не сомневаться, кто является его отцом. Мэлди не была уверена, что должна открыть мальчику истину.

– За что тебя хотят повесить? – наконец обрел дар речи Эрик.

– За то, что я пыталась убить Битона.

– Почему?

– Я пообещала матери, что после ее смерти сделаю это. Она взяла с меня клятву, что я найду его и заставлю заплатить жизнью за все то зло, которое он ей причинил. Битон обесчестил мою мать, а потом бросил, беременную и без гроша в кармане.

– Так ты дочь Битона?

– Да, одна из многих дочерей, которые ему не нужны. О, вижу, ты потрясен, – пробормотала Мэлди, когда юноша с изумлением уставился на нее. – Это ужасно – пытаться убить собственного отца, но, по правде говоря, до сегодняшнего дня я его никогда не видела, так что не испытываю родственных чувств. Между нами нет связи, кроме того голоска, который нашептывает мне, что Битон дал мне жизнь. Боюсь, я не прислушиваюсь к нему.

– Да, ужасно, что ребенок попытался убить отца, но не это так сильно потрясло меня. Ты сказала, что никогда не видела этого человека, не знала его. Нет, до глубины души меня потрясло то, что собственная мать просила тебя взять на себя такой грех.

– Ну, ей причинили ужасное зло. Пока я росла, она все время твердила мне об этом. Мама была из благородной семьи, и он не должен был ее так унижать.

– Верно, но она должна была отмстить сама, а не просить тебя взять на душу тяжкий грех отцеубийства. Прости, если тебе кажется, что этим я оскорбляю твою мать, но таково мое мнение. Ей, наверное, было очень плохо, раз она могла только помыслить о подобном.

–Так и есть, – тихо произнесла Мэлди, расстроившись от слов Эрика, которые на самом деле были чистой правдой. – Сколько я себя помню, она твердила мне, как я должна обелить ее имя, запятнанное Битоном.

– Она вырастила тебя для того, чтобы ты убила человека?

Мэлди вздрогнула. Мальчик не хотел ее оскорбить. Он говорил с прямотой и искренностью ребенка, которым все еще был. Тем не менее прямой вопрос засел у нее в голове, требуя ответа. Ответа, который вызывал отвращение у нее самой.

Эрик был прав. Одним простым вопросом он открыл истину, на которую она всеми силами старалась не обращать внимания. Сидя в Дублиннской башне в ожидании повешения, она больше не могла закрывать глаза на правду. С самого детства мать воспитывала ее как орудие мести. Сама же была слишком труслива, чтобы отстоять свое честное имя. Было бы милосерднее думать, что Маргарет Киркэлди не задумывалась о последствиях, о том, какой опасности подвергает собственного ребенка, но больше Мэлди не хотела обманывать себя. Ее мать была настолько поглощена ненавистью к Битону, что просто не интересовалась, чем придется поплатиться дочери, чтобы осуществить возмездие.

Для этой женщины не имело значения, потерпит дочь неудачу и погибнет или достигнет цели и навеки очернит душу смертным грехом.

– Да, – прошептала Мэлди. Ее охватила такая боль, что даже не было сил заплакать. – Она вырастила меня для того, чтобы я убила человека.

– Прости, – тихо сказал Эрик, кладя руку с длинными тонкими пальцами ей на плечо. – Я не хотел причинять тебе боль.

– А ты и не причинил. Это сделала моя мать. Сейчас мне доставляет страдания только одно – я слишком устала и слишком близка к смерти, чтобы продолжать лгать себе. Я научилась не замечать этого. И да, возможно, в душе я хотела убить Битона лишь по той причине, что он оставил меня с матерью. Или потому, что хотела обвинить его в том, кем она стала. А еще, – она заставила себя улыбнуться, – как оказалось, он человек, весьма заслуживающий смерти.

– Ты неистово дралась, не правда ли? – улыбнулся Эрик и поправил ее порванное на спине платье.

– Недостаточно неистово.

Мэлди отметила тот миг, когда Эрик увидел родимое пятно у нее на спине – даже в тусклом свете не составляло труда рассмотреть его размер и форму в прорехе изодранного платья. Он напрягся и задрожал. Мэлди вздохнула, теперь уже нет надобности скрывать правду. Судя по их разговору, Эрик был слишком умен, чтобы не заметить сходства.

– У тебя тоже есть такое, не правда ли? – мягко спросила девушка, ее голос был полон сочувствия.

– Да, я думал, это у меня от матери.

Неуверенность в голосе Эрика, подсказала Мэлди, что он еще не совсем осознал истину. Да и какой же нормальный человек захочет признать, что приходится сыном Битону, а не одному из клана, который с такой любовью заботился о нем всю его недолгую жизнь?

Мэлди взяла мальчика за руку; она знала: сейчас он пытается сдержать слезы и ее долг – найти подходящие слова, чтобы облегчить его боль.

– Мне очень жаль.

– Я бы предпочел быть одним из Мюрреев, – прошептал паренек, голос его охрип от непролитых слёз.

– Ничто не мешает тебе оставаться им. Мюрреям не обязательно знать правду. Только один Мюррей видел мою родинку, но не смог вспомнить, где встречал ее раньше. Она лишь показалась ему немного знакомой. Поэтому у тебя есть возможность все утаить. Особенно если тот человек никогда не узнает, кто я на самом деле.

– И этот человек – мой брат Найджел?

– Нет, Балфур, – пробормотала девушка и нахмурилась, почувствовав его удивление. – Ты же знаешь, он человек неплохой.

– О да. Знаю. Только женщины этого часто не замечают. – Эрик вздохнул и на мгновение закрыл лицо руками. – Разумеется, теперь он мне больше не брат.

– Нет. Сейчас, наверное, не время для такого разговора, но, возможно, когда-нибудь ты еще посмеешься над иронией происходящего. Битон считал, что, украв незаконнорожденного ребенка у своей жены, он избавился от плода греха, тогда как на самом деле забрал единственного законнорожденного отпрыска, которого когда-либо производил на свет.

– Да, для меня пока рановато наслаждаться этой печальной шуткой. Я не хочу быть его сыном. Он свинья, жестокая и бессердечная скотина и хочет сделать меня таким же сумасшедшим, как он сам.

– Ты никогда не станешь похожим на него.

– Как знать? Если Битон заставит меня снова смотреть на ужасные предсмертные мучения, как заставил смотреть на страдания Малкольма, то я, возможно, потеряю рассудок и стану похожим на него.

Мэлди обняла юношу, придя в ужас от поступка Битона. Ей доводилось слышать о Малкольме, одном из людей Балфура. О его мучительной смерти под пытками. Безусловно, жестоко заставлять мальчика смотреть на это. Эрик, возможно, прав, думая, что Битон хочет превратить его в такого же сумасшедшего, как и он сам. Сколько еще раз мальчик подвергнется такому ужасу, прежде чем начнет меняться, приобретать тот редкий тип холодного бездушия, в котором столь совершенен Битон?

– Я должен рассказать Балфуру и Найджелу правду, – сказал Эрик, тяжело вздохнув, и привалился к сырой каменной стене.

– Я же сказала, тебе не обязательно это делать, – ответила Мэлди, отдавая должное его честности и удивляясь, понимает ли Эрик, сколько боли это ему принесет.

– Я должен. Если я промолчу, то не смогу смотреть им в глаза. Эх, если б я мог рассказать все сейчас, до того как братья попытаются спасти меня, рискуя своими жизнями. Несправедливо, что Мюрреи должны погибнуть, спасая меня – Битона – от собственного отца.

– Они бы все равно пришли тебе на помощь, – постаралась заверить Мэлди, но по мимолетной кривой ухмылке Эрика поняла, что он услышал нерешительность в ее голосе. – Уверена, братья не отвернутся от тебя. Но когда я вспоминаю, как долго длится вражда, как глубоко коренится ненависть, во мне невольно начинают расти сомнения. Мне очень жаль...

– Почему? Это правда. Никогда не следует извиняться за правду.

– Да, но только не когда она причиняет людям страдания. Твоя честность заслуживает уважения, но скоро ты узнаешь, что не все так же хотят услышать горькую истину. Некоторые обижаются, а другие расстраиваются. Человек не должен лгать, но также не должен торопиться и резать правду-матку. В общем, хоть сейчас тебе это не кажется таким уж важным, но, если вдруг Мюрреи не смогут закрыть глаза на твое происхождение, у тебя еще есть я. Мы брат и сестра.

Он отрывисто рассмеялся и тряхнул головой.

– О да, это обнадеживает, особенно если учесть, что жить тебе осталось недолго. – Эрик задохнулся и схватил ее за руку. – О, Святой Иисусе! Прости. Я позволил обиде взять верх над рассудком. Я не должен был произносить эти ужасные слова.

– Не мучайся так. – Мэлди сделала глубокий неуверенный вдох, чтобы подавить внезапный приступ страха. – Я не собираюсь умирать на виселице Битона.

– У тебя есть план побега?

– Нет. Но он был до того, как меня бросили сюда, а теперь мне нужно придумать нечто новое.

– Не хочу хвастаться, но если бы отсюда был какой-нибудь выход, думаю, к этому времени я бы его уже нашел.

– Возможно. Но как бы то ни было, я, обманув стражника, выбралась из запертой комнаты в Донкойле, прошла по галерее пря

убрать рекламу



миком к воротам – и никто меня не остановил. Я должна придумать, как вытащить нас отсюда! Сложнее всего найти способ открыть эту дверь.

– От свободы нас отделяет целая толпа вооруженных до зубов Битонов, но это, конечно же, просто пустяк.

– Разумеется.

– Могу я спросить, почему брат бросил тебя под замок, да еще и приставил стражу?

– Можешь.

– Но ты, скорее всего, не ответишь, не так ли? – лукаво улыбнулся Эрик. – Тогда как насчет простого вопроса – кто ты?

– Мэлди Киркэлди, – ответил хриплый голос, от которого у Мэлди по спине побежали мурашки.

Не отрывая взгляда от Битона, Мэлди обняла Эрика: то ли в попытке защитить мальчика, то ли – утешить себя.

– Как трогательно, – продолжил Битон, наклонившись к дверному засову. – Похоже, ублюдок моей жены и мое собственное отродье объединились против меня. Ну что ж, эта дружба долго не продлится.

– Вы не можете ее повесить, – выпалил Эрик, подталкивая Мэлди за спину, чтобы прикрыть ее от колючих глаз Битона собственным телом.

– Ну что ты, парень, конечно, могу.

– Но она же всего лишь хрупкая девушка.

– С очень острым кинжалом. Она пыталась меня убить, парень. Пыталась убить собственного отца. Даже церковь одобрила бы эту казнь.

Мэлди вырывалась из легкой, оберегающей хватки Эрика.

– Будто тебе не все равно, что думает церковь. Тебя должны были отлучить от нее много лет назад. Видимо, ты безгранично щедр, раз священники продолжают отпускать твои грехи.

– Не волнуйся за мою душу, дочь. Я покаялся и исповедался во всех грехах.

– Молюсь, чтобы этого оказалось недостаточно – ты заслужил адовы муки.

– Но ты отведаешь их первой. Перед смертью ты должна получить отпущение грехов, не забыла? – Он улыбнулся, заметив ее внезапную бледность. – Для той, кто чуть не убил родного отца, отпущение грехов – единственное спасение от Геенны Огненной. Какая жалость, что я не смогу найти священника.

– Тогда надейся, Битон, что исповедь и ложная набожность заслужат тебе путь на небо, потому что я буду ждать тебя в аду. Вечно. И заставлю страдать за все твои злодеяния.

– Битон, ты должен привести священника, – сказал Эрик. – Она же твоя плоть и кровь.

– Да, и очень похожа на отца, хотя, кажется, не желает этого признавать. Однако ей понадобилось бы очень много времени, чтобы сравниться со мной. Я не потерпел неудачу, когда решил покончить с отцом, – ответил Битон, холодно улыбаясь их потрясению, а затем развернулся и поднялся по лестнице к выходу из темницы.

– Он убил собственного отца, – сказал Эрик дрогнувшим голосом, когда Битон скрылся.

– Мне уже приходило в голову нечто подобное Битон не выказал ровным счетом никакого отвращения к моему поступку, впрочем, и по-настоящему потрясенным тоже не казался.

– Господи, как же я ненавижу этого человека. А узнав, что он мой отец, возненавидел еще больше. Странно. Во мне ничего не переменилось – я все еще чувствую себя Мюрреем, а не Битоном.

– И я в душе Киркэлди, а не Битон. Не беспокойся об этом, парень. Просто возблагодари судьбу, что не рос с таким отцом. Мюрреи хорошо воспитали тебя, и, возможно, вскоре ты сможешь позаботиться о клане, который так долго страдал под властью Битона.

– Мэлди, я не уверен, что стану здесь лэрдом после смерти Битона. Да, я его сын, но меня считают ублюдком его жены. Даже сам Битон. И у меня нет никаких доказательств. – Он вздохнул, тряхнув головой. – А теперь я даже не Мюррей. У меня нет семьи и, возможно, нет друзей.

– Перестань оплакивать то, что еще не случилось, – тихо проворчала Мэлди, обняв его за по-детски узкие плечи и крепко сжав на мгновение. – И никогда не забывай, что у тебя есть я, твоя сестра. Я уже сказала, что не собираюсь быть украшением виселицы Битона, так что останусь с тобой на долгие годы. А еще есть родня твоей матери. Они тоже твоя семья. Даже если кто-то не поверит, что ты настоящий наследник Битона, никто и никогда не будет отрицать, что ты сын своей матери.

– Я постараюсь успокоиться. Это будет не просто, поскольку моя голова переполнена разными мыслями... я был Мюрреем... всегда им был... как я могу перестать быть им теперь?

– Разве плохо быть Мюрреем всегда?

– Наоборот, совсем не плохо. Даже если они не примут меня, узнав, что я Битон. Конечно же, нелепо об этом беспокоиться, пока мы торчим здесь. Чтобы Балфур и Найджел узнали правду, я должен по меньшей мере поговорить с ними.

– Верь в свою новую сестру, Эрик, – пробормотала Мэлди, увидев охранника, занявшего место у темницы. – Я не получила такого воспитания, как ты, но и у меня есть в запасе пара хитрых уловок.

– Я могу помочь?

– Да, можешь очень упорно молиться, чтобы я смогла придумать умный и успешный план. Или чтобы твои братья решили, что сейчас как раз самое подходящее время для твоего спасения.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

– Базарный день в Дублинне привлекает довольно много народу, – сказал Балфур, поправляя под плащом свой меч и окидывая взглядом переполненную улицу.

Они покинули Донкойл до восхода солнца и прибыли в Дублинн еще до того, как полностью рассеялся густой утренний туман. Балфура беспокоило, что утомительная дорога измотала воинов перед битвой. Но мужчины, как, впрочем, и он сам, все еще жаждали отплатить Битону за последнее поражение. Найджел во главе большой группы людей ждал на холмах недалеко от Дублинна и должен был неспешно продвигаться вперед, ожидая сигнала к наступлению. Остальные Мюрреи бродили в одежде, скрывающей не только их принадлежность к вражескому клану, но и оружие. Это был самый напряженный и длительный этап плана Балфура, поскольку, дабы не вызывать подозрений, следовало продвигаться всего по несколько человек за раз, сливаясь с деревенскими жителями и путниками. Мюрреи будут потихоньку пробираться в замковый двор, пока не соберется достаточно людей для захвата ворот. А потом они откроют ворота Дублинна, и остальные воины ворвутся в замок – правлению Битона настанет скорый кровопролитный конец. Пока все шло по плану, и Балфур молился, чтобы удача сопутствовала им и дальше.

– Да, этот рынок оживлен и прибылен, – согласился Дуглас, став слева от Балфура. – Поля и пастбища Дублинна плодородны.

– Однако люди не выглядят сытыми и счастливыми.

– А я разве говорил, что ублюдок делится с ними урожаем? – медленно произнес Дуглас, а затем нахмурился, указав на старуху, шагающую через рыночную площадь вместе с молодой женщиной и маленьким мальчиком. – Это та старая вдова, у которой останавливалась Мэлди. Уж она-то точно не будет слишком долго печалиться из-за смерти лэрда. Это его кровожадные псы убили ее старого мужа-калеку.

– Не стоит лишний раз вслух упоминать о смерти Битона, – пробормотал Джеймс, стоя справа от Балфура и осторожно наблюдая за толпой, беспорядочно движущейся по дороге к донжону.

– Да. Мы должны незаметно пробраться к башне, – согласился Балфур. – Ты не видишь, удалось ли нашим людям приблизиться к воротам?

– Нет, – ответил Джеймс и слабо улыбнулся. – И это хорошо, парень. Если бы я смог их увидеть, то и один из людей Битона, возможно, тоже.

– Разумеется, – тихо рассмеялся Балфур и тряхнул головой. – Я взволнован, словно оруженосец, следующий за рыцарем на первую битву.

Прежде чем Джеймс успел что-нибудь ответить, Балфур вдруг резко замер. Там, на дальнем конце деревни, высился небольшой помост – эшафот. Если их план провалится, завтра на нем повесят Мэлди. Балфуру пришлось сделать глубокий вдох, чтобы подавить желание немедленно броситься и разрушить смертоносное сооружение.

Мысли об опасности, нависшей над Мэлди, непрерывно мучили Балфура с того момента, как Дуглас впервые рассказал о ее судьбе. Он не мог не думать, нет ли его вины в том, что Мэлди оказалась в замке и покушалась на жизнь Битона. И в конце концов, не он ли виновен в том, что ее приговорили к смерти? Что бы ни говорили Джеймс и Найджел, ничто не могло избавить его от страха. Никто из них не высказал настолько убедительного объяснения ее поступку, чтобы Балфур уверился, что он ни в чем не виноват. Балфур не смог придумать другой причины для безумной выходки Мэлди, кроме как желания доказать свою невиновность. Он знал, что сделает все возможное, чтобы вытащить девушку из лап Битона. Но этого было недостаточно, чтобы облегчить чувство вины. Только прощение Мэлди сможет снять этот груз с его плеч.

– Пошли, парень, – прошептал Джеймс и, ухватив Балфура за руку, потащил к главной башне. – Девушке придется несладко, если всех нас схватят.

– Я знаю. Разрушение эшафота было бы полным безумием – так мы точно выдали бы себя с головой. Да и не спасло бы это Мэлди, а лишь оттянуло казнь на несколько дней, пока они не возвели бы новый.

– Нет, – пробормотал Дуглас, – даже не на пару дней. А лишь до того момента, пока не найдется высокое дерево. – Он пожал плечами, но, заметив хмурый взгляд Балфура, предусмотрительно отступил назад. – Битон жаждет ее смерти. А если этот человек хочет видеть кого-то мертвым, разрушенный эшафот его не остановит.

– А ты умеешь успокоить, Дуглас, – невольно усмехнувшись, произнес Джеймс.

– Не думаю, что предстоящая казнь Мэлди – повод для веселья, – вставил Балфур, бросив хмурый взгляд в сторону башни.

– Прекрати изводить себя, Балфур. К концу этого дня девушка будет спасена.

– Как ты можешь быть в этом уверен, Джеймс? Тебя что, неожиданно посетило видение?

– Нет, я просто знаю эту малышку. – Джеймс не обратил внимания на плохое настроение Балфура. – У нее есть мозги, и, несмотря на свое происхождение, она так же хитра, как и любая городская девица. Мэлди не даст себя в обиду. А если она вместе с Эриком, то и его защитит. У нас великолепный план, который сработал бы, даже если б

убрать рекламу



ы мы все напились и спотыкались на каждом шагу. Поэтому расслабься и думай только о том, как нам попасть к воротам прежде, чем стражники поднимут тревогу.

Балфур поморщился, понимая, что Джеймс не заслужил сарказма. Но даже уверенность в собственном тактическом замысле не могла унять беспокойства, узлом скрутившего внутренности. Только страх перед потерями, которые неминуемо последуют в случае провала, в заставил Балфура успокоиться.

– Старуха наблюдает за нами, – прошипел Дуглас, украдкой оглянувшись.

– Какая старуха? – спросил Балфур, заинтересованно высматривающий своих людей в толпе прохожих. Но они так искусно изменили внешность, что ничем не отличались от деревенских жителей и обитателей замка.

– Та, у которой Мэлди останавливалась на какое-то время, Элинор. Она наблюдает за нами.

– Думаешь, Мэлди рассказала ей что-нибудь?

– Возможно. Если она подозревала, что ты пойдешь в наступление, то могла предупредить старуху смотреть в оба и в случае опасности спрятаться. Наверняка Мэлди уверена, что женщина не попросит помощи у лэрда. По правде говоря, большинство людей Битона знают, что просить у него защиты бесполезно.

– Проклятье! Думаешь, старуха поднимет тревогу? – Балфур осторожно оглянулся и увидел пожилую женщину. Даже прохаживаясь между торговцами, она, не отрываясь, смотрела на Балфура и его друзей.

– Не для того, чтобы предупредить Битона или его людей, – ответил Дуглас. – Я же говорил тебе: они убили ее мужа. Да и вообще, Битон мало что сделал, чтобы завоевать любовь жителей Дублинна. За него сражаются по большей части только наемники. Нет, неприятности возможны, только если девушка предупредила слишком многих. У Битона могут возникнуть небольшие подозрения, если вся деревня внезапно заинтересуется деревьями.

– О да, всего лишь небольшие.

Балфур тихонько выругался. Он понимал желание Мэлди предупредить друзей о надвигающейся беде, но молился, чтобы этих друзей оказалось не слишком много. Все еще может получиться, если Элинор хватит сообразительности рассказать лишь нескольким людям и незаметно ускользнуть. Если же старуха разнесет весть по всей деревне, то, вполне возможно, ворота захлопнут прямо перед носом Мюрреев. Даже наемные псы Битона, наслаждающиеся выпивкой и шлюхами – непременными радостями в базарный день – поймут, что что-то не так, если все деревенские жители вдруг исчезнут.

Приближаясь к воротам, Балфур напрягся, все больше и больше опасаясь, что удача отвернется от них в последний момент и их разоблачат.

Минуя ворота, они не услышали никаких окриков – стража их не остановила. Люди Битона даже не заметили, что окружавшие их шлюхи были не местными, а большинство людей мало походили на торговцев.

Найджел предложил использовать женщин, чтобы отвлечь людей Битона. Этим Мюрреи добились того, что стражники были слишком заняты, чтобы следить за входящими и выходящими из ворот. Впервые выслушав эту идею, Балфур не согласился, боясь подвергнуть женщин опасности. Поведав же об этом женщинам, Балфур не встретил поддержки с их стороны. Совсем недавно некоторые из них лишились мужей, а родственники других получили ранения в прошлых сражениях, и поэтому женщины были полны решимости помочь одержать победу над коварным лэрдом. На самом деле, план был отличным и действенным. Балфур только молился, чтобы за свою помощь пополнившие их ряды женщины не заплатили слишком высокую плату.

– Можем начинать, – прошептал Джеймс.

– Все в сборе? – спросил Балфур, взявшись за завязки плаща.

– Да, теперь надо только держать ворота, чтобы остальные смогли ворваться.

– Будем действовать тихо?

– О нет! Я хочу, чтобы Битон услышал приближение своей смерти.

Усмехнувшись, Балфур сбросил плащ и обнажил меч. Женщины, окружившие стражников со всех сторон, были настороже и, когда Бэлфур издал боевой клич своего клана, уже спешно отошли в сторону. Джеймс и Дуглас не отставали от лэрда, быстро свалив с ног ближайших к ним людей Битона. Пробивая себе путь к главной башне, Балфур увидел, что двор замка заполнен его людьми, и ощутил первый сладкий привкус победы. Он сосредоточился на поиске Эрика и Мэлди, зная, что победа не будет иметь значения, если он не вернет их обоих в Донкойл целыми и невредимыми. Балфур молился, чтобы у Эрика и Мэлди хватило ума в разгар сражения оставаться в стороне, пока он не проводит их в безопасное место.

Мэлди исподтишка наблюдала за стражником, в свою очередь не сводящим с нее взгляда. Она легко распознала этот мрачный, голодный взгляд на рябом лице, но похоть стража ее не пугала. Ни один мужчина в Дублинне не посмел бы прикоснулся к дочери Битона. А она была уверена, что сейчас уже все до единого знали, кто она такая и за что попала в темницу. Такие новости разносились быстро и наверняка достигли деревни, едва за Мэлди захлопнулась дверь узилища. Хоть Битон и намеревался повесить ее на исходе дня, но все же невольно защитил, пусть и таким странным способом. Мэлди только не знала: был ли то страх перед Битоном, заставлявший его людей просто смотреть на нее, но не прикасаться, или опасение, что она может страдать той же болезнью, что поразила их лэрда.

Девушка подумала, что Элинор тоже услышит о ее злоключениях, и тяжело вздохнула. Мэлди надеялась, что пожилая женщина не будет слишком волноваться и не наделает глупостей в попытке спасти ее. Она хотела бы иметь возможность объясниться с Элинор, рассказать ей правду, но решила, что, может, это и к лучшему. Подруге будет неприятно узнать, что она приютила одного из ублюдков Битона, да еще того, кто замышлял коварное убийство. Мэлди надеялась, что старушка когда-нибудь простит ее.

Она взглянула на Эрика, дремавшего рядом на грязной койке. Они разговаривали до рассвета, пока, утомленные, не заснули. Эрик был все еще убит горем. Ему, как и прежде, тяжело давалась мысль, что он Битон, а не Мюррей. Кроме того, парень очень боялся, как поведут себя мужчины, которых он называл братьями и которые всю жизнь заботились о нем, когда узнают, что он сын врага. Мэлди ничем не могла облегчить его боль и страх, но знала, что теперь Эрик видит в ней семью. Сейчас их связь была крепче кровных уз. Если Мюрреи откажутся от парня (она не хотела верить, что Балфур может оказаться таким жестоким), Эрик не останется в одиночестве. Мэлди только надеялась, что этого будет достаточно.

Она нежно отвела выбившуюся прядь со лба мальчика и подумала, что все те лестные отзывы, что она слышала об Эрике, – чистая правда. Он был умным, нежным и имел мягкий нрав. Она гордилась тем, что они родственники. Невозможно желать лучшего брата. Мэлди надеялась, что и Балфур с Найджелом понимают это.

Как бы то ни было, но об этом она подумает позже. Сейчас для них важнее всего как можно быстрее покинуть Дублинн. Новых идей побега в голову не приходило, и это очень огорчало Мэлди. Видимо, придется использовать ту же уловку, благодаря которой она сбежала из Донкойла. Что-то подсказывало ей, что хмурый мужлан, оставленный Битоном стеречь узников, так же не любит слушать о женских недомоганиях, как и человек Балфура. Сначала Мэлди хотела посвятить Эрика в свой замысел, но потом решила, что юноша будет вести себя более естественно, если не будет ни о чем подозревать. Позже, когда поймет, что план действует, она признается Эрику. Мэлди надеялась, что брат простит ее за обман.

Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Мэлди схватилась за живот и застонала, согнувшись пополам. Эрик тотчас же проснулся; его лицо было очень бледным, когда он сел и приобнял девушку. Страх, отразившийся на юном лице, заставил Мэлди испытать чувство вины, но она лишь громче застонала.

– Она что, больна? – требовательно спросил невысокий коренастый охранник, приблизившись к решетке.

– Не знаю, – ответил Эрик. – Мэлди, тебе больно? Что с тобой?

– Это мое женское недомогание, оно начинается болезненно, – сказала девушка, покачиваясь вперед-назад и продолжая стонать. – Мне нужна служанка.

Сильно покраснев, Эрик обернулся к охраннику:

– Ты должен привести женщину, чтобы она помогла ей.

– С какой стати? – огрызнулся охранник и попятился, уставившись на Мэлди, как на прокаженную.

– Потому что ей больно, ты, дубина стоеросовая. Если ей не помочь, она может даже умереть.

– Ну и что? Все равно ее через несколько часов повесят.

Мэлди выругалась про себя. Она не учла это осложнение. В Донкойле никто не хотел причинить ей вред, поэтому готовы были на что угодно ради ее здоровья и благополучия. Здесь же все знали о скорой казни, о том, что она уже одной ногой в могиле, а мертвой женщине потакать ни к чему. Вдруг Эрик заговорил холодным, повелительным тоном, и Мэлди решила, что должна больше верить в парня, – возможно, не все еще потеряно.

– Думаю, Битон все же хотел бы, чтобы девушка дожила до казни, – сказал Эрик, – и понимала, что происходит. Он хочет отправить ее прямиком в ад, и вряд ли обрадуется, узнав, что ты бездействовал и позволил ей умереть раньше времени. Если дорожишь своей уродливой шкурой, лучше приведи сюда какую-нибудь женщину.

Мэлди услышала, как мужчина выругался и поспешно убежал. Она выждала момент и, убедившись в отсутствии охранника, наконец взглянула Эрика, взиравшего на нее широко открытыми глазами. Девушка знала, что времени на объяснения почти не было.

– Я не больна, Эрик, – заверила она мальчика, внимательно прислушиваясь, не возвращается ли охранник. – Именно так я выбралась из Донкойла. Когда он приведет служанку и откроет замок, чтобы впустить ее, мы должны быть наготове.

– Двое на двое, – слегка нахмурившись, ответил Эрик, просчитывая их возможности. – В сравнении с нами, стражник просто громадина.

– Мы вдвоем – против него. Служанка ни в счет. Все, что мы должны сделать, – это не дать ей сбежать и поднять шум. Стражника же надо обездвижить так, чтобы мы могли проскользнуть мимо него и выбраться из темницы, заперев его внутри.

– Я понял.

– Хорошо, потому что он в

убрать рекламу



озвращается.

Мэлди жалела, что у них так мало времени на обдумывание плана. Ни один из них, по сути, не знал, что будет делать другой. Чтобы выбраться отсюда, им потребуется немалая удача. Мэлди глубоко вздохнула и, приказав себе не волноваться, снова изобразила страшную боль. Эрик не подвел и проявил обычную для него сообразительность Даже несмотря на их недавнее знакомство, Мэлди не боялась положиться на парня.

Дверь открылась, и Мэлди услышала приближающийся шелест юбок, а затем крик охранника. Подняв голову и увидев, что полная молодая служанка не смотрит на нее, Мэлди побежала, воспользовавшись преимуществом. Она схватила служанку за руку и, когда та повернулась к ней лицом, ударила кулаком. Девушка разок хрюкнула и начала падать. Мэлди толкнула ее на набитый сеном тюфяк и повернулась к двери.

Эрик цеплялся за спину стражника, как прилипчивый ребенок. Худые руки крепко обвились вокруг толстой шеи, а ноги сомкнулись на объемистом пузе. Стражник отчаянно пытался стряхнуть его, ударяясь спиной о тонкие железные прутья и каменные стены, отдирая от себя руки Эрика. Взглянув на бледное, напряженное лицо мальчика, Мэлди поняла, что силы его на исходе.

Не так-то просто удержаться на спине человека, мечущегося по крошечной темнице и размахивающего руками в попытке ослабить удушающую хватку. Вдруг мужчина начал пошатываться, Эрик крепче сжал его шею, перекрывая поток воздуха. Глаза охранника закрывались, но он последним усилием воли, с трудом хватая воздух, вырвался из рук Эрика. И тут Мэлди нанесла удар. Она со всей силы огрела стражника в выступающую челюсть и услышала, как выругался Эрик, когда противник, споткнувшись, ударился спиной о стену, но не упал. Девушка повторила попытку и чертыхнулась, когда руку пронзила острая боль. Но на этот раз все получилось. Едва Эрик слез с охранника, тот сделал несколько неверных шагов к быстро отскочившей Мэлди, а затем упал и ударился головой о грязный каменный пол с отвратительным глухим стуком.

– Эрик, ты в порядке? – спросила девушка, бросившись к брату.

– У меня болит все тело, но это пройдет, – ответил Эрик и поморщился, разглядывая через прорехи в рукавах синяки и ссадины, покрывшие руки. – А еще не помешала бы чистая вода, чтобы промыть царапины.

– Да, но ее, вероятно, мы получим не скоро. – Мэлди осторожно разогнула кулак, которым ударила мужчину. Скоро появится багровый синяк, но Мэлди знала, что рука не сломана. – С этим стражником было нелегко справиться.

– Как думаешь, он умер... когда ударился об пол?

Осторожно приблизившись к неподвижно лежащему мужчине, Мэлди приложила пальцы к его шее и почувствовала ровные мощные толчки.

– Он все еще жив. Пошли, нам лучше убраться отсюда поскорее.

Последовав за девушкой к двери, Эрик тихо застонал – его тело противилось каждому движению.

– Запрем их здесь?

– Ну конечно, – ответила Мэлди и, подняв ключ, оброненный стражником в пылу борьбы, заперла тяжелую дверь темницы. – Мы же не знаем, как долго они пролежат в беспамятстве. – Она отбросила ключ в сторону и посмотрела на крутые узкие каменные ступеньки, ведущие в главный зал. – Жаль, что у нас нет другого пути к свободе.

– Вероятно, если здесь и есть какой-нибудь потайной ход, то только один Битон о нем и знает, – проворчал Эрик и стал красться по ступенькам, прислушиваясь к звукам, доносящимся из-за толстых дубовых дверей. – Не верится, что мужчина может не оставить себе путей к отступлению на случай, если вдруг нападут враги. Только, боюсь, мы не сможем ничего обнаружить, поэтому придется рискнуть и пойти этим путем.

Вдруг Эрик напрягся и взглянул на Мэлди расширившимися глазами. Девушка почувствовала, как сердце бешено забилось, и, быстро взбежав по ступенькам, встала рядом с Эриком.

– Что случилось? – спросила она.

– Думаю, сейчас нам стоит больше опасаться тех, кто поджидает нас в главном зале.

Мэлди наконец распознала звуки, просачивающиеся через дверь. Даже приглушенные толстым деревом, лязг мечей, крики раненых и умирающих были легкоузнаваемы.

– Сражение. Прямо в главной башне. Думаешь, это Балфур?

– Нам лучше молиться, чтобы это был он, потому что от врагов Битона, как, впрочем, и от союзников, нам не стоит ждать ничего хорошего.

Сердце Мэлди громыхало от страха, когда она, протиснувшись мимо Эрика, приоткрыла тяжелую дверь и заглянула в главный зал. Там никого не было, но звуки сражения раздавались совсем близко. Когда раздался боевой клич, сердце Мэлди сжалось и пропустило удар в надежде и предвкушении. Девушка оглянулась на Эрика и по его ошеломленному взгляду поняла, что он тоже слышал восторженный крик Мюрреев.

Она просила парня молиться, чтобы им удалось выбраться из темницы и чтобы именно сегодня Балфур решил напасть на замок, но эта просьба была шуткой. В этот день судьба одарила их своей благосклонностью. Мэлди старалась не слишком обнадеживаться, поскольку они все еще оставались в башне. И хотя она отчетливо слышала Балфура и его людей и знала, что теперь, когда удалось проникнуть внутрь замка, у Мюрреев появилась возможность одержать победу, но понимала, что до конца еще очень далеко. Кроме того, брат с сестрой находились в самом сердце Дублинна, и кто знает, сколько еще людей Битона они встретят на пути к безопасному убежищу в лагере Мюрреев.

– Это Балфур, – вскрикнул Эрик, следуя за девушкой в главный зал. – Мюрреи на этот раз захватили ворота. Победа обеспечена! Мы свободны! – Он обнял Мэлди и рассмеялся.

– Думаю, я должна попросить тебя еще немного помолиться за успех, – поддразнила Мэлди и улыбнулась. – Постой, – приказала она, схватив за руку устремившегося вперед брата.

– Но это же Мюрреи там снаружи. Нам ничего не угрожает.

– Возможно, но сначала надо найти кого-то, кто мог бы проводить нас в безопасное место. Теперь мы должны быть особенно осторожны, чтобы не подвергнуться нападению, пока не доберемся до Мюрреев.

– Ну что ж, не зря мне говорили, что ты умная девочка, – протянул глубокий хриплый голос, от которого у Мэлди кровь застыла в жилах. Она повернулась лицом к огромному, вооруженному мечом препятствию, которое отделяло их с Эриком от дверей, ведущих из главного зала.

– Похоже, я должен чаще тебя слушать, – пробормотал Эрик, – несомненно, ты частенько оказываешься права.

– Как бы я хотела ошибиться на этот раз.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ах, это Джордж, – сказала Мэлди и попыталась улыбнуться свирепому мужчине. – Значит, ты пришел нам сдаться?

– Сдаться? – прорычал Джордж, надвигаясь на нее и Эрика. – Я пришел убить тебя, черноволосая дрянь. Это все ты натворила.

– Я? Да как такое возможно? Я всего лишь слабая женщина, Джордж. Я не могу командовать войском.

– Не можешь? Да стоило тебе появиться в Дублинне, и тут же, впервые за тринадцать долгих лет, Мюрреям удалось проникнуть за наши стены. Теперь я очень хорошо понимаю – это ты во всем виновата.

Мэлди размышляла, как долго еще сможет заговаривать ему зубы. Она ощутила, как Эрик осторожно отступает в сторону, пока внимание противника полностью сосредоточилось на ней. До тех пор пока Мэлди удавалось отвлекать Джорджа, у Эрика была возможность как-то повлиять на ход событий. Хотя Мэлди вовсе не была уверена в том, что худощавый юноша сможет противостоять такому крупному мужчине, как Джордж, но тем не менее она была готова на все, чтобы дать Эрику шанс. И если им крупно повезет, то, может статься, Мюрреям удастся их спасти. Судя по доносящемуся шуму, их вокруг было немало.

– Знаешь, Джордж, думаю, ты все-таки ошибаешься, – продолжала она, краем глаза заметив, как Эрик украдкой пробирается к оружию, все еще висящему на стенах как подтверждение, что Мюрреи и впрямь захватили Битонов врасплох. – Вспомни, ведь я была здесь и прежде, а разгромленные в пух и прах Мюрреи возвратились в Донкойл, как побитые собаки. Если в этом поражении действительно виновата я, то почему же не помогла Мюрреям в прошлый раз, когда они пошли против вас?

Нахмурившись, Джордж помедлил и решительно тряхнул головой:

– Нет. Ты пытаешься меня одурачить. Тебя здесь не было, когда мы отразили нападение Мюрреев. Я это отлично знаю, потому что как раз тогда мы похитили мальчишку. Я искал тебя весь день. Каждый, кого я спрашивал, отвечал, что ты ушла. Ушла, чтобы помочь Мюрреям.

У Мэлди вырвался слабый возглас удивления и страха, когда Джордж внезапно кинулся на нее. Она метнулась в сторону так быстро, как только смогла, но противнику все же удалось дотянуться мечом до ее юбок. Бегство было не самым удачным способом защиты, но раз уж у Мэлди не имелось никакого оружия, это единственное, что ей оставалось. С помощью столов, стульев и скамей девушка все время воздвигала преграды между собой и извергающим проклятия Джорджем. Эрик все еще отчаянно пытался снять со стены оружие, и Мэлди должна была выиграть для него время. Запрыгнув на огромный господский стол, Мэлди наблюдала за Джорджем, который остановился по другую сторону, тяжело дыша и с яростью взирая на противницу. Мэлди знала, что стол не самое безопасное место в зале, но она тоже выдохлась. Девушка уже дважды споткнулась и понимала, что следующее падение могло оказаться роковым. Всякий раз, когда она пыталась добраться до дверей, Джордж преграждал ей путь. И всякий раз, когда она пробовала дотянуться до какого-нибудь оружия, висевшего на стене, Джордж был тут как тут. Ей необходимо было время, чтобы отдышаться. Мэлди не спускала с противника глаз, надеясь, что места на столе достаточно, чтобы уклониться от удара меча.

– Ты должен быть во дворе, вместе с защитниками Дублинна, – выкрикнула она, – а не гоняться здесь за женщиной и мальчишкой.

– Сопляк меня не волнует, – ответил Джордж. – Он лишь отродье Битон

убрать рекламу



а. Если никто из Битонов не прикончит мальчишку, чтобы помешать ему заполучить Дублинн, то, как только Мюрреи узнают, что он – Битон, а не один из них, ему точно придет конец. Эта битва уже выиграна Мюрреями. Стоило им проникнуть в ворота, как Дублинн был обречен. Я задержусь здесь ровно настолько, чтобы убить тебя, а затем отправлюсь искать более безопасные земли.

Мэлди потребовалось какое-то время, чтобы осознать всю важность того, что только что сказал Джордж.

– Ты знаешь, что Эрик – сын Битона?

– Да, у него родимое пятно.

– Откуда ты узнал? Может, ты был его кормилицей или повивальной бабкой? – Она быстро поджала губы. Не очень мудро оскорблять вооруженного воина.

– Я был одним из тех, кто считал, что ребенка надо оставить умирать на холме, – пожал плечами Джордж. – Я знал, что у Битона есть такая же отметина, и мне было любопытно посмотреть, как все обернется.

– Но Битон не знает правды.

– Нет. Глупец был слишком взбешен, чтобы хотя бы взглянуть на мальца. Стоило ему узнать, что маленькая блудливая женушка переспала со старым Мюрреем, как ярость ослепила его. Пока Битону не пришло в голову, что он мог бы признать парня своим сыном, любое упоминание о мальчишке могло стоить жизни. Я решил сохранить все в тайне. Правду знала только мать ребенка, да, возможно, повитуха, но ни одна из них не прожила достаточно долго, чтобы успеть кому-нибудь об этом поведать. Уж Битон-то позаботился об этом.

– Но для чего ты, зная правду, хранил ее все эти годы?

– Я ждал, когда этот ублюдок Калум лишится благосклонности нашего лэрда, а я смогу воспользоваться этой тайной, чтобы занять его место. Теперь все неважно. Бесполезно. И Калум, и наш лэрд скоро будут мертвы, а я снова пойду в наёмники к тому, у кого найдётся хоть пара монет. Мне здесь неплохо жилось, но из-за тебя, сука, я все потерял!

Джордж взмахнул мечом, едва не отрубив Мэлди ступни. Пока он готовился нанести второй удар, она сделала первое, что пришло в голову. Пнула его изо всех сил ногой в подбородок. Джордж закричал, выронил меч и схватился за челюсть. Кровь сочилась с уголков его губ, и Мэлди подумала, что он, скорее всего, лишился нескольких зубов или даже части языка. Она снова ударила его ногой прямо в лицо.

Сила удара заставила Джорджа отшатнуться. Странное выражение ужаса и удивления появилось на его лице, и он посмотрел вниз, на свою грудь. Мэлди проследила за его взглядом, и у нее перехватило дыхание. Из плотного жюпона торчал кончик лезвия. Джордж начал клониться вперед, и девушка расслышала вырвавшееся у него тихое проклятье. Кончик меча исчез, и Джордж упал на пол. Позади стоял Эрик, бледный, с широко раскрытыми глазами, и держал обеими руками окровавленный меч.

– Ох, Эрик, – тихо проговорила Мэлди, спрыгнув со стола и забирая у брата оружие.

– Он собирался убить тебя, – прошептал Эрик, трясущейся рукой утирая со лба пот.

– Да, собирался. Не забывай об этом и тогда ты не будешь страдать от содеянного.

Мэлди принялась мягко подталкивать мальчика к дверям, страстно желая поскорее убраться из главного зала, пока не появился кто-нибудь еще.

– Я вовсе не должен страдать от того, что поверг одного из наших врагов. Когда мне исполнится двадцать да еще один год, я стану рыцарем. Полагаю, время от времени рыцари убивают своих врагов.

Мэлди была рада слышать, что Эрик сохранил присущее ему остроумие, хотя голос его все еще дрожал. Мальчик оправится от потрясения, пережитого после убийства Джорджа. Ужасно, что ему пришлось впервые убить человека даже раньше, чем он начал свое обучение в качестве будущего рыцаря, но, по правде говоря, сейчас у него просто не было выбора. Джордж видел, как все его старания пошли прахом, и решил, будто Мэлди виновата в этом. Ему было необходимо кого-то обвинить, заставить кровью заплатить за поражение. Если бы Эрик его не прикончил, то Джордж наверняка убил бы Мэлди. Она сожалела лишь об ужасе и боли, которые пришлось испытать Эрику, но не о том, что он убил этого человека.

– Битон убил мою мать, – тихо произнес Эрик.

– Так сказал Джордж, – подтвердила Мэлди.

Они пробирались по направлению к обитой железом двери, ведущей во внутренний двор замка, и Мэлди тревожно озиралась, чтобы убедиться, что рядом нет вооруженного до зубов Битона.

– И Джордж – тот самый человек, который оставил меня умирать на холме.

– Да, по приказу Битона. – Мэлди знала, что Эрик просто называет причины, по которым Джеймс заслуживал смерти. – И он сделал это даже вопреки тому, что знал: для этого нет никакого повода – ты действительно сын Битона.

Оказавшись по другую сторону двери, Мэлди резко толкнула Эрика к стене, да так, что тот крякнул. Она сожалела, что пришлось добавить синяков к уже имеющимся у Эрика, но двор замка был переполнен сражающимися, и Мэлди предпочитала, чтобы мальчик оставался под прикрытием высоких стен башни, пока она не найдет лазейки к воротам. Бросив мимолетный взгляд на сражение, в котором Битоны явно проигрывали, Мэлди решила, что безопасного способа добраться до ворот найти не удастся. Но и стоять, съежившись у двери, они тоже больше не могли. Девушка чертыхнулась.

– Что-то не так? – спросил Эрик, окидывая взглядом замковый двор в надежде отыскать хоть одно знакомое лицо. – Нелегко разобраться, кто есть кто, в этой свалке, правда?

– Точно. Так же нелегко, как и найти свободный путь к воротам.

– Но мы не можем стоять здесь.

– Знаю. Пока нас не заметили, но, когда вокруг столько вооруженных людей, одни из которых жаждут убийства, а другие – отчаянно пытаются избежать смерти, это место не может долго оставаться безопасным.

– Тогда, мы должны бежать изо всех сил.

Прежде чем Мэлди смогла его остановить, Эрик устремился к ней, схватил за руку и потащил к воротам. Девушка крепко сжимала прихваченный в зале меч. Чистое безумие – бежать прямо сквозь гущу жестокого сражения, но она не могла предложить Эрику ничего другого, а времени на раздумья уже не оставалось. Мэлди заметила, что они не одиноки в желании спастись бегством.

Вдруг Эрик резко остановился и Мэлди, наткнувшись на его спину, выругалась. До ворот оставалась пара шагов, но между ними и свободой стоял окровавленный Калум. Он улыбнулся, и Мэлди почувствовала, как кровь холодеет в жилах. Не обращая внимания на громкие возражения Эрика, она высвободила свою руку и встала между мальчиком и Калумом.

– Я не трус, чтобы прятаться за женскими юбками, – пробормотал Эрик.

– Эта женщина держит в руках меч, а ты безоружен, – напомнила Мэлди, не отводя глаз от Калума.

– Ты едва ли сможешь поднять это оружие, деточка, – сказал Калум. – Что ж, убить тебя не составит труда, ну а потом придет черед мальчишки.

– Если это так просто, что же ты медлишь? – спросила Мэлди, направляя на Калума меч, ей потребовались все силы, чтобы выдержать его вес. Мэлди сомневалась, что сможет хотя бы замахнуться таким тяжелым оружием, а по издевательскому взгляду Калума поняла, что и он считает так же.

– А теперь я должен броситься вперед и насадить себя на меч?

– Будет только справедливо, если ты так и поступишь. Где же твой лэрд? Не думала, что ты способен в его отсутствие самостоятельно говорить или передвигаться.

– Мой лэрд сейчас сражается с Балфуром Мюрреем. Раз битва проиграна, не вижу смысла оставаться с ним.

– И потому ты уполз, подобно гадюке, каковой, собственно, и являешься.

– Битон был прав. Очень жаль, что ты девчонка. Ты могла бы стать ему прекрасным сыном.

– Я не считаю, что ты мне польстил. Знаешь, у нас с братом много дел, а с тобой мне, по правде говоря, болтать не о чем, так что, может, просто прекратим этот танец?

Калум рассмеялся, его тихий равнодушный смех встревожил Мэлди.

– Девочка, тебе не терпится умереть?

– Нет, мне не терпится тебя убить.

Мэлди приготовилась защищаться, но вдруг, откуда ни возьмись, между ней и Калумом вклинился другой меч, отразив предназначенный ей удар. Когда Калум обернулся, чтобы ответить на новый вызов, Эрик схватил Мэлди и оттащил в сторону. Девушка взглянула на воина, занявшего ее место, и решила, что, возможно, там, в Донкойле, была не права: иногда видеть Джеймса все-таки приятно.

– Ты знаешь Джеймса намного лучше, чем я, – сказала она Эрику. Они не сводили глаз от разворачивающегося перед ними противостояния. – Как думаешь, он победит Калума?

– Да он даже не вспотеет, – заверил Эрик полным гордости голосом.

– Ты так веришь в него.

– Он это заслужил.

Мгновение спустя Мэлди сама убедилась в правдивости слов мальчика. Мужчины были покрыты кровью и грязью сражения; Мэлди знала, что Джеймс участвовал во многих битвах, но едва ли больше, чем Калум. И все же именно Калум дрогнул первым. Джеймс чуть заметно улыбнулся, когда противник споткнулся, открывшись для смертельного удара, который и последовал незамедлительно. Мэлди тихо стояла в сторонке, наблюдая, как Джеймс вытирает меч о жюпон поверженного врага. Потом он обернулся и взглянул на брата и сестру.

– Мы надеялись, что у вас хватит ума оставаться в безопасности донжона, – пророкотал Джеймс, забирая меч из рук Мэлди. – Девочка, тебе следовало подобрать оружие поменьше.

– О, ну, знаешь ли, у меня не было времени особо выбирать, – ответила она.

– Рад видеть тебя, парень. – Джеймс на мгновение сжал Эрика в объятиях. – Пойдемте со мной. Я отведу вас двоих в наше убежище, где дожидаются оруженосцы с лошадьми и куда мы отправляем раненых. – Он вывел их за ворота и, бросив взгляд на Мэлди, произнес: – И вы останетесь там.

– А куда бы мы, интересно, пошли, Джеймс? – сладко пропела Мэлди, улыбнувшись, когда он хмуро посмотрел на нее.

Джеймс одной рукой приобнял Эрика за плечи и, заметив, как тот едва заметно поморщился, спросил:

– С тобой все в порядке, парень?

– Небольшие ушибы, не более.

– Битон бил тебя?

– Бывало, но не все мои синяки – дело рук Битона. Сбежать из донжона оказ

убрать рекламу



алось труднее, чем мы думали.

Мэлди тихо следовала за ними, лишь отчасти прислушиваясь к Эрику, повествующему Джеймсу об их злоключениях. Мальчик проявил трогательную скромность, описывая свое участие во всей истории. Взгляды, которые бросал на девушку Джеймс, заставляли её чувствовать себя немного неуютно. Было трудно понять, сердится он или же удивляется.

Джеймс оставил их в лагере и поспешил на поиски Найджела. Мэлди села на пригорок рядом с Эриком и задалась вопросом: о чем только думал Найджел, когда шел на это сражение, будучи не совсем здоровым после последней битвы, но затем вздохнула и покачала головой. Мужчины – странные существа, такие уж они есть, и Мэлди подозревала, что его заставили сюда приехать только неразделимые чувства гордости и чести. Джеймс, безусловно, очень внимательно следил за Найджелом, и этого вполне достаточно.

– Мне тяжело принять столь добросердечное приветствие Джеймса, – пробормотал Эрик.

– Почему? – спросила Мэлди.

– Потому что это нечестно. Я не тот, за кого он меня принимает.

Мэлди спокойно улыбнулась брату и погладила его по руке, которой он опирался о землю.

– Ты тот же самый мальчуган, что скакал с ним бок о бок, когда Битон напал на вас.

– Внутри – возможно, но теперь я – Битон, а не Мюррей. Джеймс приветствовал меня как Мюррея, он уверен, что я из его клана. Мне захотелось в то же мгновение открыть ему мою тайну. – Эрик в смятении начал выдергивать из земли травинки. – Он хороший человек и заслуживает правды.

– Если ты собираешься рассказать Джеймсу, то должен будешь сказать и другим. Лучше сделать это, когда они собирутся вместе, чтобы твою историю услышали все.

– О да, чтобы они все вместе меня заплевали.

– Вряд ли они станут в тебя плевать, – проговорила Мэлди, огорченная тем, что не может облегчить его страхи. – Эрик, они заботились о тебе тринадцать лет. Я не думаю, что их отношение изменится так быстро.

– Может, и нет. – Он криво улыбнулся, немного смущенный собственной глупостью, и тяжело вздохнул: – Хотя оно должно измениться. Именно так. Они, возможно, и беспокоились обо мне много лет, но те же долгие годы ненавидели и сражались с Битонами. Это сложно объяснить... Я только чувствую: что-то должно измениться. Разве может все остаться по-прежнему?

– Боюсь, мне нечего ответить, Эрик. Я не знаю твой клан так же хорошо, как ты. Джеймс, Балфур и Найджел кажутся достойными и справедливыми людьми. И все они достаточно умны. Думаю, их отношение к тебе не должно измениться. В конце концов, ты им не лгал. Ты тоже полагал, что являешься Мюрреем. Они верили в это с того самого дня, когда нашли тебя на холме и принесли в Донкойл. Но как бы то ни было, есть одна вещь, на которую ты должен обратить внимание. Это не должно заставить тебя перемениться. Не позволяй отравить свое сердце настолько, чтобы видеть ненависть и недоверие там, где их нет. Да, вероятно, это больно: сначала надеяться на лучшее, а потом узнать, что этому не бывать. Но если ты убедишь себя, что Мюрреи вовсе не обязаны любить и доверять тебе, тогда ты действительно станешь другим человеком, не тем, кого они знали все эти годы.

– Ты имеешь в виду, что если я буду продолжать верить в худшее, то самое худшее обязательно произойдет? У меня так бывало...

– Да, что-то в этом духе. А теперь приготовься, ибо к нам хромает твой безрассудный братец Найджел.

Эрик рассмеялся и через мгновение оказался в крепких объятиях Найджела. Потом Найджел развалился рядом на траве, и вскоре Эрик снова живописал их спасение. Мэлди почувствовала на себе чей-то взгляд и, подняв голову, увидела стоящего перед ней Джеймса. Ее глаза немного расширились, когда она заметила, как тревожно он на нее смотрел, словно был чем-то смущен.

– Я обещала, что останусь здесь, – произнесла она, слегка улыбнувшись в попытке сгладить витавшую в воздухе неловкость.

– Да, но я сомневался. – Джеймс прокашлялся. – Я хотел извиниться за свои подозрения.

– В этом нет необходимости, – ответила Мэлди, надеясь остановить ненужные извинения. – Ты имел полное право меня подозревать. Иначе и быть не могло, ведь я была единственной, кого ты плохо знал, и, кроме того, оказалась у ваших ворот в очень неподходящий момент.

– Это не оправдание. У меня не было никаких доказательств, что именно ты лазутчица Битона. Ни единого. Даже несмотря на беспокойство, я не должен был позволять себе делать неправильные выводы.

– Что сделано, то сделано. Я не в обиде.

Он кивнул и слегка нахмурился:

– Тебе не удалось узнать, как Битон разоблачил Малкольма?

– Нет, я не так долго общалась с Битоном, да и он еще не выжил из ума, чтобы мне доверять.

– Возможно, это моя вина, – проговорил Эрик.

– Нет, парень. Ты не мог его выдать, – уверил Найджел, похлопывая Эрика по спине.

– Не намеренно. Я мог выдать его случайно. Он спускался в темницу вместе с Битоном через день после того, как меня туда бросили. Я очень удивился, увидев Малкольма рядом с Битоном. Вероятно, это отразилось на моем лице, а большего Битону и не нужно.

– Нет, думаю, этого ему было бы недостаточно, – сказал Джеймс.

– А может, Малкольма видели, когда он один приходил ко мне позже, – продолжал Эрик. – Он надеялся меня спасти. Об этом мы с ним и говорили.

– Возможно, это и стало роковой ошибкой для Малкольма.

– Да, – согласился Найджел. – Возможно, так и было. Битон внимательно наблюдал за донжоном. Да, один твой неосторожный взгляд мог возбудить пару подозрений, но на этом бы все и закончилось. Малкольм слишком поспешил, попытавшись тебя освободить, что сделало то краткое узнавание в твоем взгляде более значимым. Мы уже никогда не узнаем, о чем думал Малкольм, но, выказав к тебе столь высокий интерес, он себя выдал. Именно это его и сгубило.

Эрик задрожал и, обхватив себя руками, стал тереть плечи ладонями в тщетной попытке унять внезапный, пробежавший по телу холод.

– Это было бесконечно медленное и безжалостное убийство. Я больше не хочу видеть такую жестокость, никогда. Только за одно это Битон заслуживает умереть сотни раз.

– Ты видел, как умирал Малкольм? – требовательно спросил Джеймс, его голос прозвучал холодно и жестко.

– Битон считал, что если я увижу, как он обходится с предателями, мой дух окрепнет. – Он тряхнул головой. – Малкольма мучили несколько дней, но он не выдал, даже шепотом, ни одной тайны Мюрреев. Он был очень храбрым и верным человеком. Думаю, я бы не смог выдержать пытки. Особенно если бы они продолжались так долго.

– Ты не должен был это видеть.

– Я подозреваю, что Битон еще в раннем возрасте познал жестокость, – пробормотала Мэлди. – Судя по тому, что рассказывал мне Эрик, этот человек считает, будто мальчик нуждается в таком воспитании, в укреплении силы воли. Он думает, что добьется этого жестокостью. Да, иногда люди подобные Битону рождаются ничтожествами, но иной раз они с самого детства воспитываются во зле, и с годами тлетворное влияние порока только усиливается в них.

– А-а, ты хочешь сказать, что все началось с отца Битона, который был жестоким ублюдком и сына воспитал таким же ублюдком? – протянул Найджел, и Мэлди кивнула. – Грустно, но это все равно не спасет его от заслуженной смерти..

– Нет, я и не предлагаю его спасать. По правде говоря, думается мне, Битон будет только рад умереть, когда, наконец, предстанет перед судом. И да, я полагаю, что отец Битона, возможно, был безжалостнее, чем мы можем себе представить. Вероятно, в этом и кроется настоящая причина, почему Битон его убил и, кажется, совсем не чувствует вины за содеянное.

– Битон убил своего отца? – Голос Джеймса понизился от потрясения.

– Да, он сам мне признался.

– А еще он убил мою мать, – произнес Эрик, привлекая к себе внимание.

Пока мальчик объяснял, откуда ему известно о матери, Мэлди пыталась собрать все свое мужество. В скором времени Эрик должен будет рассказать своим братьям и Джеймсу всю правду о себе. А значит, и Мэлди обязана быть искренней. Отношение Джеймса к известию, что Битон убил собственного отца, подсказало ей, что по крайней мере часть ее истории не будет одобрена. Убийство одного из родителей действительно очень тяжкий грех, но Мэлди никогда не позволяла себе даже задуматься об этом. Ее мучило дурное предчувствие, что вскоре она поймет, сколь неприемлемо такое преступление для всех, кроме людей вроде Битона.

Предположение Битона, что она похожа на него гораздо больше, чем думает, заставило Мэлди содрогнуться. Она не желала, чтобы это оказалось правдой, но вдруг засомневалась. Если бы она действовала стремительнее, а Битон и Калум – медленнее, то сейчас бы ее руки были обагрены кровью родного отца. Поистине поражало то, что у Битона, каким бы омерзительным человеком он ни был, по всей вероятности, было гораздо больше, чем у нее, причин для убийства собственного отца.

Где-то глубоко внутри закипала холодная ярость на мать. Единственное, что удерживало это чувство запертым в сердце, – граничащая с ним боль, но Мэлди опасалась, что не справится с ней. Если мать и любила ее хоть чуть-чуть, то женская горечь все поглотила. Ни одна по-настоящему любящая мать не поступила бы со своей дочерью так, как Маргарет Киркэлди поступила с ней. Она воспитала дочь с мыслью об убийстве человека, и не просто человека, а родного отца, и даже ни разу не задумалась, как это отразится ребенке.

Мэлди интересовало, сколько еще из сказанного Битоном могло оказаться верным? Она боялась, что во многом он был прав. Маргарет желала смерти Битону вовсе не из-за разбитого сердца и даже не из-за того, что ее бросили в бедности и позоре, а лишь потому, что было уязвлено ее взлетевшее до небес тщеславие. Ужасно думать так о собственной матери, но чем дальше, тем спокойнее Мэлди воспринимала неприглядную истину.

Всякий раз, когда Маргарет заговаривала о любви и разбитых сердцах, ее слова звучали как цитаты из лирических баллад менестрелей. От ее рассказов об утраченн

убрать рекламу



ой любви всегда веяло некой лживостью, но Мэлди убеждала себя, что просто матери тяжело говорить о столь личных переживаниях. Тем не менее, другие рассказы о Битоне, явно имевшие отношение к ее раненой гордости и оскорбленному самолюбию, всегда звучали искренне. Даже когда мать на смертном одре требовала, чтобы Мэлди принесла кровную клятву убить Битона, она говорила об оскорбленной гордости, все еще чувствуя негодование оттого, как поступил с ней этот мужчина. А едва Мэлди обратила на это внимание и засомневалась, мать вспомнила о своем разбитом сердце. И еще Мэлди осознала, что мать ни разу не обвинила любовника в том, что он бросил собственного ребенка. Обида всегда принадлежала ей одной, и она не намеревалась ею делиться.

Когда Эрик подтолкнул Мэлди, чтобы обратить на себя внимание, она обрадовалась, что ее мысли прервали. Вся боль и гнев, которые она удерживала внутри, всколыхнулись с новой силой и душили ее, но сейчас было не лучшее время, чтобы противостоять им или жестокой правде, которую она так долго не замечала. Эрик был словно бальзам для ее больного сердца. Мэлди знала, что он беспокоится за нее. В мальчике не было ни капли фальши. Она молилась, чтобы так оставалось всегда.

– Мэлди, ты устала? – спросил Эрик.

– Да, утомлена до крайности, но со мной все будет в порядке, – ответила она. – Скоро все закончится. – Она посмотрела в сторону деревни и обрадовалась, заметив, что сражение там уже затихло. – Надеюсь, моя дорогая подруга Элинор добралась благополучно.

– Так ты все же останавливалась у старушки? – поинтересовался Джеймс.

– Да, но откуда ты знаешь?

– Дуглас сказал.

Мэлди бросила на Джеймса удивленный взгляд:

– Дуглас из Мюрреев?

– Да. Когда тебя приговорили к повешению за попытку убить Битона, Дуглас вернулся в Донкойл. Слишком многое изменилось в Дублинне, и он вряд ли смог бы еще что-то узнать. Дуглас сказал, что даже невинного вопроса о лэрде и его поступках было достаточно, чтобы тебя убили.

– Это так, – согласился Эрик. – Битон повесил несколько человек только потому, что решил, будто они виновны в измене. Судя по тому немногому, что я слышал, они не совершили никакого преступления кроме того, что задали неосторожный вопрос или проведали о Битоне то, что не должны были знать. Большинство людей старались держаться подальше от темницы и от Битона. Но немногие умеют молчать когда надо. Дуглас поступил мудро, исчезнув, пока у него была такая возможность.

– Вы видели Элинор? – спросила Мэлди у Джеймса.

– Да, и она нас тоже. Ты же ее предупредила?

– Да. Надеюсь, она, вняв моему предупреждению, не помешала вам. – Она усмехнулась, когда увидела дым, поднимающийся из-за стен Дублинна. – Она заслуживает снисхождения, ведь вы не пострадали.

– Нисколько, и я уверен, что она смогла добраться до безопасного места. Без сомнения, старушка догадалась, что мы приехали не на рынок за продуктами.

– Хорошо. Элинор – милая и добросердечная женщина, я за нее беспокоилась.

Мэлди поняла, что, несмотря на все усилия, не может удержаться от того, чтобы время от времени не поглядывать в сторону угасающего сражения. Она знала, что ищет Балфура, а озорной огонек в глазах Джеймса подсказывал, что ее взгляды не укрылись от него. Все это не имело смысла, ведь у нее не могло быть ничего общего с мужчиной, который, возможно, скоро будет убит в сражении. Но вопреки всему она страстно желала его и хотела знать, что он выжил и мог с полным правом наслаждаться заслуженной победой.

– Я собираюсь поискать нашего неразумного лэрда, – объявил Джеймс, многозначительно поглядев на Мэлди. – Не могу поверить, что остался еще хоть один Битон, с которым можно было бы сразиться.

– Калум сказал, что оставил своего лэрда наедине с вашим, – ответила Мэлди.

– Верно, но к этому времени их противостояние уже должно было завершиться, – пробормотал Джеймс, немного хмурясь, и поспешил вернуться к замку.

– Балфур ведь не уступит Битону, правда? – От беспокойства голос Эрика стал тихим.

– Нет, – без колебаний ответил Найджел.

– Если Калум сказал правду, то сражение между Балфуром и Битоном или длится очень долго, или…

– Нет никаких «или», парень. Балфур убьет Битона. Может, он с ним играет. Может, Калум солгал. А возможно, им было что сказать друг другу перед началом поединка. Продолжительность битвы вовсе не определяет победителя и проигравшего. Поверь мне, Эрик, у Битона против нашего брата нет ни единого шанса.

Мэлди смотрела, как Джеймс исчезает за высокими воротами Дублинна, и молилась, чтобы Найджел оказался прав. Она разделяла беспокойство Эрика. К этому моменту Битон уже должен быть побежден, но до сих пор от Балфура не было никаких вестей. Мэлди надеялась, что после сегодняшнего никогда больше не увидит Балфура, но не желала, чтобы в этом был повинен убивший его Битон.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

– Мюррей, ты, ублюдок!

Балфур насторожился, услышав дребезжащий голос. Он без труда узнал его. Тот же самый голос насмехался над ним со стен Дублинна в последний раз, когда попытка Мюрреев спасти Эрика закончилась печальным поражением. Битон приближался со спины, и Балфур ощутил тревожную дрожь, пробежавшую по позвоночнику.

Мюррей резко обернулся с мечом на изготовку. Его удивило, что Битон заговорил с ним, вместо того чтобы просто подкрасться и нанести удар в спину. Эта мысль должна была первой прийти в голову врагу, когда он нашел Балфура одного, без воинов, которые прикрывали бы его спину. Но Битон, по всей видимости, слишком разозлился, чтобы трезво мыслить. Его можно было понять, ведь все, что он создал, рушилось прямо у него на глазах. Но эта ошибка могла оказаться роковой.

Битон остановился в шаге от противника и сорвал с себя кольчужный капюшон. Балфур не сумел скрыть потрясения, его дыхание перехватило. В последний раз, когда он видел Битона, тот стоял высоко на стене Дублинна, и Мюррей не мог разглядеть, какой отпечаток наложила болезнь на его лицо и тело. Сейчас Балфур мог видеть только лицо противника, но и оно выглядело так, будто Битон прогнил изнутри. Первым побуждением было броситься бежать как можно дальше от своего врага, чтобы не заразиться той же хворью. Но Мюррей подавил этот порыв и не поддался страху. Ведь в Дублинне больше никто не пострадал от этой напасти, хотя Битон болел уже не менее трех лет. Значит, эта болезнь не из тех, которыми легко заразиться. К тому же Балфур доверял суждениям Мэлди о таких вещах. А она сказала Дугласу, что это просто какая-то кожная болезнь, и, конечно, предупредила бы всех и каждого, если бы ею можно было заразиться. А так как ничего подобного девушка не говорила, Балфур решил, что недуг, терзающий Битона, – его личная кара. От него невозможно излечиться, но и нанести вред другим этот человек тоже не мог.

– Я пришел за своим братом, – сказал Балфур. Он не сводил глаз с Битона. Этот проходимец не принадлежал к людям, отличающимися благородством в бою.

– Ты говоришь о моем сыне?

– О сыне моего отца. Ты выбросил парня вон, как будто он значил не больше, чем объедки с твоего стола, и теперь не имеешь никаких прав. Ты отрекся от него много лет назад.

– Это было очень недальновидно с моей стороны, теперь я намерен все исправить.

– Никто не поверит в это, – пожал плечами Балфур. От его взгляда не ускользнуло, что Калум скрылся, оставив Битона в одиночестве встречать свою судьбу. – Впрочем, это не имеет значения, поскольку скоро ты будешь мертв.

– Даже медленное гниение, которое ты видишь, до сих пор не смогло убить меня.

– Пока нет, но я не собираюсь оставлять тебя в живых, как только, наконец, нашел. Преступление против моих людей окажется последним, которое ты совершил.

Внезапно Битон понял, что остался в одиночестве. Балфур сразу заметил это. Лицо противника побледнело, приобретя еще более болезненный серый оттенок, когда он осознал, что Калум бросил его. На короткое мгновение Балфур задумался, будет ли правильным сражаться с этим человеком. Казалось, есть что-то бесчестное в том, чтобы поднять меч на столь явно больного противника. Потом Мюррей заметил движение Битона и понял, что, независимо от того, насколько плохо тот выглядел, он все еще обладал недюжинной силой и, возможно, некоторыми из прежних боевых навыков. Враг все еще в состоянии убить его, и только это имело для Балфура значение.

Противники начали кружить вокруг друг друга.

– А разве ты не хочешь расспросить меня о своей маленькой шлюшке? – поддел Балфура Битон.

– Если ты пытаешься разозлить меня, оскорбляя Мэлди, я посоветовал бы поберечь дыхание. Тем более, тебе осталось не так уж долго им наслаждаться. Ты не заставишь меня сделать глупость. Просто у меня появится еще одна причина убить тебя.

– А может быть, мой хвастливый враг, это я убью тебя?

– Лицом к лицу со мной, и рядом никого, кто мог бы тебе помочь?.. Не думаю. Ты слишком долго позволял другим сражаться за тебя, Битон. Ах да, я еще забыл о твоем умении предательски убивать в темноте или нападать сзади. Воин может быстро потерять свои навыки, если не будет постоянно их оттачивать.

Балфур заметил, что Битону вовсе не так хорошо удается сдерживать свои чувства, как ему самому. Лицо врага побагровело, что подчеркнуло язвы и иссохшую кожу. Битон, по всей видимости, был слишком поглощен яростью и горечью поражения, чтобы осознать, что выдает свою слабость. Его внешний вид говорил Балфуру даже больше, чем мог сказать вслух сам противник. Воин понял, что насмешками сможет заставить врага действовать опрометчиво, и тогда его легче будет одолеть.

– Может, ты и выиграл эту битву, Мюррей, но я намерен увидеть, как ты погибнешь, не успев насладиться сладким вкусом победы. Впрочем, как и те двое, котор

убрать рекламу



ых ты пришел спасти.

Пусть с трудом, но все же Балфур сумел не придать значения угрозам соперника, этому не слишком-то изощренному заявлению, будто Мэлди и Эрик вскоре будут убиты. Но все равно страх за них связал внутренности тугим узлом, когда Балфур встретил и отразил первую неистовую атаку Битона. Сила удара оказалась достаточной, чтобы дать Мюррею понять: все свое внимание он должен сосредоточить на сопернике. Битон был в ярости, да к тому же ему давно уже не приходилось сражаться и потому недоставало ловкости, но тем не менее он все ещё представлял серьезную угрозу. Балфуру мог только молиться, чтобы слова Битона оказались ложью. Если же противник не обманывал, оставалось надеяться, что Балфуру удастся добраться до пленников прежде, чем враг сумеет осуществить свой жестокий план, в чем бы он ни заключался.

Яростная битва проходила в полном молчании. Балфур был благодарен, что все силы Битона уходили на борьбу, и их не оставалось на насмешки. Молодой лэрд гордился, что ему удалось совладать с волнением и сосредоточить все свое внимание на одной цели – убить Битона, но он чувствовал, что и его выдержка на исходе.

Балфуру не потребовалось много времени, чтобы понять, что эту битву он выиграет. Если, конечно, не вмешается сама Судьба или кто-нибудь из людей Битона не подоспеет на помощь. Противник Мюррея сохранил остатки опыта и силу, но эта сила постепенно ослабевала. Происходило ли это из-за болезни или из-за того, что слишком долгое время в сражениях он полагался на других людей, но Битон быстро уставал. Удары его меча становились все более беспорядочными, и сам он начал пошатываться, уклоняясь от выпадов Балфура.

Конец битвы почти разочаровал Балфура. Битон оступился, пытаясь отразить атаку соперника, и открылся для быстрого, отточенного смертельного удара. Балфур, не колеблясь ни секунды, воспользовался полученным преимуществом и погрузил свой меч глубоко в грудь противника. Увидев, как Битон упал, воин едва ли почувствовал нечто большее, чем простое облегчение оттого, что все закончилось, и он мог, наконец, найти тех двоих, ради которых сюда и пришел. Битон был врагом Мюрреев так долго... Балфур даже удивился, что почти ничего не чувствует, убив его. Но тратить время на самокопание он не мог.

Мюррей вытер меч об одежду поверженного противника, мимоходом отметив, что кольчуга врага износилась. Хотя тот долгое время копил богатства, обирая подданных, но явно не особо тратился на вооружение и доспехи, чтобы защищать их. Битон, видно, рассчитывал, что ему удастся спрятаться за высокими прочными стенами Дублинна. Это объясняло ту легкость, с которой Мюрреям удалось выиграть битву, всего лишь проникнув за стены замка.

– Ну вот, теперь ты стал трупом, на который так долго походил, – тихо произнес Балфур и, поднявшись на ноги, огляделся.

Те несколько Битонов, которые еще сражались, уже либо видели смерть своего лэрда, либо слышали о ней. Крик поднялся сразу же, как только мужчина упал. Балфур сомневался, что они продолжат сражаться, по крайней мере ради Битона. Многие воины дублиннской армии были наёмниками, преступниками и изгоями и потому страшились плена больше смерти. Как бы то ни было, битва почти завершилась.

Широко шагая к главной башне, Балфур заметил тяжелораненого вражеского воина, лежавшего в грязи. Мюррей наклонился над ним и, ухватившись за край изорванной кольчуги, осторожно приподнял его с земли.

– Где пленники? – потребовал он, желая убедиться, что положение дел не изменилось с тех пор, как Дугласу удалось сбежать из Дублинна.

– Которые? – спросил мужчина. Голос его был слабым и хриплым от боли, но в нем еще звучала нотка вызова.

– Женщина, которую Битон собирался повесить, и парень, которого он намеревался объявить своим сыном, не сумев произвести на свет собственного, – отрывисто бросил Балфур, слегка встряхивая раненого.

– О Господи, неужели ты не можешь дать мне спокойно умереть?

– Нет, и если ты умрешь до того, как расскажешь все, что мне нужно знать, я последую за тобой к вратам ада, чтобы выпытать ответ.

– В темнице, будь ты проклят.

Балфур отпустил мужчину, и тот, застонав, упал спиной на землю.

– Кто с ними? – Балфур чувствовал себя неловко из-за того, что так обращается с умирающим, но, приглядевшись повнимательнее, решил, что хоть мужчина и выглядит скверно, возможно, его увечье не смертельно.

– Один стражник.

Балфур перешагнул через воина и направился к главной башне. Он держал меч наготове, но не встретил никого, кто пожелал бы бросить ему вызов. По сути, Мюррей вообще никого не встретил. Ему подумалось, что их внезапное нападение оказалось гораздо более успешным, чем он рассчитывал, настолько, что у противника не было времени спрятаться за толстыми надежными стенами замка. Войдя в большой зал, Балфур увидел дверь, о которой говорил Дуглас, и все его страхи за Эрика и Мэлди снова ожили, не давая вздохнуть. Совершенно не думая о собственной безопасности, он подбежал к двери, распахнул ее и бросился вниз по крутой лестнице.

Тяжело оперевшись на прохладную стену, Балфур рукавом вытер с лица пот. Он с боем проложил себе дорогу в замок и, как безумный, кинулся в темницу только для того, чтобы обнаружить там до смерти перепуганную горничную и стонущего стражника. Они рассказали, что Эрик и Мэлди связали их, заперли и сбежали. Балфур оставил пленников там же, не обращая внимания на их цветистые высказывания о нем, а также об Эрике и Мэлди, и помчался обратно вверх по лестнице. Но вернувшись в зал, Мюррей остановился, не зная, куда идти и что делать дальше. Он был так уверен, что найдет Мэлди и Эрика, что чувствовал себя словно придавленным грузом разочарования.

Балфур не знал, где сейчас Джеймс, Дуглас и Найджел. С начала битвы он не думал почти ни о чем, кроме необходимости добраться до башни, до темницы, где, как все говорили, держат Эрика и Мэлди. Чертыхаясь сквозь зубы, Мюррей двинулся к выходу, с отвращением понимая, что мог пройти в шаге от Эрика и Мэлди или даже разминуться с ними на считанные мгновения. Грело душу то, что если Битон и планировал убийство пленников, то им удалось спастись. Балфур не знал только, когда это произошло, куда они направились и увенчался ли побег успехом. Ускользнуть в разгар жаркой битвы – нелегкое дело.

Вдруг мужчина увидел мертвеца, застывшего в нелепой позе рядом со столом, и насторожился. Он понял, что слишком увлекся поисками Эрика и Мэлди и совершенно не заботился об осторожности. Этот человек оказался мертв, но Балфур должен был, по крайней мере, заметить тело и понять, что, хоть все вокруг и выглядело пустынным, находиться в башне явно небезопасно. Он задумался, кто мог убить этого мужчину. Мюррей надеялся, что это не пришлось сделать ни Мэлди, ни Эрику. Ни один из них не был достаточно жесток, чтобы воспринимать убийство человека как необходимость, как неотъемлемую часть сражения или борьбы за выживание. Балфур подумал, что им и не следует быть способными на такое. Его заполнила волна отвращения к самому себе, ведь он не смог защитить их.

– Балфур, – окликнул от входной двери знакомый низкий голос.

– Джеймс, вот уж не думал, что когда-нибудь буду так рад видеть тебя, – ответил Балфур.

Джеймс подошел к нему и уставился на мертвеца:

– Твой?

– Нет, и я надеюсь только, что Мэлди и Эрик тут тоже ни при чем. – Балфур нахмурился, заметив, как поморщился Джеймс. – Ты их видел? Я спускался в темницу, но обнаружил, что они уже освободились сами.

– Да, я их видел, и да, этот человек погиб от их руки.

– Они не ранены?

– Нет. Калум пытался сделать все, чтобы им не удалось покинуть Дублинн живыми, но я положил этому конец. – Джеймс вдруг усмехнулся. – Я нашел их случайно. Твоя крохотная подружка стояла здесь, одновременно пытаясь поднять меч, вдвое больше ее самой, и удержаться между Калумом и Эриком. Для такой хрупкой девушки она очень бесстрашна.

– Мэлди сражалась с Калумом?

– Она просто пыталась спасти себя и мальчишку. Ты видел Битона, или этот изворотливый трус сумел избежать заслуженного правосудия?

– Я отправил Битона к дьяволу.

– Так вот почему битва почти закончилась.

– Значит, мне не нужно возвращаться туда. Хорошо. Где Мэлди и Эрик?

Балфур так сильно хотел увидеть брата и Мэлди, самому убедиться, что они невредимы. Пока он не сделает этого, не сможет почувствовать облегчения, не сможет поверить до конца в победу. За небольшими исключениями все прошло слишком хорошо, слишком благополучно, и ему было сложновато осознать, что победа оказалась такой легкой.

– Жаль, что им пришлось убить его, – тихо произнес он, легонько подтолкнув мертвеца ногой. – И Мэлди никогда не должна была держать в руках меч.

– Парень, ты же не можешь постоянно охранять каждого из своих людей, – заметил Джеймс. – Ты просто умрешь от недосыпания.

Балфур коротко улыбнулся:

– Конечно, в произошедшем здесь есть и моя вина, но ты прав. Я не могу постоянно следить за всеми или знать о каждой опасности, которая может подстерегать за ближайшим углом. Не беспокойся, я не собираюсь надевать власяницу, просто чувствую себя немного виноватым.

– Тогда, пусть тебя утешит эта победа.

– Я утешусь гораздо быстрее, когда увижу своего брата и Мэлди.

– Следуй за мной, парень. Я оставил их с оруженосцами и лошадьми, они в безопасности на холме. Кстати, твой ненормальный братец Найджел тоже там.

– Он в порядке? – спросил Балфур, когда они вышли во двор замка.

– Да, просто сильно утомлен. У него все же недостаточно сил, чтобы выдержать битву до конца. Удостоверившись, что люди Найджела вполне обойдутся без его руководства и только сам Бог может вырвать победу из наших рук, я увел его с поля боя.

– Полагаю, он не слишком-то радовался.

Джеймс только улыбнулся, и Балфур обратил внимание на то, что происходило во дворе замка и за ним. Битва была действительно окончена. Его люди собирали оружие у сдавшихся. Во дворе стали появляться

убрать рекламу



женщины и дети. Они бродили среди мертвых и раненых, разыскивая своих мужчин. Тоскливый печальный плач уже начал разноситься по двору, и Балфур внутренне поморщился. Битон не оставил ему выбора, но Мюррей сочувствовал женщинам и детям, лишившимся отцов, сыновей, мужей и возлюбленных. Теперь, когда лэрд умер, у этих людей появилась надежда на лучшее будущее, но Балфур понимал, что еще долгое время они будут переживать утраты.

– Ты ничего не можешь для них сделать, – проговорил Джеймс, когда они начали подниматься на холм, на вершине которого ждали Мэлди и Эрик.

– Да, знаю. Но это всегда омрачает радость победы. Кроме того, мне хотелось бы знать, что теперь будет с этими людьми. Мы не можем взять земли Битона. Слишком многие заявляют на них права, и среди них есть гораздо большие любимчики короля, нежели мы.

– Нет ничего хуже того, что им уже пришлось вынести под властью Битона.

– Но это может оказаться один из его родичей.

– Мне хотелось бы верить, что не все Битоны настолько отвратительны.

Балфур только кивнул. Все его внимание сосредоточилось на небольшой группке людей, расположившейся на вершине холма. Через какое-то мгновение он снова увидит Мэлди. В последнюю их встречу Балфур обвинил девушку в предательстве, в пособничестве Битону. Он все еще пытался понять, не это ли послужило причиной ее появления в Дублинне с намерением убить Битона. Трудно догадаться, почему Мэлди сделала это или почему она вообще делала что-либо. Балфур сознавал, что очень плохо понимает свою возлюбленную, а знает о ней и того меньше. Тем не менее, в одном он был уверен – Мэлди не встретит его с распростертыми объятиями.

Мюррей решил, что должен любым способом вернуть Мэлди в Донкойл. Ему нужно время, чтобы загладить нанесенное ей оскорбление и постараться вновь завоевать ее любовь. Балфур не мог позволить ей уйти. Мэлди слишком много значила для него, для его счастья. Если понадобится, он свяжет ее, притащит обратно и посадит под замок до тех пор, пока она не согласится его выслушать.

Мэлди увидела Балфура, взбирающегося на холм, и почувствовала облегчение. Он все-таки выиграл сражение и выжил, чтобы насладиться победой. Ей всем сердцем хотелось вместе с любимым отведать её вкус, разделить его радость. Вместо этого ей придется сказать Балфуру то, что непременно омрачит его праздник. Это казалось очень несправедливым. Никто не заслуживал смерти больше, чем Битон, и Балфуру следовало бы гордиться, что он избавил мир от такого человека. Мэлди ненавидела себя за то, что собиралась сделать. Она понимала, что сказанное ею непременно омрачит радость победы. Девушка почувствовала, как Эрик дотронулся до ее ладони, и посмотрела на брата.

Юноша выглядел таким же подавленным, какой ощущала себя Мэлди. Девушка сжала его руку. Да, она близка к тому, чтобы потерять любимого мужчину. Эрик же мог потерять значительно больше. Мэлди понимала, что ради него ей придется быть сильной.

– Мы должны рассказать ему, – прошептал Эрик, не желая, чтобы Найджел их услышал. – Это не может ждать.

– Ты прав, – согласилась она. – Просто он выглядит таким довольным. Ведь ему только что удалось победить врага, досаждавшего Мюрреям в течение тринадцати лет.

– Да, а наши вести надолго омрачат радость победы. Теперь все узнают, что длительная кровавая вражда основывалась на лжи, что многие Мюрреи погибли ни за что. Но мы должны рассказать. Если будем ждать слишком долго, станет только хуже.

– Знаю. И потом он захочет узнать, почему мы ничего не рассказали, хотя все это стало нам известно еще в Дублинне. – Она поморщилась. – По крайней мере, кто ты есть на самом деле. А я слишком долго утаивала правду о себе, даже лгала, чтобы ее скрыть.

– Возможно, не стоит выдавать все твои секреты?

– Как я уже говорила, мы должны. Тебе ведь не феи сообщили правду о твоем происхождении. Едва Балфур узнает, каким образом тебе стало известно, кто твой отец, его взгляд обратится ко мне. Метка, которая есть у нас обоих, не только подскажет ему, что мы кровные родственники, но и выдаст мою ложь. Да и устала я лгать. Нет, мы обязаны рассказать всё. Если откроем только часть истины, у Балфура хватит ума понять остальное, и тогда в его глазах мы оба будем выглядеть лжецами.

Эрик коротко улыбнулся, затем его лицо вновь помрачнело.

– Честно говоря, и я хочу, чтобы мы оба открыли свои тайны. В конце концов, если меня выкинут прочь из-за моего отца, то мне было бы легче, если бы тебя выкинули вместе со мной. Не слишком достойно с моей стороны, но, боюсь, это правда.

Мэлди на мгновение сжала его руку в знак понимания.

– Не великий грех. Никто не хочет остаться в одиночестве. Поверь мне, ведь я была одна большую часть жизни.

– Впредь этого не случится, – твердо пообещал Эрик.

Девушка была глубоко тронута. Слова мальчика прозвучали как клятва. Неважно, что произойдет потом, когда откроется вся правда. Мэлди уже никогда не будет одинока. Эрик точно знал, кто она, знал о ее печальном прошлом, был полностью осведомлен о грехе, который она намеревалась совершить, прибыв в Дублинн, но не отрекся от нее. В душе Мэлди знала, что ее юный защитник навсегда останется с ней и всегда будет ее семьей, хотя к этому еще нужно привыкнуть. Доброта и преданность были чем-то новым, незнакомым.

– О чем вы там шепчетесь? – спросил Найджел.

– Просто интересуемся, что случилось с Битоном, – ответил Эрик, избегая встречаться с ним взглядом.

– Поскольку братец топает к нам и выглядит при этом живехоньким, можно предположить, что Битон мертв, – протянул Найджел, слегка улыбнувшись Эрику. – Вы уверены, что не ранены? – спросил он, когда заметил, что мальчик все еще не смотрит на него.

– Да, мы с Мэлди в порядке.

– Рад это слышать, – заметил Балфур, наконец добравшись до них.

Бросив на Мэлди короткий взгляд, лэрд стиснул Эрика в объятиях. Девушка с легкостью могла представить целую вереницу чувств, охвативших юношу, когда он обнял Балфура в ответ. Мальчик любил братьев, по-прежнему чувствовал глубокую родственную привязанность к ним и знал, что собирается рассказать им горькую истину, которая может все разрушить. Возможно, в последний раз Эрик наслаждается открытыми, легкими отношениями с вырастившими его людьми, и Мэлди разделяла его печаль. Ей пришлось бороться со слезами не только из-за боли, которую переживал сейчас Эрик, но и из-за страданий, которые предстоит вскоре испытать остальным.

Мэлди стало любопытно, что означают взоры, которые украдкой бросал на нее Балфур. Чувства, скрывающиеся за этими беспокойными взглядами, не поддавались определению. Мэлди даже и не собиралась пытаться применить свой дар, чтобы разобраться в переживаниях Балфура. Она слишком близко к сердцу принимала тревоги Эрика, а ее собственные мысли находились в таком смятении, что едва не вызывали тошноту. Если бы даже Мэлди смогла ощутить, что твориться в голове и в сердце Балфура, то сомневалась, что ей хватило бы ясности ума, чтобы справиться с этим. Обдумывая все, что она намеревалась рассказать, Мэлди почти уверилась, что ей не захочется узнавать, что он ощутит, когда услышит правду.

– Ты в порядке, Эрик? – спросил Балфур, выпуская младшего брата из объятий и осматривая его.

– Все хорошо. Разве что пара синяков, – ответил Эрик, пятясь от Балфура и становясь рядом с Мэлди, которая медленно поднялась на ноги и взяла мальчика за руку.

Балфур нахмурился, глядя на парочку перед ним. Он начал чувствовать некоторую неловкость. Эрик выглядел почти измученным, как будто готовился к чему-то очень неприятному. Мэлди же была необыкновенно печальной. Балфуру хотелось бы знать, как много она рассказала мальчику о том, что произошло между ними. Эрик обладал острым чувством справедливости и мог рассердиться из-за обвинений, которые его брат бросил Мэлди.

– Я видел человека, которого вам пришлось убить, – сказал Балфур, внезапно решив поговорить о чем-нибудь отвлеченном, а не о том, что, очевидно, готовились поведать Мэлди и Эрик. – Мне очень жаль, что вам довелось пройти через это. Я должен был защитить вас.

– Но ты же не можешь быть везде, Балфур, – мягко заметил Эрик. – И по правде говоря, он погиб вовсе не в достойном сражении. Он просто наткнулся спиной на меч, который я держал в руках.

– В первый раз проливать чью-то кровь всегда тяжело.

– Я знаю, но меня это не беспокоит. Он собирался убить Мэлди, и никакие слова не убедили бы его не делать этого. Так что получалось: или он, или она. И я очень рад, что погиб он.

– Я тоже, – мягко произнес Балфур, посмотрев на Мэлди. Но девушка или не смогла, или не захотела встретиться с ним взглядом. Это заставило Мюррея серьезно встревожиться.

– Почему этот человек так жаждал убить тебя? – спросил он Мэлди.

– Он винил меня в поражении, – ответила она. – Считал, что ты мог взять Дублинн, только если бы я помогала тебе, рассказав обо всем, что смогла здесь выведать.

Балфур вздрогнул:

– Похоже, тебе пришлось немало пострадать от несправедливых обвинений.

Мэлди пожала плечами:

– Я слишком старалась оставаться незнакомкой. А когда кто-то поступает так, что людям остается думать? Ты выиграл сражение с Битоном?

– Да, этот ублюдок мертв.

– Справедливость восторжествовала, – прошептала она.

Он поморщился и запустил руку во влажные от пота волосы.

– Я начинаю думать, что я единственный, кто знает, что мы выиграли эту битву.

– Я знаю, – возразил Найджел. Хоть он и стоял рядом с Балфуром, его взгляд был неотрывно прикован к Мэлди и Эрику, брови хмурились. – Думается мне, то, что их тревожит, не имеет никакого отношения к битве.

– Мы должны вам кое-что сказать, – заявил Эрик, гордо выпрямившись и, наконец, встретившись глазами с братьями.

– Это подождет, парень, – возразил Джеймс. – Сейчас мы отправимся в Донкойл. Там закатим великолепный пир, и вы поведаете все, что пожелаете.

– Когда я закончу рассказ, вы, возможно, не захотите разделить

убрать рекламу



со мной хлеб.

– Ну же, Эрик, если ты все еще тревожишься из-за смерти Малкольма, так в этом нет твоей вины, – попытался приободрить брата Найджел и тут же нахмурился, заметив, что совсем не успокоил мальчика: лицо его все еще оставалось мрачным. – Ты боишься, что своим взглядом выдал знакомство с Малкольмом? Я считаю, этого было бы недостаточно. Просто Малькольм проявил неосторожность, пытаясь спасти тебя.

– Найджел прав, – поддержал брата Балфур, хотя и понимал, что Эрика тревожит вовсе не надуманная вина в смерти Малкольма.

– Вовсе не Малкольм или его смерть заботят меня, – огрызнулся Эрик, и эта короткая вспышка раздражения заставила Балфура, Найджела и Джеймса уставиться на него в изумлении. Мальчик вздохнул и потер шею.

– Ты начинаешь беспокоить меня, парень, – сказал Балфур, силясь улыбнуться, но попытка с треском провалилась. – Ну давай же, что такого ты хочешь нам сказать? Что может быть настолько ужасным?

– Я не Мюррей, – объявил Эрик чистым твердым голосом. – Мы все ошибались на протяжении долгих тринадцати лет. Понимаете, ваш отец мог затащить жену Битона в постель, но не он был моим отцом. Я Битон.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Мэлди не думала, что когда-нибудь увидит такое потрясение на лицах Найджела, Балфура и Джеймса. Они явно хотели опровергнуть заявление Эрика, но что-то в глубине души заставило их промолчать. Она гадала, в чем же причина их нерешительности. Либо та доля правды, что присутствовала в словах Эрика, либо опасение, что мальчик повредился рассудком за время плена. Вскоре стало ясно, что они посчитали, будто мальчик сошел с ума.

– Нет, парень. Битон хотел, чтобы ты в это поверил, – возразил Балфур. – Если поверишь ты, то и остальной мир согласиться с его утверждением.

– Я не легковерное дитя, – упорствовал Эрик.

– Нет. Конечно нет. Тем не менее, ты долгое время был во власти Битона. Даже самые разумные мужчины поверят в то, что им повторяли раз от раза. Особенно, если рядом нет никого, способного опровергнуть эту ложь.

– Ты так старательно пытаешься доказать, что в том, что я говорю, одна только ложь... Мне трудно продолжать. Я вижу со всей ясностью, что мои вести не принесут радости, и, возможно, вы даже откажетесь от меня.

– Ты никогда не мог бы стать для нас чужим, – заверил Джеймс.

– Я сын Битона. Поверьте, я всем сердцем желал бы изменить это, но не могу. Посмотрите на меня. Во мне нет ничего от Мюрреев. Мы считали, что я похож на мать, но меня всегда удивляло, почему во мне нет ничегошеньки от отца. Я светловолосый, а у вас волосы темные. И я не такого крупного телосложения.

– Может, это у тебя от матери. Не все дети похожи на обоих родителей, – возразил Балфур.

Напряженность в голосе Балфура заставила Мэлди внимательнее присмотреться к нему. Он действительно верил в то, что говорил. Она удивилась, как, имея столько вопросов, ему удалось отмести все сомнения в сторону. Мэлди молилась, чтобы причиной тому послужила безграничная любовь к Эрику.

– Да, но я был прав, полагая, что во мне должно быть хоть что-то отцовское, – сказал Эрик. – Возможно, даже предчувствовал что-то. Я не замечал в себе ничего от отца, но, честно говоря, мне было все равно. У меня есть особенная отметина на теле...

Когда Балфур вдруг взглянул на нее, Мэлди поняла, что он вспоминает, как увидел у нее родинку, показавшуюся ему знакомой.

– Да, эта отметина, – сказала Мэлди.

– Ты тоже из Битонов? – воскликнул Балфур.

– Да. Уильям Битон был тем мужчиной, который затащил мою мать в постель и бросил ее. По его вине она опустилась на самое дно, где и умерла, – подтвердила девушка.

– И ты намеревалась убить его?

– Да. Именно поэтому и пришла сюда. Стыдно признаться, но только ради этого я позволила привезти меня в Донкойл. Я пряталась в окрестностях Дублинна неделями, но не смогла приблизиться к человеку, которого поклялась убить. Вы тоже желали его смерти, и я подумала, что с вашей помощью подберусь ближе и получу возможность, которую упустила, полагаясь на собственные силы.

– Но, девонька, почему ты все-таки хотела убить собственного отца? – спросил Джеймс, пока Балфур, не говоря ни слова, переводил пристальный взгляд с Мэлди на Эрика и обратно.

– Потому что мать вынудила меня пообещать, что я отомщу. Заставила дать ей клятву на крови. – Она холодно улыбнулась, увидев потрясение на их лицах. – Моя мама ненавидела Битона с тех пор, как он оставил ее. Причиной тому были тщеславие и уязвленная гордость. Хотя раньше я думала, что дело в несчастной любви или позоре, но это не так. Единственной пользой, которую я извлекла из своего недолгого пребывания в темнице Дублинна, стала ясность ума, хотя и болезненная. Мать вырастила меня как орудие мести против мужчины, который пренебрег ею.

– Разве другие мужчины не обижали ее? – спросил Найджел. Его пристальный взгляд был мягким, полным сочувствия. Она хотела, чтобы Балфур смотрел на нее так же, но его взгляд оставался пустым и непроницаемым.

– О да, конечно, снова и снова, пока ее не стали интересовать только их деньги. Я, наверное, никогда не пойму, почему она считала Битона хуже остальных, но для нее это было именно так. А я была его дочерью. Вероятно, она чувствовала, что нет лучшего орудия против Битона, чем его собственная плоть и кровь. А возможно, мать желала и меня наказать за то, что я выжила при родах, – пожала плечами Мэлди. – Сейчас это уже не важно. Похоронив ее, я пришла в Дублинн, дабы исполнить клятву – убить отца.. И сейчас хочу извиниться за то, что пыталась использовать вас в своих целях.

– Боюсь, это я стал причиной столь болезненного откровения, – мягко сказал Эрик, пожимая ее руку. – Дурная привычка: если у меня есть пара вопросов, я их просто задаю, не задумываясь о последствиях.

– Откровение сильно запоздало, – прошептала Мэлди, – своими поступками вы заставили меня открыть глаза на правду, которую я усердно старалась не замечать. Я понимаю, вам будет нелегко принять мой рассказ.

– А что за отметина-то? – спросил Найджел. – Многие из нас имеют одну-две на теле. Но это еще не говорит о родстве.

– Эта отметина слишком отчетливая и необычная, чтобы осталась хоть капля сомнений, – возразил Эрик, показывая мужчинам родинку в виде сердца на своей спине. – Мэлди всегда знала, кто она и откуда у нее родимое пятно, – мать открыла ей правду. Нам нельзя отрицать очевидного.

Найджел поморщился, бросая озабоченные взгляды на все еще безмолвствующего Балфура и произнес:

– Возможно, твоя мать была в отдаленном родстве с Битоном и ты все же получил эту отметину от нее, а не от Битона.

– Если бы такое родимое пятно было только у меня, то твое предположение могло бы успокоить наши страхи, но это не объясняет, откуда у Мэлди такая же родинка, не так ли? Нет, без сомнения, я сын Битона, его законный наследник, хотя это еще надо будет доказать. Мужчина, которого мы убили, знал правду.

– Он тоже Битон?

– Нет, в противном случае ему не нужно было бы ждать так долго, чтобы захватить меня, разве нет? Джордж, человек, которого я убил, сказал, что был одним из тех, кто оставил меня умирать. Ему хватило одного взгляда, чтобы определить, что у меня такая же отметина на спине, как у Битона. Джордж всегда знал правду, но держал ее при себе, надеясь, что придет время, когда это принесет ему выгоду. Не секрет, как сильно Битон хотел сына, поэтому неудивительно, что он проводил немало времени в постели жены. Все знали о его жестокости, поэтому то, что мама не смогла предотвратить случившееся, не стало неожиданностью. Я так думаю. – Эрик сделал глубокий вдох и продолжил: – А еще я узнал, что Битон убил мою мать и повивальную бабку, которая помогла мне появиться на свет. Он не хотел, чтобы они напоминали ему о позоре. Джордж понимал все это и был единственным, кто мог просветить Битона. Мне нужно не только смириться с тем, что я Битон, а не Мюррей, но и принять то обстоятельство, что мой отец убил мать и очень старался покончить со мной.

– Битон был ублюдком, который на своем пути сеял только страдания, – сказал Джеймс. Он подошел и обнял Эрика и Мэлди за плечи в знак сочувствия. – Мне кажется, он мог с помощью старой Гризель убить и твоего отца. Точнее, приемного отца.

– Мы снова вместе! Чего же тогда медлим? – воскликнул Найджел, осматриваясь вокруг. Он схватил Балфура за руку и слегка пожал ее. – Нам следует вернуться в Донкойл.

– Да, действительно, – согласился Балфур и, крепко обняв Эрика, зашагал к лошадям.

– Всем нам, – прокричал Найджел ему вслед.

– Да, определенно, всем.

– Нет, – покачала головой Мэлди. – Думаю, будет лучше, если я поеду в противоположном направлении.

– Сейчас слишком поздно ехать куда бы то ни было одной. Кроме того, тебе надо запастись едой, – возразил Найджел, подсаживая Мэлди на своего коня.

– Вряд ли вы жаждете моего общества после того, что я рассказала.

– Нет, ты же видишь, что некий сердитый рыцарь сейчас не жаждет твоего общества, – устраивая Мэлди в седле, Найджел кивнул на быстро удаляющегося Балфура, – но он не единственный, кто едет в Донкойл.

Найджел вскочил на лошадь позади Мэлди и усмехнулся Эрику. Мальчик ехал на лошади Джеймса.

– То же и со мной, – сказал Эрик. – Балфур не плюнул в меня, но он и не в восторге от моего возвращения.

– Ерунда, парень, – сказал Джеймс – Он ведь обнял тебя.

– Ага, будто меня льдом обложили. Он еще не осознал и не принял случившееся. Возможно, нам с Мэлди лучше остаться здесь.

– Нет. Ты-то уж точно должен быть рядом, чтобы Балфур поговорил с тобой, когда придет в себя.

– По-моему, лучше как раз держаться подальше, – пробормотал Эрик.

Найджел улыбнулся и потянулся, чтобы взъерошить густые све

убрать рекламу



тлые волосы мальчика.

– Балфур глубоко потрясен. Точно не скажу, почему эти вести ударили по нему намного сильнее, чем по нам, – хотя есть пара мыслишек, – но он успокоится.

– Может, и так, но все равно я Битон, а не Мюррей, и этого не изменить.

– Ты Мюррей. Возможно не по крови и рождению, но во всем остальном ты Мюррей, – твердо сказал Найджел, и Джеймс кивнул в знак искреннего согласия. – Мы растили тебя как брата тринадцать лет. Неужели ты действительно думаешь, что мы запросто отбросим в сторону все эти годы? Ты тот же крохотный младенец, которого Джеймс нашел полумертвым на склоне холма. Ты остаешься ребенком женщины, которую наш отец любил настолько сильно, насколько вообще был способен любить женщину. Настоящий волокита – вот кем он был. Ничего не изменилось. А ты не думал, что за все эти годы мы хотя бы разок могли засомневаться, что ты сын нашего отца?

– Но вы и словом не обмолвились.

– Конечно нет. Мысли, когда они вообще приходили, были мимолетны и не имели большого значения.

– Тогда почему Балфур так расстроен?

– Боюсь, это связано не с тобой, парень, – пробормотал Найджел.

Мэлди вспыхнула, когда трое мужчин посмотрели на нее. Такое повышенное внимание – одна из причин, почему она не хотела ехать в Донкойл, хотя Найджел был прав. Сейчас поздно ехать куда-то одной. Когда они прибудут в Донкойл, уже почти стемнеет, а замок Мюрреев был гораздо ближе любого места, куда она могла бы податься, кроме, возможно, хижины Элинор, но появляться там было бы небезопасно. Горе тех, кто потерял своих любимых, должно поутихнуть, прежде чем они смогут без ненависти взирать на тех, кого считают виновниками своего поражения.

И если Мэлди собирается продолжить свое путешествие, то ей необходимо запастись провизией. Придется одолжить еду у Мюрреев, хотя это и неудобно, учитывая, что она их обманула. Легче перенести небольшое унижение, чем голод и холод.

Всю дорогу до Донкойла Балфур безмолвствовал. И как только они достигли главной башни, тут же удалился в опочивальню. К ужасу Мэлди ее разместили в той же самой комнате, из которой она сбежала благодаря скромнице Дженни.

– Мне очень жаль, что пришлось ударить тебя, – обратилась к молоденькой служанке Мэлди, едва войдя в комнату, – но я должна была выбраться отсюда.

Дженни вздохнула, на мгновение уставилась взглядом в потолок и наконец посмотрела на Мэлди.

– Знаешь, как это больно? До сих пор остался небольшой синяк. – Она указала на пожелтевший синяк на подбородке. – И бедный Дункан прятался от нашего лэрда целых два дня. Думаю, он до сих пор старается не попадаться ему на глаза.

– Я должна была выбраться из Донкойла. – Мэлди вздохнула и покачала головой. – Уверена, скоро ты услышишь все подробности. Я не надеюсь, что твое мнение обо мне изменится к лучшему и ты перестанешь видеть во мне предательницу. Но тем не менее прошу: поверь, я очень сожалею, что ударила тебя.

– Хорошо, считай, что я поверила. Но если решишь убежать снова, не зови меня.

Мэлди поморщилась, когда молодая служанка вышла, с глухим стуком закрыв за собой тяжелую дверь. Она направилась к кровати и рухнула на нее, слепо уставившись в потолок. Она подозревала, что, скорее всего, не останется надолго в Донкойле, но предчувствовала, что время, проведенное здесь, покажется ей вечностью.

Могло быть несколько причин, почему Балфур снова предоставил ей эту комнату. Она пыталась перестать думать об этом, но мысли буквально роились в голове. Возможно, ему действительно необходимо время, чтобы все обдумать. Она рассказала ему такие вещи, которые совсем не просто принять. Найджел и Джеймс восприняли все довольно хорошо, может быть, и Балфур смирится после того, как все обдумает. Он разместил её в той же комнате, чтобы иметь возможность придти к ней, как только примет решение. Сердце забилось чаще, но Мэлди решила, не питать ложных надежд. Балфур мог отдать ей эти покои просто потому, что только они были свободны.

Она чувствовала себя больной и разбитой, и тому виной не только испытания, которым она подверглась в последние несколько дней. Хотя тело покрывали синяки, львиная доля боли поселилась внутри. В некотором роде она снова потеряла мать. Неприглядная истина развеяла ложь, окутавшую Мэлди со всех сторон. На самом деле у нее никогда и не было матери. Она просто жила с женщиной, которая без особой охоты кормила и одевала дочь, взращивая орудие мести. Мэлди осознала, насколько сильнее сразила бы ее правда, не ожидай она подобного от матери.

Так же Мэлди не оставляли мысли об отце, которого она пыталась убить. Хотя Мэлди и радоалась его смерти, все же испытала облегчение, что не взяла грех на душу. Мать постоянно твердила, что Битон обманщик и подлец, но в действительности он оказался намного хуже и заслужил смерть своими ужасными злодеяниями, среди которых уязвленное тщеславие Маргарет Киркэлди – мелочь. Было очень нелегко наконец встретиться с ним, увидеть собственными глазами породившее ее зло.

В глубине души Мэлди боялась, что какая-то часть этого зла живет внутри нее. Казалось, и Эрик испытывает тот же страх. Мэлди знала, что еще не скоро перестанет обдумывать каждое свое действие и опасаться, что это дрянная кровь Битона направляет ее мысли и поступки. Неважно, как часто она твердила себе, что не обязательно станет копией своего родителя. Ведь то, что Битон – ее отец, еще не означает, что она должна быть похожа на него во всем. Но прежде чем она убедится окончательно, пройдет немало времени.

Мэлди подумала о Балфуре, и горькие слезы полились из глаз. Он так и не пришел. Она решила подождать еще немного, но чувствовала, что это будет лишь пустой тратой времени. Он никогда не вернется в ее постель, вероятно, даже не захочет взглянуть на нее издали. Да, она предала его, но не так, как он думает. Она предала его по-иному. Ложью и намерением использовать в своих целях. Мэлди была уверена: гордый мужчина так просто не простит этого. Однако она будет ждать. В комнате, где они разделили столь многое. Надежда умирает последней.

Девушка выглянула в окно. Мягкий свет нового дня причинил резкую боль глазам. Она совсем не спала этой ночью, лишь дремала время от времени. Балфур так и не появился. Сердитая Дженни была единственным человеком, заходившим в комнату. Служанка принесла ужин и поспешно удалилась. То, что еду для Мэлди принесли в комнату и не пригласили ее к ужину вместе с остальными в главный зал, говорило само за себя, но она продолжала надеяться и ждать.

Однако дальше ждать бессмысленно.

Накинув плащ и прихватив маленький узелок, собранный еще ночью, Мэлди проскользнула через зал в комнату Найджела. Она не удивилась, обнаружив там полусонного Эрика, завтракающего с таким же не отдохнувшим с виду Найджелом. Казалось, они не особо удивились, увидев ее.

– Ты сдаешься намного быстрее, чем я предполагал, – пробормотал Найджел.

– Я не из тех, кто ломится в закрытые двери, – сказала девушка.

– Мэлди, ну подожди еще немножко, – настаивал Эрик.

– Не могу.

– Почему? Разве Балфур не стоит того, чтобы чуточку потерпеть?

Похоже, Найджел рассказал Эрику больше, чем она сама, и уж точно намного больше, чем следовало знать мальчику. Мэлди бросила на Найджела многозначительный взгляд, но тот лишь слегка улыбнулся и пожал плечами. Она осознала, что ее замысел – просто придти и попрощаться – был обречен на провал с самого начала. Найджел и Эрик считали, что она должна задержаться в Донкойле, они не одобряли ее решение и не дадут ей так просто уйти. Мэлди опустила свою котомку и, слегка подтолкнув Эрика локтем, села и отломила себе хлеба, который ели братья.

– Пока ты будешь заговаривать меня до смерти, я, пожалуй, подкреплюсь, – пробормотала она.

Эрик закатил глаза и сделал большой глоток сидра.

– Ты знаешь, что это трусость?

– Тогда, я добавлю ее к своим многочисленным недостаткам. Я могу быть трусихой так же легко, как и лгуньей.

– Мэлди, ты врала потому, что не было другого выхода. Если бы ты разоткровенничалась в самом начале, то все время провела бы в темницах Донкойла. Никто бы не стал тебя слушать, никто бы не поверил тебе, неважно, как часто ты повторяла бы, что не станешь помогать Битону. Ты его дочь. Только это и имело бы значение. Мюрреи ни за что не поверили бы, что ты не только не станешь помогать родственникам, но даже желаешь Битону смерти не меньше, чем они сами.

– Значит, для моей лжи нашлось объяснение. Хотя это уже не важно. И так ясно, что они не признают этого. И никогда не примут меня.

– Нет, не думаю, – Эрик быстро сжал ее руку. – Меня же приняли. Сейчас каждый знает, что я сын Битона. Да, это было неожиданно, но не более. Ты оказалась права. Для всех здесь я все тот же Эрик. Как сказал Джеймс, я был родным сыном, а стал приемным. Для большинства людей почти ничего не изменилось.

Она поцеловала его в щеку:

– Я рада за тебя. Однако наши случаи немного отличаются. Я не росла здесь. Я не была членом семьи на протяжении тринадцати лет. Напротив, я неожиданно появилась на дублиннской дороге и скрыла правду о своих намерениях. И как ты правильно заметил, я хотела убить родного отца, а ничего похвального в этом нет.

– Возможно, некоторым будет трудно понять, но, принимая во внимание, каким человеком был Битон, не думаю, что все поголовно тебя осудят, – заметил Найджел. – И ты отправилась спасать Эрика. И спасла.

– Нет, с той минуты, как началось сражение, Эрику уже почти ничего не угрожало, – ответила Мэлди. – Честно говоря, освободив мальчика из темницы, я подвергла его большей опасности, чем если бы оставила там. До окончания битвы с ним бы ничего не случилось. Даже если бы каким-то чудом Битоны победили, а их лэрд умер, Эрику ничего не грозило. Ведь Битон хотел, чтобы Эрик был жив и все рыцари знали об этом.

– Ты слишком скромная. Возможно, именно поэтому так быстро поверила, что никто не простит тебя за ошибки, которые в действительности не так уж и велики.



убрать рекламу



– Не велики? – Она засмеялась и покачала головой. – Нет, совсем не невелики. Ты знаешь лучше меня, что твой брат ценит правду превыше всего. Я же редко говорила ему ее. Врала, даже когда он спрашивал напрямик. А ответы Балфуру были просто необходимы. Они избавили бы его от снедающих его подозрений. Бедный, он хотел верить мне, но я ничем ему не помогла.

– Если ты действительно считаешь, что твой проступок столь ужасен, почему же думаешь, что ему хватит ночи для принятия решения?

– О, хороший вопрос, – проговорила девушка, вставая и поднимая свою котомку. – Возможно, Эрик прав: я настоящая трусиха. Одну ночь, я сумела быть храброй, но не более. Чем дольше я вынуждена ожидать нашего разговора, тем больше понимаю, что не смогу вынести того, что он скажет.

Эрик обнял ее:

– Пожалуйста, Мэлди, останься еще на одну ночь.

Она слегка взъерошила его густые вьющиеся волосы и осторожно высвободилась из объятий:

– Нет, не останусь даже на час.

– Ты упрямая женщина, – сказал Найджел.

– Очень упрямая.

– Куда ты отправишься? – спросил Эрик.

– Я еще окончательно не решила.

– Поезжай к своим родственникам, – посоветовал Найджел.

– Битонам? – уточнила Мэлди.

– Нет, глупая, – Найджел усмехнулся ее сердитой гримасе. – Киркэлди.

– О нет, я не могу туда поехать.

– Почему? Ты же никогда их не видела.

– Да, не видела, но наслышана о них, – сказала Мэлди, почувствовав легкую неловкость и растущее подозрение, что что-то упустила, а Найджел собирается открыть ей глаза.

– Да? И кто рассказал тебе о них? – спросил он.

– Моя мать, – прошептала Мэлди.

– Я не хотел делать еще больнее, но сейчас это для твоего же блага. Твоя мать бессовестно врала и использовала тебя. Не могла ли она так же солгать и о своей семье? А может, она просто видела в них то, чего на самом деле не было. Мать, вероятно, сказала тебе, что они все отвратительные ублюдки и превратят твою жизнь в настоящий ад. Скорее всего, она не хотела возвращаться и показываться семье на глаза. Подумай, разве есть лучший способ остановить шквал твоих вопросов, чем внушить, что они ужасные люди?

Мэлди ощутила, как кровь прилила к голове. Она потерла виски, чтобы остановить нарастающую боль, и попыталась обдумать слова Найджела. Это давалось ей с большим трудом, как и всякий раз, когда она пыталась думать о матери и ее поступках.

Мэлди знала, что Найджел прав. Она действительно кое-что упустила из виду. Что же так сильно рассердило ее, что она сама не додумалась до этого? Очевидно, она до сих пор закрывала глаза на недостатки матери – ее двуличность и бессердечие. Теперь все обрело чудовищную ясность. Мать чувствовала себя опозоренной, и гордость не позволила ей предстать пред семьей. Она выбрала бедность и унижения для себя и своего ребенка вместо того, чтобы вернуться к родным.

– Может, в ее словах была доля правды? – наконец сказала она. – Испокон веков считалось постыдным принести дитя в подоле.

– Скорее всего, была. Но ты никогда не узнаешь наверняка, пока не поедешь и не увидишь их своими глазами. Разве не так? Я не знаком с Киркэлди, но не слышал о них ничего дурного. Думаю, ты обязана выслушать и их.

– Да, – неохотно признала Мэлди. – По крайней мере, хоть какая-то цель. Честно говоря, придя сюда, я не знала, куда податься.

– Вот и отлично. Уверен, не так страшен черт, как его малюют.

– Думаешь? Если они примут меня, придется рассказать им о родственнице. А это не очень-то приятная история. Как и моя собственная. Ты хочешь, чтобы я убедилась, что это еще одна ложь моей матери и прошла через очередное испытание, открыв им неприглядную истину. Это может оказаться очень тяжело.

– Как я уже сказал, ты не будешь знать наверняка, пока не съездишь.

– У тебя есть выбор, – сказал Эрик. – Ты можешь остаться здесь.

Мэлди покачала головой:

– И что же это за выбор? Нет, я поеду к Киркэлди.

– Ты пришлешь нам весточку? – спросил Эрик.

– Да, но поверь мне, Найджел Мюррей, если ты ошибаешься, то это будет самое неприятное послание, которое ты когда-либо получал.

Он только рассмеялся. Мэлди торопливо попрощалась, поцеловав каждого в щеку, и выскользнула из комнаты. Путь к воротам Донкойла оказался мучительным. С каждым шагом она все больше боялась столкнуться с Балфуром, увидеть холодную ненависть, которую, как ей казалось, он испытывает к ней. Шагнув, наконец, за ворота, Мэлди удивилась, что не почувствовала ни облегчения, ни свободы.

– И куда же ты направляешься, девушка?

Глубокий голос так сильно напугал Мэлди, что она чуть не выронила сумку. Пытаясь успокоиться, девушка развернулась и сердито уставилась на Джеймса, гадая, откуда он шел. Она старалась внимательно следить за ним и Балфуром, но не заметила появления Джеймса.

– Господи, я чуть не умерла от страха. Ты так напугал меня, – раздраженно прервала она мужчину.

Джеймс только улыбнулся и спросил снова:

– Куда ты направляешься?

– К Киркэлди.

– Хорошая мысль.

– Что? И ни одной попытки задержать меня?

– Судя по всему, тебя не отговорить, раз уж Найджелу и Эрику это не удалось.

– Ты знаешь, что я виделась с ними? Ты коварный человек, Джеймс, очень коварный.

– Ступай и береги себя, девушка. Меня не радует, что ты будешь бродить в одиночестве, но я знаю, что для тебя это не впервой, поэтому постараюсь сильно не волноваться. Думаю, встреча с Киркэлди будет для тебя полезнее, чем пребывание здесь.

– Надеюсь, ты прав, Джеймс. – Мэлди поцеловала его в щеку и улыбнулась, когда он покраснел. – Береги себя.

– Да пребудет с тобой Господь, девушка.

Продолжив свой путь, Мэлди постаралась не думать, как просто все они отпустили ее. Возможно, они действительно считали, что ей необходимо встретиться с родными, а вовсе не думали, что у нее нет надежды на будущее с Балфуром? Или, того хуже, размышляла оМэлди, Балфур просто не хочет, чтобы она жила здесь, опасаясь ее попыток снова завоевать его.

Мэлди постаралась выбросить из головы эти мысли. Они были неприятными и, вероятно, не очень справедливыми. Никто из родственников Балфура не пытался оградить его от Мэлди, не указывал ему, что простить и принять такую, как она, будет чрезвычайно трудно. Они могли только слегка подтолкнуть ее к решению уехать из Донкойла и, конечно, от Балфура.

Она должна быть сильной, чтобы суметь выкинуть Балфура из головы и из сердца. Она любила его даже больше, чем могла себе представить. Осознание того, что, покидая Донкойл, она, вероятно, уничтожает последнюю надежду быть с ним вместе, убивало Мэлди. Но назад пути нет. Если Балфуру она нужна, он легко сможет найти ее. На краткий миг она задумалась, не потому ли Джеймс, Найджел и Эрик направили ее прямо к Киркэлди, но потом обозвала себя наивной дурочкой. Сейчас надо думать только о том, как быстрее и безопаснее добраться до родни. Там у нее будет достаточно времени – дни или даже годы, – чтобы справиться с душевной болью.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

– Где она? – спросил Балфур у дрожащего караульного на воротах Донкойла.

Стражник тяжело вздохнул и закатил глаза.

– Вы снова потеряли ее?

Дункан окинул взглядом мрачное лицо Балфура и поспешно отступил на пару шагов.

– Не знаю. Я не видел ее, – проворчал он и, развернувшись, быстро зашагал прочь.

Балфур выругался и провел пятерней по волосам. Похоже, скоро Дункан вообще откажется стоять на страже чего-либо. По сути, он и не должен был охранять Мэлди лично, но все равно стал объектом гнева лэрда, когда девушка исчезла. На этот раз Балфур не знал, почему нигде не может найти Мэлди, и даже не представлял, злиться ему или переживать. Судя по всему, она снова покинула его. Но почему?

Лэрд повернул обратно к замку и направился прямиком в покои Найджела. Как ни обидно было Балфуру признавать это, но Мэлди все еще гораздо охотнее обсуждала некоторые темы с Найджелом, а теперь и с Эриком, чем с ним. Почти сутки напролет он размышлял над словами Мэлди. И теперь был готов поговорить с ней. Однако, похоже, он тянул слишком долго, и Мэлди решила, что больше не желает обсуждать это с ним. А быть может, она с самого начала собиралась открыть ему всю правду и уйти.

Едва войдя в комнату Найджела, Балфур осознал, что есть еще одно дело, с которым необходимо разобраться безотлагательно. Даже до того, как он выскажет свои соображения по поводу Мэлди. Найджел, растянувшись на кровати, тихо беседовал с Эриком, который, присев на краешек ложа, опирался спиной на одну из высоких стоек. Настороженные взгляды, устремившиеся на него, заставили Балфура устыдиться. И чувство это усилилось, когда он увидел, как Эрик опустил взгляд на свои руки.

Балфур понимал, что с его стороны было эгоистично уделить так мало внимания мальчику, полностью отдавшись собственному горю. Все, во что верил Эрик, все, что имело для него значение, утрачено. Мальчику необходимо знать, что его происхождение не имеет совершенно никакого значения. А Балфур лишь крепко обнял его, перед тем как сбежать подальше от Дублинна и от ужасной истины, которую открыла ему Мэлди. Он и сам понимал, что сухого объятия было попросту недостаточно. Эрик нуждался в гораздо большем подтверждении, что его приняли. Балфур подошел к краю кровати и положил руку на узкие плечи мальчика. Он чувствовал, как напряжен был Эрик, и надеялся, что сможет успокоить его.

– Похоже, мы оба страдаем из-за наших отцов, – сказал Балфур.

– Твой отец просто наставлял рога другим мужчинам, а мой убивал их, – промолвил Эрик, но всё же немного расслабился.

– Парень, ни один клан и ни один род не обходится без внебрачных детей. И ты знаешь лучше, чем кто-либо, что и Мюрреи не избежали этой участи

убрать рекламу



. Ты слышал все истории. Всегда есть кто-то или что-то, что меняет человека в худшую сторону, поднимает тьму из глубин его души, пока она не проникнет в каждое его действие и мысль.

– Семя зла.

– Некоторые называют это так. Возможно, они правы. Большинство злых людей стали такими благодаря влиянию извне. Мы все знаем, кто сделал Битона таким.

– Его отец, – скривился Эрик. – И Битон убил его за это.

Балфур был настолько поражен, что чуть отпрянул от мальчика:

– Битон убил собственного отца?

– Уверен, мы с Мэлди говорили тебе, – пожал плечами Эрик. – Хотя, возможно, и не тебе. Не помню.

– Или я просто не услышал. Я многого не слышал после того, как узнал, что Мэлди – дочь Битона, а ты – его сын. – Балфур нахмурился. – И что Мэлди пыталась убить родного отца.

– Ты думаешь: ябоко от яблони недалеко падает? Нет, Мэлди в какой-то мере доказала твою мысль, что кто-то или что-то меняет человека в худшую сторону. С ней это сделала ее мать. Мэлди не такая, как Битон, – закончил Эрик решительно.

– Знаю, парень. И скажу ей об этом, как только найду. – Балфур напрягся, когда и Найджел, и Эрик вдруг отвели глаза. – Где она?

– С чего ты взял, что нам это известно? – спросил Найджел, закинув руки за голову.

Балфур подошел к кровати и хмуро посмотрел на раздражающе невозмутимого брата:

– Где она?

– Ответь, зачем ты хочешь найти ее?

– Поговорить, разумеется.

– Ну конечно. Тебе понадобились почти сутки, чтобы подобрать слова. Не знал, что ты такой тугодум, Балфур.

– Найджел, – пробормотал Эрик, нервно поглядывая на обоих. – Не буди лихо.

– Хочешь испортить мне веселье, парень? – спросил Найджел, слегка улыбнувшись Эрику.

– На этот раз – да.

– Она снова сбежала из Донкойла, верно? – спросил Балфур, внезапно почувствовав себя измученным и разбитым.

– Да, – ответил Найджел. – Она покинула замок сегодня утром и отправилась к родственникам, Киркэлди.

– Но она ведь говорила, что они не желают ее знать.

– Так утверждала мать Мэлди, но, очевидно, её треклятая мамаша не особенно дружила с правдой. Мэлди решила пойти к родственникам и выяснить, как все обстоит на самом деле.

– Значит, все кончено, – прошептал Балфур. Он вдруг отчаянно захотел остаться в одиночестве, но в то же время понимал, что не может сейчас просто уйти. Это бы слишком многое сказало братьям о его чувствах к Мэлди. Балфур подозревал, что они уже и так догадываются о том, как сильно тоскует его сердце, но не видел причин предоставлять лишнее доказательство.

– Кончено? – Найджел сел ровно, потерев ногу, когда резкое движение причинило боль. – Она просто ушла повидать родственников, а ты думаешь, что все кончено?

– А что еще я должен думать?

– Может, она просто устала ждать, пока ты решишь, как отнестись к ее рассказу.

– Никому бы на моем месте не понравилось услышать такое.

Найджел тихо выругался:

– Нравится... неподходящее слово. Наверное, лучше подойдет принять... простить... понять?..

– Мне нужно было время, чтобы все обдумать. Что в этом странного?

– Нам понадобилось не больше нескольких минут. Как ты считаешь, о чем она подумала, когда тебе понадобилось столько времени? Ты любишь эту девушку, но многого не знаешь о ней.

– И что я мог узнать о ней, если она ничего не рассказывала? А то немногое, что она все же поведала, оказалось ложью.

– Не все, – воскликнул Эрик, быстро встав на защиту сестры.

Балфур вздохнул и потер шею. На самом деле ему совершенно не хотелось обсуждать Мэлди. Его чувства, сильные и яркие, причиняли немалую душевную боль. Он мечтал уйти, спрятаться в своей комнате, как наказанный ребенок, и залечивать душевные раны.

– Мэлди сделала выбор. Одна ночь – не такой уж долгий срок, если ее действительно волновали мои мысли. По крайней мере, она могла бы прийти ко мне и сказать о своем уходе, если бы ей на самом деле было важно знать, что я чувствую. Но Мэлди этого не сделала. Она просто ушла, не попрощавшись. – Он шагнул к двери. – Ты спрашивал, что сказало ей мое долгое молчание? Что ж. Ты умный парень, Найджел, как думаешь, о чем мне сказал ее уход?

Эрик вздрогнул, когда дверь за Балфуром со стуком захлопнулась .

– И что, теперь все кончено?

– Нет, – ответил Найджел. – Просто понадобится еще немного времени и столько же хороших разговоров, чтобы он все-таки поспешил за ней.

– Ты думаешь, Мэлди будет ждать?

– Да. – Найджела печально улыбнулся. – Она будет ждать его гораздо дольше, чем ей самой, вероятно, хотелось бы.

– Что ж, надеюсь, мы не ошиблись в своих предположениях насчет Киркэлди. Мэлди нуждается в их одобрении и гостеприимстве, чтобы облегчить боль ожидания, пока Балфур придет в себя.

Мэлди крепко стиснула котомку и оглядела главный зал замка Киркэлди. Пройти через огромные ворота отчего дома матери оказалось самым сложным испытанием в её жизни. И теперь она стояла, боясь, что, возможно, через несколько минут её вышвырнут за дверь.

В глубине души Мэлди понимала, что, вполне вероятно, мать лгала о своей семье, как лгала о многом другом. Если так, то Маргарет смотрела на родственников в той же искаженной, непостижимой манере, в какой смотрела на все вокруг. Однако возможно, что мать впервые в жизни была абсолютно честна. И эта мысль заставляла кровь Мэлди стынуть в жилах.

Стражники на воротах смотрели на нее так пристально, что она начала нервничать. Они без колебаний разрешили ей поговорить с лэрдом. И это немного удивляло. Хоть кто-нибудь должен был поинтересоваться о цели визита. Мэлди гадала, не поспособствовали ли той легкости, с какой ее пропустили к лэрду, ее зеленые глаза и черные волосы, так похожие на глаза и волосы здешних обитателей? Заметив сходство между собой и несколькими стражниками, Мэлди испытала такое чувство, будто вернулась домой. Однако подавила его как можно быстрее. Не поговорив с братом матери, Мэлди не смела думать о подобных вещах. Если она позволит себе ощутить пусть даже кратковременную радость от встречи с родственниками, а ее прогонят, как утверждала мать, это только усилит боль.

Высокий мужчина зашел в зал, пристально посмотрел на гостью и устремился к скамье во главе стола. Его сопровождал всего один человек, пониже ростом и более худощавый, чья рука не покидала рукоять меча, вложенного в ножны.

«Еще одни зеленые глаза и черные волосы», – размышляла Мэлди. Подчинившись молчаливому жесту высокого мужчины, она приблизилась к столу.

– Ты из Киркэлди? – спросил он.

– А вы лэрд? – Мэлди старалась стоять ровно и спокойно, чтобы не выдать своих страхов.

– Да, – ответил мужчина, слегка улыбнувшись. – Колин Киркэлди. Ты меня ищешь?

– Да, я Мэлди Киркэлди, внебрачная дочь Маргарет Киркэлди.

Мэлди была совершенно уверена, что ей удалось удивить собеседников. Оба уставились на нее, разинув от удивления рты. Колин даже немного побледнел. Он быстро огляделся и снова остановил взгляд на Мэлди.

– Где Маргарет?

– Она умерла прошлой зимой.

– Ты похожа на нее... на Киркэлди.

– Я не похожа на Киркэлди – я и есть Киркэлди.

– А кто твой отец?

– Битон, лэрд Дублинна. Но его вы тоже не увидите. Он умер несколько дней назад от руки Балфура Мюррея, лэрда Донкойла.

К ее удивлению, Колин фыркнул от смеха.

– У тебя еще и хватка Киркэлди. Присаживайся сюда, девушка. Справа от меня. Томас, принеси нам немного сидра, – распорядился он.

– Уверен? – спросил Томас. – Ты останешься с ней наедине?

– Полагаю, я сумею защититься от этого юного создания, – протянул Колин и, как только Томас ушел, взглянул на Мэлди: – Ты ведь пришла не для того, чтобы убить меня?

– Нет, хотя, если то, что мать рассказывала о вас, – правда, я ещё подумаю об этом.

Он откинулся на спинку огромного резного стула и потер подбородок:

– И что же сестра рассказывала о нас?

Сделав глубокий вдох, Мэлди поведала все, что Маргарет говорила о своей семье. Красивое лицо дяди побагровело от гнева, что заставило Мэлди немного понервничать. Но в тоже время она поняла, что Маргарет в очередной раз солгала. Дядя выглядел не только разгневанным, но ещё и обиженным и глубоко оскорбленным. Когда Томас вернулся с кувшином и увидел, насколько расстроен лэрд, он гневно зыркнул на Мэлди.

– Все в порядке, парень, – сказал Колин, потянув Томаса вниз, на место слева от себя, и наливая им всем немного сидра. Он спокойно повторил слова Мэлди, после чего Томас стал выглядеть почти взбешенным.

– Похоже, Маргарет была верна себе до конца дней своих, – прошептал Колин. – Если ты веришь всему этому, то зачем пришла сюда?

Девушка пригубила напитка, чтобы успокоиться. Тон, каким Колин сказал, что Маргарет была верна себе, подсказал Мэлди, что дядя не заблуждался насчет сестры. Однако то, что Мэлди собиралась рассказать, нельзя было и сравнивать с глупостью и непомерной гордыней Маргарет. Она даже не могла предположить, как он отнесется к ее словам и поверит ли вообще. Было бы проще ничего не рассказывать, но о затруднениях, которые возникают, если скрывать истину или лгать, Мэлди знала не понаслышке. На этот раз она собиралась быть честной от начала до конца. Лучше горькая правда... Собравшиь с духом, Мэлди рассказала все, как было.

По окончании рассказа Колин долго хранил молчание.

– Даже не знаю, что больше всего злит или ранит меня: ее постоянная ложь, обращение с тобой или то, что она пыталась уничтожить твоего отца твоими же руками. Скорее всего, последнее... Остальное тоже весьма болезненно, но убийство Битона погубило бы твою душу.

Мэлди пожала плечами:

– Я не сделала этого.

– Но попыталась.

– Да, попыталась. – Она скривилась. – Однако не уверена, что сделала это ради неё. Впрочем, это уже не важно. Битон убит, как он того и заслуживал, и не моей рукой. А я буду наказана за грешные помыслы.

– К сожалению, единственный, кто заслуживает наказания, уже не смож

убрать рекламу



ет искупить грехи. Я никогда не понимал сестру, не понимал, откуда в ней взялось тщеславие. Она была красива, и, возможно, ей слишком часто говорили об этом. Не знаю.

– Я тешусь мыслью, что иногда люди совершают необъяснимые поступки.

Колин потянулся к Мэлди и взял ее за руку:

– Есть кое-что, что ты должна знать. Мы никогда не выгоним тебя за порог. Если бы моя сестра потрудилась обратить внимание на что-нибудь, кроме своей внешности, она бы увидела, что у нас есть дети без отцов, и мало кто был подвергнут порицанию за это. А если кто и был, то уж точно не несчастные дети, которые ничего не знали об обстоятельствах своего рождения.

– Но отцом этих детей был не Битон.

– Для нас не имеет значения, кто твой отец. Он не растил тебя. И несмотря на все выходки глупой матери, ты выросла благоразумной девушкой.

Она засмеялась:

– Благоразумной? Я два месяца путешествовала, пытаясь всадить нож в собственного отца.

– Ну что ж, мы все порой совершаем безрассудные поступки.

Мэлди покачала головой.

– Я совершила не один безрассудный поступок, – прошептала она, подумав о Балфуре.

– Хорошо, теперь, вернувшись в родной дом, ты можешь все мне рассказать.

– Вы уверены? Мне нечем подтвердить, что я дочь Маргарет.

– Все что ты поведала, к сожалению, похоже на мою сестру. История твоего появления на свет также соответствует тому, что мы знали. А последнее доказательство у меня перед глазами. Ты дочь Маргарет. Верно, Томас?

– В этом нет сомнений, – кивнул Томас.

– Так что, девонька, добро пожаловать домой.

Мэлди вздохнула и окинула опустошенным взглядом высокие стены замка Киркэлди. Новая семья встретила её с распростертыми объятиями. Несмотря на её прошлое, несмотря на всё, что она совершила или пыталась совершить, Киркэлди с искренней радостью приняли её в свой клан. Все эти две недели Мэлди была окружена поддержкой и заботой. Ей бы быть счастливой, как никогда, но счастья она не испытывала. Покидая теплый семейный круг и оставаясь наедине со своими мыслями, Мэлди впадала в уныние, и вся та боль, которую она тщательно пыталась погасить, накатывала снова. Однако, даже понимая всю бессмысленность этого занятия, она продолжала выкраивать время, чтобы побыть одной.

– О ком тоскуешь, милая? – Дядя опёрся о стену рядом с Мэлди

.

– Почему вы решили, что я тоскую?

– Девонька, мне пятьдесят три года. В свое время я узнал кое-что о тоске, когда потерял жену, храни Господь ее душу. Ты тоскуешь. И если бы мне пришлось биться об заклад, я бы поставил на то, что тоскуешь ты по лэрду Донкойла.

Мэлди старалась не выказать удивления и силилась припомнить, чем могла выдать себя в разговоре с дядей. Но так ничего и не вспомнила. За последние две недели они беседовали не раз. Видимо, её выдала интонация, с которой она произносила имя Балфура. Или, быть может, дядя просто догадался.

Мэлди снова вздохнула. Не важно, что Колин все узнал. Как раз наоборот, ей необходимо выговориться. Хотя большую часть жизни она была одинока и справлялась со своими неприятностями сама, сейчас ей требовалась поддержка.

– Возможно, вы правы, – сказала она наконец. – Но это уже не имеет значения.

– Ты уверена? – спросил Колин осторожно.

– Его ведь здесь нет, верно?

– Нет, но это ни о чем не говорит. Как вы расстались?

– Не очень хорошо.

Колин похлопал племянницу по плечу:

– Почему бы тебе не рассказать мне все с самого начала? Иногда взгляд со стороны не помешает – возможно, твое сердце просто ослеплено любовью.

Что ж, в этом было зерно истины, и Мэлди решила открыться дяде. Колин, конечно, мог ее осудить, но Мэлди рискнула. И все же она не ожидала, закончив рассказ, увидеть гнев в глазах Колина. Она подумала, что только что свела на нет все радушие, с которым ее приняли в замке Киркэлди.

– Полагаю, я пошла по стопам матери, – прошептала она. – Простите, что разочаровала вас.

– Я злюсь вовсе не на тебя. Просто гадаю, как скоро смогу добраться до земель Мюрреев и убить их лэрда. – Вглядевшись в лицо Мэлди, он заметил, как она неожиданно побледнела.

– Нет, – воскликнула она. – Ни в коем случае!

– Почему нет? Он же обесчестил тебя.

– Я бы не стала называть это обесчестил. – Мэлди поморщилась на последнем слове. Она прекрасно понимала, что для всех остальных это выглядит именно так. – Я просто думала, что могла бы...

– Что? Как мужчина, вкусить удовольствия и не пострадать при этом? – Он криво усмехнулся и сделал несколько медленных глубоких вздохов, чтобы обуздать свой гнев на Балфура. – Возможно, у тебя внутри более крепкий стержень, чем у большинства знакомых мне мужчин, но, боюсь, даже он не делает тебя мужчиной. Справедливо или нет, но девушка не может ложиться в постель с первым встречным. Нет, если, конечно, она хочет сохранить свое доброе имя. А если женщина не блудница, то не сможет не причинить себе боли. Что и случилось с тобой, верно?

– Ну, если только отчасти... – Услышав смешок, Мэлди нахмурилась и посмотрела на дядю. – Ох, ладно, вы правы, это действительно очень больно. Я наивно полагала, что смогу, утолив страсть, покинуть Балфура. – Мэлди слегка покраснела. – Мое влечение было столь сильным, что я подумала: «Почему бы и нет?» В какой-то момент я не устояла перед желанием отдаться чувствам.

Колин кратко обнял ее:

– Никто не заслуживает любви больше, чем ты. Я просто хотел бы, чтобы ты чуть больше думала о последствиях.

– Я думала о последствиях, но еще я думала об убийстве Битона. И полагала, что вряд ли останусь в живых после, исполнив клятву, поэтому последствия не имели особого значения. Балфур не виноват, что для меня страсть вылилась в нечто большее, – добавила она тихо.

– Нет, виноват. Ты не могла бы познать страсть в одиночку. Он увидел ее в тебе, догадался о твоих чувствах и воспользовался ими.

– Нет, все было совсем не так. – Мэлди рассказала дяде о страхах Балфура походить на беспутного отца. – Он сопротивлялся страсти не меньше меня. Просто я надеялась, что из этого получится нечто большее. Глупо. Балфур – человек, придающий огромное значение искренности, а я слишком часто лгала, пока жила в Донкойле.

– Звучит так, словно ты не надеешься, что он приедет за тобой.

– Нет. Я надеялась лишь на то, что вы сможете подсказать мне, как перестать ждать его.

Колин улыбнулся и покачал головой:

– С этим ты должна справиться сама. Путь к исцелению тернист и скрыт внутри тебя. От разбитого сердца нет лекарства.

– Говорят, время лечит.

– Да, а интересно, приходилось ли тем, кто так говорит, страдать?

Мэлди улыбнулась:

– Не очень-то вы помогли мне.

– Есть только две вещи, которые я могу сделать для тебя. Во-первых, убить ублюдка, а во-вторых, притащить его сюда и заставить жениться на тебе.

– Я не вынесу его смерти, тем более от руки моего родича. И мне не нужен мужчина, которого насильно приволокут к алтарю. Я хотела бы, чтобы он сделал это по своей воле.

Приобняв Мэлди за плечи, Колин повел ее вниз по ступенькам со стены.

– Я могу просто серьезно поговорить с ним.

– Это все равно что притащить его сюда силой.

– Мне жаль, милая.

– Вы не виноваты. И Балфур не виноват. Видимо, мне, погрязшей во лжи, суждено было отдать сердце мужчине, который не выносит лжецов. Нет, я должна смириться с поражением. Да, мое чувство переросло в любовь, но его – по-прежнему осталось увлечением.

– Тогда он попросту дурак.

– Возможно, со временем я соглашусь с этим и излечусь от тоски. Невыносимо сознавать, что ты любишь кого-то столь сильно, и понимать, что он не отвечает тебе взаимностью и, скорее всего, никогда не ответит. Но еще больнее знать, что виновата в этом только ты сама.

– Твои прегрешения не столь уж страшны. Если Мюррей любит тебя, он простит небольшую ложь. А если не простит, забудь о нем. Я знаю тебя всего две недели, но могу сказать без сомнений – он многое теряет.

Мэлди приподнялась на цыпочки и поцеловала дядю в щеку:

– Спасибо. Я не стану чахнуть в надежде, что он приедет за мной. Не волнуйтесь. Мою мать не назовешь образцовой, но она научила меня одному полезному умению – выживать. И это у меня отлично получается. Даже Балфур Мюррей, прекрасный и смелый рыцарь, не сокрушит меня. Пусть не сразу, но я выкину его из головы и из сердца.

– Если ты будешь мешкать и дальше, Мэлди надоест ждать тебя, – сказал Найджел. Он сидел на кровати Балфура и наблюдал, как тот мерит шагами комнату.

– С чего ты взял, что я все еще нужен ей? – спросил Балфур, остановившись и пристально посмотрев на брата.

Последние три недели он изо всех сил пытался забыть о Мэлди, но ничего не вышло. И, что хуже всего, все, казалось, знали об этом. Эрик и Найджел не упускали возможности поуговаривать его отправиться за Мэлди. Они не выказывали никакого сострадания к его опасениям. Ведь, поехав за ней, он, возможно, будет отвергнут. Даже Джеймс дал пару непрошенных советов.

– А почему ты думаешь, что не нужен? – ответил Найджел вопросом на вопрос.

– Например, потому, что её здесь нет.

Найджел тихо выругался:

– Она и не собиралась ждать, пока ты разберешься в своих чувствах. Твое долгое молчание все сказало само за себя. Она поняла, что ничего хорошего не услышит. Сколько раз мне нужно повторить это, чтобы ты понял?

– Тебя послушать, так она скромница, которая бежит в страхе от грубого словца. Мэлди не такая.

– Она убежала не от чьих-то грубых слов, а от твоих. Тебе это ни о чем не говорит? А от чего же бежишь ты?

Балфур с тяжелым вздохом присел на край кровати.

– Сложный вопрос.

– Может, уже ответить на него? Наверное, я должен был спросить тебя раньше...

– Если уж говорить откровенно, я опасаюсь, что, добравшись до земель Киркэлди, узнаю, что она покинула меня и больше не испытывает ко мне никаких чувств. Я столько раз поступал с ней несправедливо: обвинял в прес

убрать рекламу



туплениях, которые она не совершала, и, наконец, убил ее отца.

– Да она сама хотела убить его! -- воскликнул Найджел, стараясь подавить желание вбить в брата немного здравого смысла.

– Да, потому что дала клятву матери. А я лишил её возможности исполнить эту клятву.

– И слава Богу.

Лэрд кивнул:

– Я тоже так считаю, но согласится ли с этим Мэлди?

– Думаю, да, но тебе придется спросить ее саму.

– Ты ведь не отстанешь от меня?

– Нет.

– Я полагал, ты предпочел бы, чтобы Мэлди не выходила за меня замуж, – тихо сказал Балфур, покосившись на Найджела.

– Ну, я не буду танцевать на вашей свадьбе, но хочу, чтобы и ты, и Мэлди были счастливы. И как бы мне ни хотелось обратного, но счастливы вы будете только вместе. Я знал это с самого начала. Вы две половинки одного целого. Вашу встречу предопределила судьба.

– Думаешь, она все еще у Киркэлди? – Балфур нахмурился, заметив, что Найджел выглядит слегка виноватым. – Ты что, получал от неё вести?

– Да, мы с Эриком получили весточку от Мэлди. Мы попросили её дать знать, если с Киркэлди всё сложится хорошо. А как же иначе? Мы надеялись, что, если её не примут, Мэлди сообщит, куда направится дальше. Как-никак, нам нужно было знать, где она, чтобы отправить тебя в верном направлении, когда ты наконец-то образумишься. Но похоже, насчет семьи ее мать тоже врала.

– Они приняли Мэлди?

– С распростертыми объятиями. Мамаша могла бы подарить Мэлди гораздо более счастливое детство. Ей не пришлось бы бороться за выживание и наблюдать, как мать превращается в известную в Данди проститутку. У Мэлди были бы родственники, которые, в отличие от матери, позаботились бы о ней.

Балфур выругался и потер шею.

– Киркэлди не просто разделили с ней горе – они дали ей гораздо больше. А вот я не очень-то помог. И теперь мне придется встретиться лицом к лицу с ее семьей.

– Не пытайся использовать это как причину остаться здесь и горевать.

Балфур немного удивленно рассмеялся. Он мучительно размышлял, удастся ли ему избавиться от тоски по Мэлди, если он не рискнет отправиться за ней. Это чувство не отпускало его с тех пор, как Мэлди покинула Донкойл. Балфур понимал, что, вероятно, потерял возлюбленную навсегда. Однако мысль о том, чтобы попытаться вернуть Мэлди возродила надежду, утраченную, казалось, безвозвратно. Уж точно больнее, чем сейчас, не будет. К тому же, поехав за Мэлди, он перестанет изводить себя размышлениями, что было бы, попытайся он её вернуть. Хорошо или плохо, но у него наконец-то появятся ответы на все вопросы.

– Я отправлюсь в замок Киркэлди на рассвете, – объявил Балфур, оставив без внимания нарочитый вздох облегчения Найджела.

– Ты хочешь, чтобы я поехал с тобой, или возьмешь Джеймса?

– Я поеду один.

– Один?

– Да. Раз уж Мэлди смогла добраться до Киркэлди в одиночку, то и я смогу. И если она захочет послать меня ко всем чертям, я бы предпочел испытать это унижение без свидетелей.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Выругавшись про себя, Балфур отхлебнул пряного сидра, поданного ему с вымученной гостеприимностью. Он проделал долгое утомительное путешествие до замка Киркэлди, и все, чего Балфуру сейчас хотелось, – найти Мэлди и притащить обратно в Донкойл. Вместо этого он сидел в огромном, очень чистом, задрапированном тканью зале, окруженный несколькими дюжинами людей, по всей видимости, приходившихся Мэлди родичами. Как будто одно это обстоятельство не было для Балфура достаточно неловким, они все к тому же в упор разглядывали его, словно он представлял для Мэлди некую угрозу. У большинства из них глаза были того же поразительного зеленого цвета, как у неё. Самым внушительным Киркэлди без сомнения оказался их лэрд, дядюшка Мэлди, Колин – огромных размеров мужчина с ярко-зелеными глазами и такими же непослушными черными волосами, что и у племянницы. Он глядел на Балфура так, будто самым большим его желанием было вогнать меч прямо ему в сердце, и Балфур призадумался, как много Мэлди рассказала этому человеку.

– Благодарю тебя за питье, – проговорил Балфур и поставил пустой кубок на чисто выскобленный дубовый стол. – Оно смыло дорожную пыль с моей глотки. А теперь, если будешь так добр, что подскажешь, где мне найти Мэлди, я бы хотел поговорить с ней.

– О чем же? – требовательно вопросил сэр Колин Киркэлди. Прижав руку к широкой груди, он пристально смотрел на Балфура. – Ты месяцами держал девочку в Донкойле. Думаю, у тебя было более чем достаточно времени сказать ей всё, что хотел, да и то, о чем следовало умолчать.

– Возможно, сэр, пока Мэлди находилась там, я еще не знал, что хочу сказать.

– А может, теперь, когда Мэлди вернулась к своим родичам, она не захочет тебя больше слушать?

– Да, твоя правда. Но какой вред в том, чтобы позволить мне высказаться? Думаю, у крошки Мэлди хватит духу ответить «да», «нет» или же прямо приказать мне убраться с глаз долой.

– У девушки духу поболее, чем у некоторых известных мне мужчин. – Колин хмуро взглянул на Балфура и тихо забарабанил длинными пальцами по столу. – Этой малышке в жизни нелегко пришлось, не думаю, что она когда-нибудь поведает нам обо всем, что ей пришлось вынести. Отец бросил Мэлди – хотя это и к лучшему, – а мать дурно обходилась с ней. У моей сестры гордости было больше, чем мозгов. Ей следовало вернуться с младенцем домой, а не прятаться до тех пор, пока мы не начали считать ее мертвой. Но еще большим, на мой взгляд, преступлением было вырастить ребенка с мыслью, что ее родня сама желала отчуждения.

– Нет. Худшим ее преступлением было превращать Мэлди в меч отмщения. – Балфур холодно улыбнулся, когда Колин и несколько прочих Киркэлди в изумлении воззрились на него.

– Так ты знал? – Колин вновь наполнил кубок Балфура, не сводя с него взгляда.

– Мне бы похвалиться, что дошел до этого своим острым умом. Однако ж, это не так – я был слишком поглощен Битоном, пытаясь прекратить его набеги на мои земли и вернуть своего брата Эрика.

– Брата Мэлди.

– Да, и моего тоже. Нельзя просто так отбросить тринадцать лет заботы о ребенке, то, что я звал его братом и верил в это, лишь потому, что в нем течет кровь другого клана.

Колин поскреб подернутую сединой бороду, щетиной пробивавшуюся на подбородке.

– Ты не сказал об этом, когда впервые услышал правду. Говорят, ты тогда вообще больше молчал.

Балфур откинулся на спинку стула, чувствуя, как к нему постепенно возвращается уверенность. Колин Киркэлди собирался выслушать его. На мгновение Балфур задумался, почему Колину так важно знать об их отношениях с Эриком, а затем мысленно пожал плечами. Что ж, будущее Эрика вполне могло заботить Киркэлди, раз мальчик оказался кровным родственником Мэлди. И отношение Мюрреев к парнишке теперь, когда стало известно, что он сын Битона, тоже могло кое о чем поведать Колину. И хотя Балфур мог справедливо заявить, что это его личное дело, ему, определенно, нечего было скрывать и не хотелось, чтобы Киркэлди думал иначе.

– Я прискакал к Эрику и Мэлди, опьяненный сладким вкусом победы. И прежде чем я слово успел вымолвить, мне объявили, что человек, которого я только что убил, приходится отцом не только моей возлюбленной, но и мальчику, которого я тринадцать лет называл братом. Может, я не так сообразителен, как иные, но, мне кажется, от таких вестей у любого отнимется и язык, и разум. Да особенно учитывая, что причиной долгой кровавой вражды был слух, что якобы мой отец разделил ложе с одной из жен Битона, а та понесла, и вот Мэлди говорит мне, что это неправда. Ну, по крайней мере, не все. И добавляет, к моему величайшему изумлению, что истинная причина ее появление на Дублиннской дороге в том, что она собиралась убить собственного отца. Ах да, а еще, что собиралась использовать меня и все, чем я владею, дабы осуществить эту месть. Мне нужно было время, чтобы все обдумать, но она не дала мне его, сбежав из Донкойла прежде, чем мы успели смыть кровь Битонов с мечей.

– Но ведь прошел уже почти месяц, мой друг. А путь из Донкойла сюда не столь уж далек.

– У меня очень медленная лошадь, – протянул Балфур, выругавшись про себя, когда Колин всего лишь ухмыльнулся, в то время как прочие толпившиеся в зале Киркэлди негромко засмеялись. – Она никак не объяснила свой уход. Просто исчезла. Не попрощавшись, не поговорив, даже не поблагодарив за то, что я помог ей осуществить задуманную месть. Мне самому пришлось искать причины всем ее поступкам, и побегу в том числе, но ни одна из них не подразумевала, что Мэлди хочет, чтобы я бросился за ней следом. Ко всему прочему, я недавно убил ее отца.

– Ей плевать на ублюдка.

– Это она так говорит. И так твердят остальные. Но пусть это даже и правда, все равно я лишил ее мести, которую Мэлди столь долго искала. Она поклялась у постели умирающей матери, поклялась на крови, и я украл у нее возможность исполнить свою клятву.

– Если бы это ее волновало, ты бы не терзался сомнениями. Тогда бы она не ускользнула тихонько прочь. Нет, хоть я знаю эту девчушку меньше месяца, однако с уверенностью могу заявить, что она дала бы тебе понять, что гневается. – Колин скрестил руки на груди. – Хочешь мое мнение? Думаю, ты ходил мрачнее тучи. Неужто действительно полагал, что Мэлди станет сидеть и спокойно ждать, пока определишься со своим отношением к ее рассказу? Или к ней самой?

– Мне думалось, она должна дать мне день-другой, дабы переварить услышанное. У меня голова шла кругом. Моя любимая оказалась дочерью моего врага, мой брат – не братом, долгая, разорительная вражда, как выяснилось, была порождена ложью, из-за которой невинный ребенок едва не был жестоко убит, да и мог навсегда лишиться всего, что полагалось ему по праву рождения, а девушка, которой я дове

убрать рекламу



рял, призналась, что лгала мне с самого начала.

– Но ты не всегда верил Мэлди, пока она находилась в твоем замке.

– Вижу, ты завоевал её доверие, – проворчал Балфур, немного удивленный, что Мэлди столь многим поделилась с додственником. – Нет, не всегда, и в конце концов стало ясно, что я был прав, подозревая, будто она ведет какую-то игру. Она скрывала множество тайн и лгала мне. Я лишь догадывался, что не все ладно. Теперь же, хоть я и могу понять твою заботу о племяннице, сей спор лишь оттягивает нашу с ней встречу. Я уже сказал всё, что намеревался. Прочие же объяснения прозвучат только между мной и Мэлди.

– Она на восточном берегу озера.

Медленно поднимаясь, Балфур старался не выглядеть как громом пораженным.

– В самом деле? Больше никаких вопросов? Даже не спросишь, каковы мои намерения?

Колин лишь улыбнулся:

– Мне думается, все они благородны, иначе ты бы не примчался за девушкой сюда. И уж конечно, не сидел бы здесь, терпеливо отвечая на весьма дерзкие вопросы. Но если ты приехал, чтобы и дальше ее бесчестить, то не покинешь моих владений живым. А теперь иди, поглядим, сможешь ли ты привести эту дурочку к вечерней трапезе. Она даже не поела как следует.

Балфур едва сдерживал смех, глядя на лэрда:

– Может, Мэлди и не росла среди своих родичей, но сейчас я начинаю понимать, что означает поговорка: «Кровь не водица». – Выходя из зала, он слышал за спиной смех Колина.

Балфуру понадобилась недюжинная сила воли, чтобы, вскочив на коня, не пустить его тут же в галоп. Мысль, что Колин мог увидеть его, либо прослышать о его торопливости, и от души над тем посмеяться, придала Балфуру сил вести себя так, словно он не чувствовал особой спешки. К тому же Балфур подозревал, что, приближаясь к озеру стремительным галопом, он легко может спугнуть Мэлди и дать ей время спрятаться или убежать. Меньше всего он хотел тратить столь драгоценные минуты, гоняясь за ней по лесам. Ей давно пора перестать читать его мысли и чувства и выслушать, наконец, что он собирается сказать.

Вздохнув, Мэлди насадила наживку на крючок и забросила удочку. Оказавшись во владениях родни, она много дней проводила, лежа на мягкой траве у самой кромки воды, притворяясь, что ловит рыбу. Несколько раз ей и впрямь удалось что-то поймать, но то была простая случайность. Она заявляла, что ловит рыбу, только чтобы побыть в одиночестве. Дядя Колин был далеко не глуп, и она подозревала, что он разгадал ее уловку, но вслух ничего не сказал. Иногда краем глаза Мэлди замечала одного из своих многочисленных родичей и потому знала, что за ней наблюдают, но ее это не особо заботило. Дядина стража рассыпалась вокруг, однако ни разу не нарушила ее уединения, так что у Мэлди не возникало повода для жалоб.

Она все еще ликовала, что обрела родню, которая тепло ее приняла. Но маленьким уголком души тем не менее чувствовала, что приспособиться жить в такой огромной семье очень сложно, хотя она уже месяц как пыталась. Мэлди привыкла быть одной, не имея рядом никого, с кем можно поговорить, кроме матери, да и та зачастую была либо слишком угрюма и молчалива, либо зла и резка на язык. В последний год жизни Маргарет так часто пребывала в дурном настроении, что Мэлди едва ли перемолвилась с ней парой слов. Теперь же девушку окружали люди, любящие поболтать, шумный и дружелюбный народ. И временами Мэлди убегала в тишину озера, стараясь улучить пару мгновений, чтобы побыть наедине со своими мыслями.

– Хотя непонятно, зачем я постоянно стремлюсь сюда, если эти самые мысли не больно-то приятны, – тихо пробормотала Мэлди своему отражению в прозрачной водной глади.

Думы ее до сих пор были полны Балфуром, и это выводило Мэлди из себя. Уже месяц прошел с тех пор, как она в последний раз видела его, и еще больше – с того времени, как он целовал ее и держал в объятиях. Его образ не должен был преследовать ее, по крайней мере, не так настойчиво и часто. Она любила его, но любовь оказалась безответной, никто из них не осознавал этого чувства. Целыми неделями оно не подпитывалось ни словом, ни прикосновением, ни даже лицезрением любимого человека. И Мэлди не могла взять в толк, почему ее упрямое сердечко так упорно не хочет его отпустить.

Мэлди изнывала от боли и могла бы возненавидеть Балфура, если бы не понимала, что это не его вина, по крайней мере, не только его. Он не давал обещаний и ни разу не обмолвился ни о чем, кроме взаимной страсти. Она постоянно напоминала себе об этом, но сердце отказывалось внимать. Оно твердо решило, что хочет Балфура Мюррея, несмотря на все доводы рассудка, и теперь не желало его отпускать.

От мрачных дум Мэлди отвлек тихий шорох травы. Она обернулась и застыла в изумления, увидев стоявшего позади мужчину. Вскочив на ноги, она растерянно подумала: неужели разум или сердце сыграли с ней злую шутку? Затем в голову ей пришла мысль о бегстве, но она строго приказала себе не быть трусихой. Мэлди расправила плечи и постаралась унять неистовое биение сердца.

– Зачем ты здесь? – спросила она, внутренне кляня себе за дрожь в голосе, ибо ей не хотелось, чтобы Балфур догадался, какие сильные чувства ее обуревают.

– Я пришел за тобой, – ответил он, подступая ближе и тем самым заключая Мэлди в ловушку меж собой и озером. – Ты уехала, не попрощавшись, милая.

Его прекрасные темные глаза были непроницаемы. К своему изумлению, Мэлди не сумела понять, что он чувствует. Словно Балфур полностью отгородился от нее. Мэлди недоумевала, где и как он приобрел этот навык. Далеко не самое подходящее время, чтобы научиться защищать себя. Она задрожала, чувствуя озноб от мысли, что потеряла возможность соприкасаться с ним хотя бы таким образом.

– Никто не любит тех, кто приносит дурные вести, – пробормотала она. – Как Эрик?

– Парень здоров. Все ушибы зажили. А ты думала, что я сделаю с ним?

– Ничего плохого. Честно. – Она запустила пальцы в волосы и поморщилась. – Я просто волновалась. На его долю выпало тяжкое испытание. Правда в одночасье обернулась ложью. Человек, которого его учили ненавидеть, человек, пытавшийся жестоко его убить еще прежде, чем мальчик начал по-настоящему жить, оказался его отцом. И хотя Эрик утверждал, что все в порядке, я не могла не гадать, как ты и все остальные на самом деле к этому отнеслись.

– Эрик мой брат, – пожал плечами Балфур. – Не в моих силах изменить то, что я чувствовал и во что верил многие годы лишь потому, что, как выяснилось, у нас с парнем в жилах течет разная кровь. Пока Эрик не рассказал, как открылась правда, я размышлял, как ты могла быть столь жестока, открыв то, что ему вовсе не следовало знать и что могло его только ранить. В конце концов, ваше родимое пятно не бросается глаза. Оно всегда скрыто под одеждой. Потом мне пришлось постараться понять, почему ты лгала мне, почему тебе не хватило смелости остаться и встретиться со мной лицом к лицу.

– Я не думала, что тебе захочется видеть меня вновь, после того как я тебя обманула.

Балфур потянулся к Мэлди и, взяв ее за руку, притянул в свои объятия:

– А тебе не приходило в голову, что я захочу услышать объяснения?

– Я все объяснила после битвы. – Мэлди пыталась держаться твердо, противиться соблазну вновь растаять в его объятиях, но она так долго тосковала по нему. Мэлди медленно прижалась к Балфру и обвила